lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
27 апреля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Мир пограничных состояний

27.04.2015 "Молодежный вестник". Екатерина Лёвина
// Общество
Мы любим всех вас!

– Я с ними жить не могу, не умею.


– А с собой жить умеешь?


– И с собой не умею.


– А они друг с другом умеют?


– Не умеют. Что же получается: никто ни с кем жить не умеет.


Так рассуждают героини спектакля липецкого драматурга Ирины Тануниной, пытаясь понять, как им найти общий язык друг с другом и с самим собой. И это далеко не все вопросы, которые поднимает автор, приоткрывая зрителям сложный, противоречивый, бескомпромиссный внутренний мир подростка. Мир вечной борьбы и пограничных состояний. О нём мы сегодня и поговорим.


Пьеса «Я всех вас люблю» вошла в шорт-лист драматургического фестиваля «Новая детская пьеса» в Санкт-Петербурге. На конкурс прислали 195 работ, семь лучших представили в формате «актёрских читок». 
Пьеса со столь символичным названием была написана много лет назад о детдомовцах и для детдомовцев, пришедших заниматься в театральную студию Ирины. С тех пор спектакль ставили во многих городах России, Украины, в Армении, Прибалтике, и везде зрители принимали его очень эмоционально. Драматург признаётся, что её часто критикуют, мол, слишком жёстко, нет места для счастливого финала.


– Поверьте, те реалии, с которыми я сталкивалась, когда работала в детском доме, были не в пример суровее, а действительность – гораздо хуже. Я не ставила задачу вскрывать существовавшие на тот момент проблемы подобных учреждений – это задача не искусства. 


– Но и тогда, и сейчас многие воспринимают пьесу именно в таком контексте, поэтому обозначьте, на ваш взгляд, задачу искусства в этом случае.


– Задача искусства – говорить о Человеке, в какой бы ситуации он ни находился. Просто в обстановке детдома все реакции и эмоции видно чётче, яснее, они обнажены и рельефны, да и юным актёрам их легче донести до зрителя. 


Все наши беды – от неспособности любить, ведь это нужно уметь, этому нужно учиться. Человек всегда остаётся один на один со своей экзистенциальной проблемой – как ему жить в этом мире. Нас не спрашивали, согласны ли мы появиться на свет, не спросят, согласны ли умереть. Мы уже рождаемся с потребностью любви, и это нас всех отчасти уравнивает. А вот что будет дальше, по мере взросления, зависит лишь от нас самих.


– В пьесе говорится о периоде становления личности, внутренних конфликтах, возникающих у подростков при попытке понять самих себя, и внешних конфликтах, которые неизбежны при стремлении познать окружающий мир, научиться с ним взаимодействовать и подружить внешнее окружение с собственным внутренним наполнением. Актёры – ровесники героев, с теми же проблемами. Как вам с ними работалось?


– Знаешь, очень хорошо. Для меня вообще чем старше студийцы, тем лучше. Да, это возраст самоопределения, и, несмотря на то, что он традиционно считается «трудным», когда обострено всё: желание самовыражения и чувство справедливости, эмоциональные реакции и упаднические настроения, – мне всегда наиболее комфортно работалось именно с подростками. Я прекрасно нахожу с ними общий язык и, в силу осознанности их поведения и мышления, могу реализовать свои идеи, найти формат, в котором и им, и мне будет интересно о чём-то поговорить со сцены, что невозможно, к примеру, с детьми помладше. 


– А как по личным наблюдениям, чем отличаются нынешние 13–14-летние и их ровесники «формата», к примеру, «нулевых»? Вряд ли стоит брать 1990-е, это был переломный период для всей страны, тогда всё встало с ног на голову.


– Скажу так: они не похожи на подростков, по крайней мере те, с кем взаимодействую я. И дело не в распространённом мнении, что дети сейчас взрослеют гораздо раньше (на мой взгляд, это не так), а в их восприятии окружающего. Ведь что такое подростковый возраст? Это период, когда человек внезапно оказывается лицом к лицу с миром и сталкивается с насущной необходимостью найти в нём своё место. Он начинает задаваться глобальными и очень мучительными для него вопросами: «Что есть мир, в котором я существую?», «Зачем я живу?», «Кто я?». Он встречается с самим собой и пытается понять этого незнакомца, узнать, что ему интересно, а что не очень, подружиться с ним. Это естественный процесс взросления и становления личности, а «проклятые вопросы» (как по Достоевскому) сопровождают нас довольно долго и лишь в глубоко осознанном возрасте теряют свою остроту (но бесследно не исчезают). 


Так вот, я наблюдала подобное «подайте мне смысл жизни, а то хоть на стену лезь» не один десяток лет. Бескомпромиссное поведение, чёрное и белое без полутонов, жадное стремление отыскать ответы и успокоиться наконец. Поэтому-то все молодёжные студии и театры были переполнены ищущими смысл жизни подростками, а на характерные роли выстраивались длиннохвостые очереди желающих. И что показательно – подавляющее большинство из них не мечтали впоследствии играть в профессиональном взрослом театре. 


Сцена была для них моделью мира, черновиком ситуации, которую можно «прожить» в образе без последствий ошибок, неудач или разочарований. А заодно увидеть варианты развития событий. И все эти «проклятые вопросы» можно было разрешить на сцене, когда твой герой убьёт, умрёт, влюбится, его бросят или он бросит сам, совершит героический поступок или сядет в тюрьму, предаст или получит по заслугам, а потом ты просто снимешь грим и пойдёшь домой. Никакой ответственности, ведь это не более чем игра. И если потом жизнь поставит тебя в сходное положение, ты уже будешь знать, за что могут казнить, а за что наградят. 


Сейчас подростков не волнуют эти вопросы. Им не нужны ни смысл жизни, ни поиск своего места в мире, ни знакомство с самим собой. Есть, конечно, исключения, но это именно исключения, единичные случаи.


– Что же их интересует?


– Материальные поощрения. Как минимум – грамоты за выступления. Просто так никто ничего делать не хочет. Им плевать на возможность самовыражения, если за него, это самовыражение, не дают призов или дипломов для портфолио, на которых сейчас помешаны все: дети, родители, учителя. Мне приходилось слышать даже такое: «А почему я должен что-то делать, если мне за это не заплатят?». Конечно, это крайность, но она имеет место быть. 


– Получается, они вообще не взрослеют? Куда не прошедшему через этот возрастной кризис двигаться дальше? 


– А никуда, консервировать своё детское состояние. Я вижу два варианта: либо существовать до тех пор, пока жизнь не прижмёт настолько, что придётся срочно проходить «курс ускоренного взросления» лет в 45, либо оставаться таким до гробовой доски. 


– Но у нас много молодёжи, которая, наоборот, взрослая не по годам. К 25-ти у них уже свой бизнес, их ничем не удивишь, они занимают высокие посты, всё видели, всё знают, многие уже устали от жизни. Или здесь мы затрагиваем уже другой вопрос – социализации?


– Пожалуй. Социализация не делает человека психологически взрослым. Он может выучить модели и шаблоны поведения в различных ситуациях, а затем грамотно и эффективно действовать в определённой нише, но внутренне оставаться абсолютно незрелым. Это как научиться здорово играть в баскетбол или на фортепиано. Ядро личности – не во внешнем успехе, это своя собственная иерархия приоритетов, над которой нужно размышлять и работать не один год, свои, выстраданные, жизненные ориентиры. А размышлять, работать и страдать ради какого-то там самоопределения нынешние подростки не хотят.


Продолжение следует.


Ирина Танунина – драматург, прозаик, театральный педагог. Много лет работала с детьми, очень разными, иногда упрямыми и не идущими на контакт, но неизменно творчески одарёнными. У неё много историй, житейских сюжетов, порой анекдотичных, порой грустных, но каждая раскрывает перед нами личность её героя, только начавшего взрослеть. Некоторые из её рассказов цикла «Детдомовские истории» публиковал «Молодёжный вестник».



Роли очень подходят нам по характеру. Когда в школе становимся грубыми, резкими в общении с одноклассниками, сразу вспоминаем пьесу «Я всех вас люблю» и стараемся помириться и извиниться перед теми, кого невольно обидели.


Актёры театра «Импровиз» ДДТ «Советский»



Какой-то замкнутый круг получается: все хотят, чтобы их любили, а сами любить не хотят. 


Пьеса «Я всех вас люблю»



Нужно учить детей любить. И научить может лишь тот, кто умеет сам. А кто из нас с уверенностью может сказать, что он это умеет?


Мой жизненный опыт говорит, что любить могут единицы. Большинство – иногда, понемногу, а то и вовсе принимают за любовь иные чувства и спокойно живут, вполне довольные такими суррогатами.



Ирина Танунина

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 18 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: -1 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Однажды в лесу

Андрей ШУТОВ и Влад ШВЕДОВ.
// Общество

Городской Невидимка

Ученики филиала Тербунской школы в селе Ивановка и учитель Любовь Николаевна МАТЮХИНА.
// Общество

Подарок монгольского хана

Галина Ивановна ПЕРЕКРЁСТОВА, учитель школы посёлка Тербуны.
// Общество
Даты
Популярные темы 

Уроки Октября. Сто лет спустя

Елена Таравкова // История

Не дань моде, а просто класс

Лариса Пустовалова, larapustovalova@yandex.ru // Культура



  Вверх