lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 апреля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

Купеческая закваска помогла подняться Раненбургу (фото)

13.04.2015 "ЛГ:итоги недели". Светлана МАКЕЕВА, директор Чаплыгинского краеведческого музея
// История

Чтобы сколотить капитал, нужно обладать умом, громадной трудоспособностью, волей, знанием рыночной конъюнктуры, трезвым расчётом, умением видеть перспективу и талантом в создании материальных благ


В Российской империи купечество считалось третьим привилегированным сословием после дворянства и духовенства. И досталось ему от писателей, либералов, разночинцев, политиков и революционеров всех мастей не меньше, чем первым двум. Даже больше! Чего стоит одно только «тёмное царство», высмеянное Александром Островским в «Грозе». Но это образ художественный – можно закрыть глаза и не читать. А вот что касается жизненных реалий, то российским купцам, предпринимателям, промышленникам всегда приходилось преодолевать невероятные препятствия и, конечно, впадать в соблазны.


Даже само государство временами поворачивалось к ним, как говорится, спиной. Вот, допустим, в XVIII веке деловым людям выдавали казённые ссуды, а в 20-х годах XIX века государство практически отказало им в кредитах. Из четырёх банков, существовавших в России в первой половине XIX века, только один — Коммерческий — предназначался для кредитования промышленности. Однако выдача ссуд под товары занимала в его деятельности самое скромное место.


Но всё же российский деловой люд, как всегда «вопреки», вынес на хребте всю экономику страны. И хребет этот сам собою никогда бы не сломался, только революционная репрессивная дубина смогла перешибить его. Морозовы, Строгановы, Демидовы, Третьяковы, Баташовы, Заусайловы, Игумновы, – эти фамилии украшают историю российского предпринимательства. Один факт, не самый, может быть, яркий, но очень показательный. Савве Морозову крестьяне из окрестных деревень сдавали деньги на хранение – под то самое купеческое слово, которое тяжелее оков – и он, естественно, всё возвращал, приумножая.


Один из русских историков писал: «Нельзя строить здоровое дело на нездоровом основании. Торговое сословие России было в своей массе здоровым, а не таким порочным, как его представляют иностранные путешественники».


Чтобы сколотить капитал, нужно обладать умом, громадной трудоспособностью, волей, знанием рыночной конъюнктуры, трезвым расчётом, умением видеть перспективу, талантом в создании материальных благ.



Экономическая активность и деловой климат


ФОТО


Замечательный город Чаплыгин, в прошлом – Раненбург, обязан купцам и своим «лица не общим выраженьем», и деловой славой. Здешние «хлебные короли» пользовались большим авторитетом у коллег и слыли людьми проворными и умными в торговых делах. В XIХ веке они закупали почти двести тысяч четвертей хлеба в своём и в соседних уездах. А зимой отправляли его в столицу. Мало кто знает, но цены на хлеб на главной Нижегородской ярмарке ориентировались на саратовские и раненбургские. Вот это марка!


В конце XVIII века число раненбургских купцов и мещан было незначительным – 213 семейств, а в них – 629 душ. В ту пору средств городской казны едва хватало, а чаще – не хватало на самые необходимые сметные расходы. С 1788 по 1793 год цифра ежегодного прихода и расхода колебалась между 385 и 560 рублями, а по смете требовалось от 1027 до 1450 рублей.


В 1862 году городской доход благодаря купцам, их энергии и способности создавать вокруг своего дела особое экономическое оживление, исчислен в 8097 рублей. Жители пригородных слобод помимо хлебопашества занимались извозом купеческих товаров. Так называемые «кулаки» перекупали хлеб и другие продукты – овощи, яблоки, мёд – для купцов. Мастеровой люд шил овчинные тулупы, сапоги, плёл кружева, валял валенки и вязал чулки. И всё это добро, по преимуществу, отправлял в столицу – Россия себя одевала и кормила. И вопросов об импортозамещении ни у кого не возникало.


Разными ремёслами в 1866 году занимались 334 человека (187 мастеров). В Раненбурге работали три мыловаренных завода, два – паточных и одна табачная фабрика. К числу промышленных заведений относились двадцать семь городских и пригородных крупорушек, которые обычно устраивались во дворах, где ссыпался хлеб.


В 1866 году выдано торговых свидетельств купцам иногородним – одно, 1-й гильдии – три, 2-й – сто пятьдесят три, мещанам-промышленникам на мелочный торг – 417, а приказчикам – 109.


Торговая жизнь била ключом. По средам и субботам непременно собирались базары, на каждый из них зимой привозили от одной до трёх тысяч четвертей хлеба, до 500 пудов мяса, а великим постом пригоняли много лошадей.


К середине XIX века в Раненбурге уже работали 135 лавок, 4 трактира, гостиница, 6 постоялых дворов, 5 мыловаренных заводов (70 тысяч пудов мыла в год). Купцы Вавиловы и Поповы сбывали мыло в Москву. И оно разлеталось там мгновенно.


Табачная фабрика Александра Васильевича Оловникова в год давала табака на 50 тысяч рублей (сумма производства всех фабрик и заводов Рязанской губернии составляла 473 900 рублей). В конце XIX века торговые обороты раненбургских купцов доходили до 600 тысяч рублей.


В начале XX века в Раненбурге появился один аптечный магазин, шесть харчевен и один буфет в городском саду. Можно сказать, общепит пошёл в гору.


Доход от трёх ярмарок – на Вознесение, Воздвижение и Успение – составлял 20 800 рублей. На торжище в Раненбург съезжались коробейники не только Рязанской губернии, но и Тамбовской, Воронежской. Привозили они преимущественно красные, мануфактурные, бакалейные и москательные товары да посуду разную. Из Астрахани – осетра, белугу, севрюгу, а вместе с ней частенько и холеру. В Раненбурге рыбу скупали для других ярмарок (например, для Веневской в Тульской губернии).


К 1910 году в уезде окрепло кооперативное движение – здесь было 29 кооперативов с общим числом членов 2 тысячи человек. Ежегодный торговый оборот составлял уже около 1,5 миллиона рублей. Надо признать, что кооперативная активность в раненбуржцах, ныне – чалыгинцах, сохранилась до сего дня. В Чаплыгинском районе очень много кооперативов – видно, старые дрожжи тоже помогают им подниматься.



Деньги и судьбы


Большое видится на расстоянии – это аксиома. С высоты XXI века мы по достоинству можем оценить вклад купцов в экономику России: обули, одели, накормили, научили и построили множество церквей, школ, театров. Ответственный народ. Но это говорим мы. А вот многие современники думали иначе – кровопийцы и эксплуататоры. Почему так?


Чужое богатство никогда и никому не давало покоя. Так было, есть и будет. А если ещё за капиталом тянется какой-нибудь шлейф типа «награбленных денег», то хорошего отношения от народа не жди. И сейчас так.


Купцы активно занимались благотворительностью и таким образом тоже пытались заслужить расположение народа. Но, как всегда, срабатывала «деталь», которая и позволяла назвать какого-то делового человека «форменным эксплуататором».


Жил-был купец Александр Васильевич Оловников. В Раненбурге ему принадлежали дома и лавки, в том числе хлебные. Заслуги делового человека и благотворителя позволили Александру Васильевичу занять пост городского головы. В разные времена он выполнял обязанности гласного Городской Думы, председателя Сиротского суда, участвовал в Комиссиях по оценке недвижимых имуществ, в сборах с городских площадей, состоял в Совете Попечителей о бедных. Скорее всего, он был человеком уважаемым: в своих кругах точно, и в народе – тоже.


Владел Александр Васильевич табачной фабрикой, той самой, которая давала табака на сумму до 50 тысяч руб­лей. Работали на ней 150 человек, в том числе и дети с четырнадцати лет. Рабочий день длился 12 часов, на обед – полчаса. Ящик с двадцатью килограммами махорки стоил 15 копеек. Опытный рабочий мог набить не более 5 ящиков (то есть заработать максимум 70 копеек), но остальные срабатывали не более 1,5 ящика. А цены хоть и были «копеешными», всё равно кусались. В 1900 году батон чёрного чёрствого хлеба весом в 400 грамм стоил 3 копейки, ржаного – 4 копейки, мука ржаная 1 килограмм – 6 копеек. Дорогим был сахар – 60 копеек. А вот килограмм речного судака обходился в 28 копеек. Литр молока – 14 копеек. Самое дешёвое мясо – шейка свинины: 1 килограмм – 30 копеек. По этим ценам на основные продукты можно понять, как питались люди на заработанные копеечки – скудно. А пахали много. Вот оно и недовольство. В том числе – купцами.


12 августа 1848 года крупнейший раненбургский торговец Игнатий Ле- онтьевич Калашников (его торговые обороты составляли до 150 тысяч рублей в год) обратился к Преосвященнику Рязанскому с прошением о дозволении построить «новую каменную церковь во имя Святителя и Чудотворца Николы». На благое дело Игнатий Леонтьевич готов был пожертвовать 35 тысяч рублей серебром.


После долгих согласований – за это время Игнатий Леонтьевич успел преставиться – в октябре 1850 года проект был утверждён, разрешение выдано. Церковь строилась при участии сына – Леонтия Калашникова. В 1855 году храм освятили в честь Чудотворца Николая с двумя приделами Игнатия и Леонтия. Сила купеческой династии, семьи в том и состояла, что сын всегда отвечал за отца, продолжал его дело, выплачивал его долги, и наоборот.


А вот ещё одна история – готовый сюжет для хорошего кино. Раньше про таких, как Иван Васильевич Иванников, говорили: из грязи – в князи. А в наше время пробивных людей со здоровыми деловыми амбициями готовы на руках носить.


Иван Васильевич к роду купеческому никакого отношения не имел – вышел из крестьян. Но восприемниками его были «города Ельца купеческий сын Захаров и того же города мещанка Митрофанова». В 80-х годах XIX века крестьянин Иванников переезжает в Раненбург, где вскоре покупает дом. А в 1887 году открывает своё дело – мельницу-крупорушку.


Женится Иван Васильевич на красавице Александре. По любви. Получает за ней неплохое по тем временам приданое. «Образ серебряный в золотой оправе с каменьями Казанской Божией Матери, образ трёх Святителей именной серебряный 84-й пробы, три пары золотых серёг, одни серьги бриллиантовые, один браслет золотой, брошку золотую, ротонду бархатную на лисьем меху с куньим воротником, шубку лисью, платья бархатные и шерстяные…» Всего не перечислишь – сорок одно наименование.


Любовь меж мужем и женой подтверждают письма. Вот одно из них:


«Милая и прелюбезная Сашенька! Ниско приниско кланяюсь и за очно целую тебя несчётно раз и желаю тебе от Бога добраго и долголетняго здравия и всякаго благополучия и вовсем хорошаго счастия… Милая Сашенька посылаю в гостинец 3\х уток пиредай папаши и мамаши. Милочка хотя я об тебе очень скучаю, но если ты желаешь ещё побыть и ни соскучилась то можешь побыть я твоего удовольствия не лишаю только напиши мне когда приедешь, Я к твоему приезду уберу комнату получше…Остаюсь любящий тебя навсегда Ванька Иванников». (Орфография письма сохранена).


У Ивана Васильевича было одиннадцать детей, на образование которых он денег не жалел. Счастливо семья жила до 1919 года. Две дочери Иванникова успели получить образование и обзавестись собственными домами. Иван Васильевич не смог пережить натиска новой власти, которая лишила его любимого дела и средств к существованию. Он умер через два года после революции: разорённый и униженный. Две сестры Иванниковых – Глафира и Зина поехали учительствовать в сельские школы.

В ТЕМУ


Три гильдии


Как сословие купечество в России окончательно оформилось после появления в 1785 году «Грамоты на права и выгоды городам Российской империи». По этому закону каждый, независимо от пола, возраста, промысла при наличии капитала мог записаться в одну из трёх купеческих гильдий. И приобрести право на торговлю и сословные привилегии (освобождение от подушной подати, рекрутской повинности).


Записка о размере капитала подавалась в Городскую Думу. Она взыскивала с купца подать и выдавала гильдейское свидетельство. На его основании казначейство давало свидетельство на право торговли.


Размер подати за право торговать определялся от размера капитала купца и его принадлежности к гильдии.


Для 3-й гильдии – размер капитала от 8 до 20 тысяч рублей.


Для 2-й гильдии – размер капитала от 20 до 50 тысяч рублей.


Для 1-й гильдии – размер капитала от 50 тысяч рублей и выше.


Цена свидетельства составляла – 220, 880 и 2200 рублей в соответствии с гильдией.


Купцам 1-й гильдии разрешалось вести торговлю с другими странами, они имели особые привилегии – носили шпаги, их награждали орденами, они имели фабрики, заводы, собственные суда. Таким правом пользовались крупные раненбургские купцы Оловниковы, Кеменовы, Калашниковы. По городу такие купцы могли разъезжать в карете, запряжённой парой лошадей.


Купцы 2-й гильдии могли вести розничную и оптовую торговлю в России.


Купцы 3-й гильдии получали право на мелкую торговлю по городу и уезду. Торговые обороты купцов соответствовали объявленному капиталу. Их продукция сбывалась в магазинах и вывозилась во все концы России.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 13 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Сбор спортсменов на малой родине

Вячеслав ХОРОШИЛОВ, Тербунский район
// Спорт

Новый уровень и старые проблемы

Иван Афанасов, фото автора
// Спорт

Почти середина

Юлия Исанова
// Спорт

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский
// Спорт
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх