lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
10 апреля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Частичка души в океане книг

10.04.2015 "Золотой ключик".
// Культура

Однажды мне в руки попал библиографический справочник «Славные имена земли Липецкой». До чего же я удивился и обрадовался, когда прочитал в нём информацию о своём земляке, писателе-натуралисте Петре Николаевиче Сигунове (1931–1983), уроженце Становлянского района. Помню, ещё подумал: «Вот какой «плодородный» у нас край на творческих людей. Наверняка это талантливый автор, если о нём упомянули в такой книге».


Правда, информация оказалась скупой, всего в несколько предложений. Поэтому я отправился в Становлянскую районную библиотеку. Но, увы, в её фондах произведений Сигунова не оказалось. А библиотекарям имя писателя было незнакомо. Да и все мои начитанные друзья на вопрос о Петре Николаевиче удивлённо пожимали плечами: не знаем, не слышали.


Тогда по просьбе редакции становлянской газеты «Звезда» я провёл краеведческое расследование с помощью Интернета. И вот что удалось выяснить...


УЧЁНЫЙ, ПУТЕШЕСТВЕННИК, ПИСАТЕЛЬ


Писатель-натуралист Пётр Николаевич Сигунов родился 15 сентября 1931 года в деревне Глебовка Становлянского района в многодетной крестьянской семье. «Учиться мне было нелегко, – вспоминал он о своём детстве. – Ближайшая семилетка располагалась в 12 километрах от нашей деревни, и я ходил туда осенью пешком, зимой – на лыжах…» А учиться ему хотелось. И вскоре будущий писатель уехал в Елец, к старшему брату, где окончил городскую среднюю школу с золотой медалью. Там же он ходил на собрания литературной группы при елецкой газете «Красное знамя». 


В 1955 году Пётр Николаевич окончил геологоразведочный факультет Ленинградского горного института. И с той поры начались его путешествия... Как геолог он побывал в Крыму, на Урале, в Туве, Саянах, на Нижней Тунгуске, Хантайке, в бахтинской тайге. С весны до глубокой осени – экспедиции, зимой – обработка материалов.

А любовь к природе, забота о ней подтолкнули его взяться за перо и рассказать о тайге, её обитателях. О том, как вести себя человеку, чтобы не навредить лесам, водам, горам. Ведь от них в первую очередь зависят условия жизни самих людей.


Вскоре у Петра Николаевича вышла первая книга «Сквозь пургу» – об известном геологе, профессоре Н. Н. Урванцеве. Уже в следующем, 1963-м, году издали его повесть о работе геологов «Дороги начинаются с тропинки». В 1967-м увидела свет книга «Ожерелья Джехангира», в которой автор увлекательно рассказал о романтике ловли тайменей, крупнейших представителей лососевых нашей планеты. И поднял проблему их охраны. Через два года в «Лениздате» вышел его сборник зарисовок о встречах с живой природой «Танцующие иголочки». А ещё писатель Сигунов – автор книг «Лесное счастье», «Таёжные незабудки», «Зелёные звёзды» и многих других замечательных произведений.


Через всю жизнь Пётр Николаевич пронёс любовь к родному краю. Умер писатель в 1983 году.


...Окончив своё интернет-расследование, я пришёл к выводу, что Пётр Сигунов—— учился в Палёнской школе. Именно она была ближе всего к Глебовке. Кто знает, быть может, в этих долгих переходах от дома до школы и обратно будущий писатель начал подмечать красоту природы и понемногу готовиться к путешествиям, которые ждали его впереди.


ВОСПОМИНАНИЯ ДРУЗЕЙ


У Петра Николаевича Сигунова было много друзей. Он общался с учёными, путешественниками, литераторами. Вот как вспоминал о нашем земляке известный ленинградский писатель Олег Чистовский: «В составе геологических экспедиций на протяжении многих полевых сезонов Пётр Николаевич Сигунов искал полезные ископаемые в тундре Таймыра, в сибирской тайге, в диких горах Тувы и других районах нашей необъятной страны.

А ещё его чуткое сердце всегда отзывалось на встречи с птицами и зверями. Он любовался чудесными горными пейзажами, неповторимыми рассветами и закатами. Прислушивался к лесным шорохам, наслаждался трелями пернатых певцов, заглядывал в прозрачные реки и озёра, где обитают таймени, хариусы и ленки. Его внимание привлекали растения, встречающиеся в тундре и тайге. Пётр Николаевич интересовался решительно всем, что видел вокруг себя. И эта его неуёмная страсть к познанию просто поражает. Кажется, ничего нет, на чём бы не задержал он свой зоркий, внимательный взгляд.


О самом важном, что удалось подглядеть, он обязательно записывал в свой походный дневник. Всегда был в действии и неразлучный спутник – фотоаппарат. Так проходили дни за днями, месяц за месяцем в дальних странствиях. А возвращаясь из экспедиций на «зимние квартиры» в Ленинград, переполненный впечатлениями, Пётр Николаевич в свободное от службы время писал увлекательные рассказы, очерки и повести».


ПО ЗЕЛЁНЫМ СТРАНИЦАМ


В Интернете я не только узнал о жизни нашего земляка, но и смог прочитать его произведения. Особенно понравилась удивительно светлая повесть «Чернушка». В ней автор с большой любовью и нежностью рассказал о родной природе и друзьях-геологах. Благодаря метким, ёмким зарисовкам писатель воссоздал картину нелёгких будней геологов, их отношения друг к другу. А ещё – к делу, которому они посвятили жизнь. Вот на чём держится сюжет повести...


Один из героев истории скуки ради убивает из ружья белку. Этот роковой выстрел не раз ещё аукнется членам экспедиции. Ведь у белки остались беззащитные бельчата. Геологи пытаются спасти малышек от верной гибели. А одну из них, Чернушку, берут к себе на воспитание.


Чернушка крепко привязалась к геологам. Но особенно полюбила начальника разведывательной экспедиции. Точнее, самого Петра Николаевича. Вот он и привёз её в Ленинград. Но, увы, места в квартире Чернушке не нашлось. По просьбе жены Пётр Николаевич подарил любимицу городскому зоопарку. Но навещал Чернушку каждую неделю. 


Вот таким был наш замечательный земляк – яркий, талантливый писатель и добрый, милосердный человек. 


Моей жене Елене и дочке Юле тоже очень понравилось творчество Петра Сигунова. Мы распечатали его повесть «Чернушка» и сделали к ней иллюстрации. Эта самиздатовская книга пополнила нашу домашнюю библиотеку. 


А ещё мои краеведческие открытия понравились редактору нашей районной газеты «Звезда», работникам культуры, учителям. Я надеюсь, что благодаря нашим общим усилиям имя Петра Николаевича Сигунова займёт достойное место в истории культуры Становлянского района, Липецкой области и России.


Юрий МАКАРОВ,


член Товарищества детских и юношеских писателей России, житель села Становое. 




Танцующие иголочки


(отрывок)


Пишут все: звери, птицы, рыбы. Но каждый пишет по-своему. Зайцы – лапами. Прыг-прыг – вот и буква, скок-скок – вон и вторая. И потянется, запетляет строчка по белой книге. Читай, коли умеешь. Здесь, под лиственницей, заяц лежал, там, в кустах, – закусывал прутьями ивы. А дальше росомаха закусывала зайцем.


Олени пишут копытами. Как сдвоенные лодочки плывут их следы по жёстким волнам морозных сугробов. И вдруг перепутались, размазались, перехлестнулись замысловатыми линиями. Кто же стёр оленьи буквы-лодочки? Да сами же писаки. Им захотелось есть, и они начали копытить из-под снега ягель, взбивать рогами таинственные знаки.


Полярные песцы пишут не только лапами. По тому, какие строки начертят они своими пушистыми хвостами, остроглаз охотник сразу же узнает, что делал зверь: выслеживал ли белых куропаток или охотился за леммингами.


Пишут все, и каждый по-своему. Птицы – крыльями, ногами, клювом; нерпы – ластами и брюхом; рыбы – плавниками и головой.


Всё живое на земле торопится написать о себе летопись. И я тоже хочу оставить частичку своей души в нескончаемом океане человеческих книг.


В няньках


(глава из книги «Чернушка»)


Мы с интересом рассматривали пугливых малышей.


У одного, самого крупного бельчонка, была тёмная, дымчатая спинка с тонкими бурыми и жёлтыми крапинками, чёрная пупырчатая кнопка носа, чёрные, лоснящиеся чулочки, чёрные пальцы. Усы, тоже чёрные, длиннущие, топорщились, словно колючки ёжика. А хвост, похожий на ершистую щётку, блестел ярче смолы. На лбу – коричневая звёздочка. На куцых чёрных ушах по две красные кисточки. Только грудь и живот беленькие.


– Настоящая Чернушка! – улыбнулся Павел.


Так и назвали мы симпатичную, аккуратно причёсанную и приглаженную белочку.


Второго зверька-карапузика окрестили Рыжиком, потому что он был весь рыжий, даже усы рыжие. Только глазёнки влажно поблёскивали. Скорее всего, малышка прихворнул. Худенький, взъерошенный, без кисточек, шерсть на подбородке неряшливо слиплась – одним словом, замухрышка.


Бельчата, ослеплённые ярким дневным светом, жмурились, тыкались влажными мордашками в ладони, жадно чмокали губами, видимо, проголодались.


Павел намазал палец тёплым сгущённым молоком. Зверюшки заурчали: «Ур... уу-рр... уу-ур...», но лизать не стали. И насильно с кормлением ничего не получалось – они крепко стискивали рты.


Что же делать? Была бы хоть у кого детская резиновая соска... Но кто предполагал перед отъездом в экспедицию, что придётся нянчиться в тайге с грудными младенцами?


Павел вооружился иголками, нитками, охотничьим ножом, стал мастерить из клеёнки всевозможные рожки, пустышки – и остроконечные, и продолговатые. Но бельчата всё равно отказались есть.


– Больно они квёленькие, беспомощные, боюсь – не выживут без матери... – вздохнул Павел.


Волынов, чувствуя за собой вину, покраснел и, не сказав ни слова, вышел из палатки. Все тягостно молчали. Только слышалось жалобное, просящее: «Ур-рр... уу-рр...»


Через некоторое время, словно спохватившись, Волынов радостно воскликнул:

– Павел! А Павел!


– Ну чего тебе? – сердито отозвался тот.

– У нас же пипетка есть в походной аптечке! Может, пригодится...

– Где она? Давай скорей!

Набрал Павел в пипетку разведённой подогретой сгущёнки, насильно сунул Чернушке в рот мягкий резиновый конец – она пренебрежительно вытолкнула; сунул стеклянную трубочку – она нехотя, как бы проверяя, проглотила сладкую каплю, облизалась, ласково заурчала и вдруг, смешно причмокивая, посапывая, жадно принялась сосать.

– Ну и потеха! – восторгался Николай Панкратович.

А Рыжик пить молоко не стал, не понравилась ему «стеклянная мама».


Только посадил Павел сонных бельчат в карман, откуда ни возьмись, налетела Найда. Она злобно зарычала, вцепилась зубами в куртку да так рванула, что лопнул по швам рукав. Никогда прежде в лагере собака не была такой дерзкой. Всю жизнь эту сибирскую лайку охотники-промысловики заставляли выискивать, выслеживать по первому, ещё неглубокому снегу зверей. Она могла равнодушно смотреть только на убитых белок, а тут появились живые – и где? – в кармане у человека!


«Ай-ай!.. Ай-ай-ай!..» – возмущалась Найда, требуя на своём собачьем языке немедленной расправы с бельчатами.


А беззаботные, глупенькие малыши спокойно спали в кармане. Они не понимали ещё, с какой опасной соседкой им придётся жить.

Чернушка


В ЗООПАРКЕ


(глава из книги «Чернушка»)


Почти каждое воскресенье навещал я Чернушку. И она послушно появлялась на мой голос.


Как-то из-за болезни я не приходил больше месяца. «Наверное, забыла», – решил я. Но нет, не забыла!


С весёлым воркованьем юркнула она ко мне за пазуху и уснула. Ольга Михайловна (смотрительница белок) даже прослезилась от умиления:


– Вот ведь невелика зверюшка, а тоже понимает... Это она за доброту, за ласку вашу благодарит. Какая умница!


Я пытался объяснить, что белка льнёт ко мне не от избытка благодарности, а просто по привычке, потому что выросла за пазухой. Однако Ольга Михайловна и слушать не хотела.


– У них, у зверюшек, чутьё имеется, – говорила она. – Они чувствуют больше, чем иной человек. Где плохое, где хорошее – всё понимают...


Чернушка чувствовала себя в зоопарке великолепно. В отличие от диких белок, которые редко подходили к людям, она резвилась на глазах у зрителей. Протянет ли кто конфету – Чернушка тут как тут. Развернёт, похрустит – и айда закапывать в сугроб, запасы делает на случай голодовки.


Очень интересно было смотреть, как она строила тайники.


Сначала вырывала лунку, откидывая передними лапками снег, затем опускала туда конфету и засыпала её. При этом пришлёпывала снег лапками. Похоже, будто месила лепёшки.


Закопает, глядишь – опять мчится к публике. Так в попрошайничестве проходил её трудовой день. И зрителям весело, и Чернушке приятно.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 14 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Афиша


// Культура

Кооперации нужны новые законы

Сергей Банных
// Сельское хозяйство

Марафон культуры шагает по региону

Сергей Банных
// Культура

Чем живет «ближнее Замкадье»

Игорь Плахин
// Общество
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх