lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
12 апреля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Бояться было некогда

12.04.2015 "Липецкая газета". Раиса Усович, член союза писателей «Воинское содружество»
// История

Одиннадцать человек ушли на фронт, вернулись только шестеро — таков вклад в Победу семьи Вороновых из Лебедянского села Романово. В их числе были и мои родители — Клавдия Ивановна (в девичестве Воронова) и Михаил Акимович. Ребенком я любила слушать рассказы родственников-фронтовиков, когда те собирались по праздникам в нашем доме. Что-то из тех историй сохранила детская память, а что-то, став взрослее, я записала со слов своей матери.


Повстречались в Москве


Клавдия Воронова из лебедянского села Романово и Михаил Усович из Белоруссии познакомились в 1939 году в Москве, в общежитии Московского механического завода имени 13-й годовщины Октября, куда оба устроились работать. В 1940-м поженились. Когда началась война, мама уже ждала ребенка. Отца должны были призвать в армию, но дали отсрочку — незадолго до начала войны он сломал руку. В день, когда родилась моя старшая сестра, фашисты впервые сбросили бомбы на Москву.


В конце июля 1941 года отец отвез маму с дочкой на ее родину. Сам со сломанной рукой работал в колхозе за буханку хлеба в день. А когда кость срослась, возвратился в Москву, и уже осенью 1941 года был на передовой Калининского фронта.


В феврале 1943 года моя сестра, которую я никогда не видела, умерла от скарлатины. Оставшись одна, мама после похорон вернулась в Москву, на завод. На токарном станке точила болванки для снарядов. Работали только ночью, потому что днем к станкам становились подростки. Килограмм картошки на день на двоих с тетей, у которой она тогда жила, да оладьи из картофельных очисток — вот и весь рацион. И когда отец после госпиталя, куда попал с обмороженными руками и ногами, заехал в Москву, то едва узнал ее — исхудавшую и почерневшую от горя. Отца в то время назначили на Брянский фронт комиссаром батальона, присвоив первое офицерское звание —­ младший лейтенант. И он решил забрать жену с собой, определив прачкой в свою часть.


На войне как на войне


Отец предупредил маму, чтобы она не смела бояться, раз пришла добровольцем на фронт. Да и некогда было бояться — каждый день затишья между боями был заполнен изнурительной работой — передислоцировались части, люди заново копали блиндажи и окопы, стирали, готовили пищу, запасались патронами, чистили оружие, отправляли в тыл раненых, хоронили убитых — и своих, и врагов.


Маме приходилось выполнять разную работу: в огромных двухсотлитровых бочках кипятила на костре солдатское белье, работала на хозскладе и на кухне. Обычно второй эшелон, в котором находились прачки, располагался в двух-трех километрах от передовой. Чистое белье солдатам приходилось во­зить на лошади. В одну из таких поездок мама впервые увидела в деле ставшие уже знаменитыми «катюши». Когда в ста метрах от их телеги две машины одновременно дали залп в сторону леса, за которым располагались вражеские позиции, маме показалось, что разом загорелись земля и небо. Дух захватило от восторга и гордости за Родину, вспоминала она.


А до смерти четыре шага


В начале августа 1943 года в двух километрах от Орла отца в бою ранило осколками мины. И хотя он просил передать, что раны не тяжелые, через пару недель выйдет из госпиталя, мама, узнав об этом, плакала навзрыд, будто предчувствовала, что больше не увидит мужа.


Так и случилось. До госпиталя в Тулу отца везли пять дней фронтовыми дорогами по жаре, не обработав как следует раны. 14 августа 1943 года он умер от начавшейся гангрены и был похоронен на Всесвятском кладбище города Тулы. Уже в семидесятых годах останки отца перезахоронили в братскую могилу на офицерском кладбище. На правой первой плите могилы есть его фамилия: «Усович М.А., мл. лейтенант».


Беременную маму вскоре комиссовали из армии, она вернулась в Романово. А через несколько месяцев на свет появилась я.


Славное воинство


В первые сутки войны явился на призывной пункт Красногвардейского района Москвы мой старший дядя, Сергей Иванович Воронов, участник Финской войны. Даже не выдав обмундирование, безоружных новобранцев спешно погрузили в эшелон и отправили на фронт. Но получилось так, что их поезд пришел прямо в расположение фашистов.


Вместе с другими пленными Сергей Воронов попал в Германию, в немецкую тюрьму. Но так как он еще не воевал, немцы проявили снисходительность и доверили убирать тюремные коридоры. В этой же тюрьме держали немецких коммунистов во главе с Эрнстом Тельманом. Дядя стал их связным. Потом его перевели в концлагерь, откуда его в батраки взял один западный бюргер. Лишь в сорок пятом союзники-американцы освободили его из немецкого рабства.


В 1959 году в Москву, куда Сергей Воронов вернулся после войны, прибыла делегация немецких коммунистов, среди которых были и те, кому он помогал в фашистской тюрьме. После теплой, полной воспоминаний встречи реабилитированному дяде, до этого ютившемуся с семьей в крохотной, вросшей в землю времянке, дали двухкомнатную хрущевку.


С 1941 года на фронте был и его брат, Петр Иванович Воронов. Служил в 22-м отдельном мотострелковом батальоне. Получил звание старшего сержанта. Во время наступления на Нарву в 1944 году подорвался на мине. Перенес 33 операции, чудом выжил.


В августе 1943-го в бою за освобождение села Гнилицы Ахтырского района Сумской области Украины погиб еще один мой дядя, Николай Воронов. На памятнике, установленном в честь павших освободителей села, первой стоит его фамилия.


Осенью 1943 года исполнилось восемнадцать лет моему дяде Владимиру Ивановичу Воронову, настала его очередь защищать Родину. Служил он в разведроте, за форсирование Десны и удержание занятого плацдарма тяжелораненому Владимиру Воронову уже в госпитале вручили медаль «За отвагу».


На фронте погибли два брата бабушки Матрены Филлиповны Вороновой — Похмельных Михаил Филиппович, Похмельных Григорий Филиппович и муж бабушкиной сестры, Устинов Михаил Федорович.


Боевые девчата


Кроме мамы на фронте были и ее двоюродные сестры. Варвара Михайловна Кулешова зенитчицей прошла путь от Тулы до Берлина. Другая сестра, Валентина Ивановна Новикова, была разведчицей на передовой и даже лично захватила в плен немецкого офицера. Часто после войны, собираясь за праздничным столом в доме бабушки, мои дяди подтрунивали над Валентиной и просили рассказать, как она одна взяла немецкого «языка», вышедшего по нужде за кустики. Как потом оказалось, немец был важной птицей.


В боях за Родину погибли пятеро моих родных. Да и те, кто вернулся, израненные и измотанные ­войной, прожили недолго. В живых сейчас осталась только моя мама, бывшая прачка 298-го стрелкового полка. Ей 95 лет. Я надеюсь, что 70-е утро Победы мы будем встречать вместе с ней.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 22 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: -1 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Атака принесла успех: сильнейшим стал «Газовик»

Первенство области. Второй дивизион
Геннадий Мальцев // Спорт

Пауза не в масть

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх