lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 мая 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Дети войны

07.05.2015 "Липецкая газета". Инесса Усачёва
// Общество

Русская история проходит через судьбу каждого человека, а война врывается и часто рушит ее. Но она, окаянная, с ее чудовищным оскалом не всесильна. Вой­на закаляет крепких и укрепляет дух слабых. А всего больнее бьет по детям, которых превращает в маленьких старичков. Они не задают вопросов родителям, а, жалея их, плачут молча…


Ровно за неделю до начала Великой Отечественной вой­ны в воскресенье папа предложил сфотографироваться всей семьей. Мама была против: примета нехорошая, и так невесело на сердце. Папа настоял. И мои родители, по натуре оптимисты, запечатлены на фото настороженными, сосредоточенными на каких-то тревожных мыслях, о которых они не хотели говорить вслух.


Довоенное счастье


Мой отец, Мягков Федор Яковлевич, уроженец деревни Раевщино Данковского района, до войны, окончив военное училище в Москве, был направлен на службу в Белоруссию. Здесь он познакомился с моей мамой. Когда первый раз пришел в наш дом в Минске молодой лейтенант, танкист, смелый и добрый, воспитанный и почтительный к старшим, дедушка Фаддей Казимирович, проницательный и многогранный человек, сказал дочери: «Надя, не упусти свое счастье!» Счастливо все и начиналось… Перед войной жили и служили в Могилеве, красивом белорусском городе на Днепре. В семье царил дух творчества. Папа писал стихи, мама рисовала пейзажи и пела под гитару романсы.


Надо сказать, что Красная Армия, ее командирский состав в то время находились в привилегированном положении. Взять нашу семью. Мама имела возможность не работать, посвящая себя целиком воспитанию двоих детей. У нас был хорошо устроен быт. Трехкомнатная квартира с вполне приличной (казенной!) мебелью. Я могла зимой и летом раскатывать на велосипедике по большой застекленной веранде. Но мне больше нравился папин кабинет с письменным столом, кожаным диваном и этажерками, набитыми книгами. Здесь было много солнца от маминых картин, в которых просто водопадом бурлила энергия счастья и радости. Я могла посидеть за письменным столом. Он должен был стать моим, когда пойду в школу. Так говорил папа. Здесь же стояли радиоприемник и патефон.


Было 22 июня, полдень. Папа накануне со службы домой не вернулся. Мы с мамой, обнявшись, молча сидели на диване и любовались пухленьким малышом, спящим рядом. Я осторожно, чтобы не разбудить братика, подошла к приемнику, включила. Послышалась тихая музыка каких-то военных маршей. А потом она резко оборвалась. Оборвались и наши сердца: народный комиссар, министр иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов говорил, что Германия без объявления войны, вероломно, по-разбойничьи, напала на Советский Союз. Бомбила наши города. Запомнились на всю жизнь заключительные слова обращения к советскому народу: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» И я детским разумом поняла, что на всех нас надвигается что-то очень страшное, жестокое и никогда раньше не испытанное.


Да, мы не были избалованы каждодневным возвращением отца со службы, ведь армия требовала от своих командиров полной отдачи. А потому — частые военные учения, сборы, командировки. Одна из них затянулась почти на три месяца. Это была зимняя война с финнами. А на какой срок уедет наш любимый командир на эту, другую войну? Что ожидает нашу семью и нашу страну?


Эвакуация


В первые же недели войны Могилев стал прифронтовым городом. Дом комсостава, в котором мы жили, находился на возвышенном берегу Днепра, а недалеко — стратегически важный мост через реку. И эти два соседних объекта были хорошей мишенью для немецкой авиации. Отец не стал медлить с нашей эвакуацией в тыл, к его родителям. И спас нас от неминуемой гибели. Потому что в первую же ночь после отъезда наш дом разбомбили фашистские стервятники.


Но и дорога из Могилева в Раевщино оказалась такой, что и в самом страшном сне не увидишь. Все составы, идущие в ту пору на восток, были битком набиты женщинами с детьми. А фашистские асы, эти огрызки вырождающейся цивилизации, с садистским удовольствием гонялись за каждым таким мирным составом. Разбомбили и наш поезд. Дальше мы ехали на открытой платформе товарняка.


Мы приехали в деревню черные, как обугленные головешки. И души наши помертвели. В непогоду под завывание ветра и стук дождя я убегала на зады, где поле и простор. Естественные звуки природы очищали мое существо, вытесняя следы адских ужасов войны. А утром маленькая ласковая бабушка Пелагея Васильевна тихо будила нас и, стоя у постели с кружкой, робко спрашивала: «Парного молочка не угодно ли?» Мы пили целебное молоко, и наши души воскресали.


Маме почти сразу предложили работу рядом, в Березовке, заведующей отделом мобилизации. Она должна была организовывать и направлять людей на рытье противотанковых рвов, траншей. А рабочая сила — старики, старухи, женщины да дети. Тяжелую работу надо было выполнять очень быстро. Как быть? Выручили цыгане, бежавшие от фашистов. Мама пошла в их табор. Ее встретили хмуро. Тогда она попросила гитару и стала тихо и медленно играть и петь о мире, о любви. А потом с цыганским акцентом громко заиграла и запела, пританцовывая, знаменитую «цыганочку». Эмоциональный народ не выдержал, пустился в отчаянный пляс. А потом цыгане всем табором пошли за белорусской женщиной и делали все необходимые работы для укрепления сил сопротивления во время предполагаемых боев. Маме, Надежде Фаддеевне Мягковой, было тогда 25 лет. Позже ее наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной вой­не 1941—1945 годов».


Фронтовой вестник


От папы первые два месяца войны — ни весточки. А лязгающие железом шаги уже приближались. Мы запрятали в надежном месте большую семейную драгоценность — фотографии. Однажды ночью все проснулись от храпа у окна загнанной лошади. Мама подбежала к двери и услышала: «Надя, открой, это я». Она тут же у порога упала в обморок. Всю ночь при свете коптилки папа рассказывал, рассказывал…


Фашисты, согласно плану молниеносной войны, собирались взять Могилев с ходу. Советское командование приняло решение удержать город на Днепре во что бы то ни стало. И он продержался почти месяц. Отец рассказывал о сражении на подступах к городу на Буйничском поле. Здесь только за один день 12 июля было уничтожено 39 фашистских танков. Ценой огромных потерь немцы прорвались в город, где бои шли врукопашную за каждый дом. А в ожесточенной схватке за мост через Днепр папа чудом остался в живых…


Наша военная одиссея продолжилась под Мценском Орловской области, где стояла папина воинская часть. Здесь он через несколько дней пришел к выводу, что самым бе­зопасным для нас будет город Моршанск Тамбовской области. Для мамы была мучительна очередная разлука с мужем. Она готова была воевать вместе. Наша смелая, решительная мама умела по-снайперски стрелять и с завязанными глазами разбирать и собирать пистолет. Но папа сказал на прощание словами Константина Симонова: «Жди меня, и я вернусь. Только очень жди». Моршанск остался в памяти нашей как голодный город, когда жмых казался халвой, а патока шоколадом.


…А война уже, слава Богу, шла к концу. 27 июня 1944 года был возвращен Могилев бойцами 2-го Белорусского фронта. Так было предназначено судьбой, что среди воинов-освободителей был и гвардии майор бронетанковых войск Мягков Федор Яковлевич.


Возмездие


Можно рассказывать до бесконечности о жизни в освобожденном от фашистской нечисти Минске, о его восстановлении немецкими военнопленными, но остановлюсь лишь на одном историческом примере того, чем заканчивается вой­на для наглых захватчиков и убийц по призванию. Общеизвестно, что в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны от рук карателей погиб каждый третий человек. В Минске 30 января 1946 года в 14 часов 30 минут состоялось исполнение приговора военного трибунала над генералами и офицерами СС, зверствовавшими на территории Белоруссии. Присутствовало около 100 тысяч минчан. Нам, школьникам, не разрешали смотреть на это страшное зрелище. Но у детей войны жила внутренняя потребность увидеть своими глазами поверженного врага. И мы его увидели. Морозный ветер, противный скрип от покачивающихся в петлях мерзких мертвецов и уверенные шаги советского часового с винтовкой. Все, что осталось от былого изуверского величия главарей немецкого фашизма — качающиеся в петлях призраки. И странно: мы смотрели на все это без злорадства или страха. А наша ненависть куда-то испарилась. Словно была перевернута страшная страница учебника истории навсегда.


Не понимают современные бандерофашисты, которые живут лишь звериными инстинктами, что и к ним придет возмездие. По ним обязательно ударит сокрушительный бумеранг истории, потому что таким выродкам нет места на земле.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх