lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 апреля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Тот самый д,Антес

09.04.2015 "Петровский мост". Лариса МИХАЙЛОВА
// Культура

27 января 1837 года в пригороде Петербурга, на Черной речке, состоялась дуэль. Стрелялись русский дворянин, поэт Александр Пушкин, и гражданин Франции, поручик гвардии Его Величества Николая Первого, барон Жорж д,Антес-Геккерн. Условия дуэли были очень жестокими. Вот пункты этого документа:


 3. …после первого выстрела противникам не дозволяется менять место для того, чтобы выстреливший первым подвергся огню противника на том же расстоянии.


4. …Когда обе стороны сделают по выстрелу, то, если не будет результата поединка, поединок возобновляется на прежних условиях.


Пушкин получил смер­тельное ранение в брюшную полость и умер в страшных мучениях 29  января.


Россия была потрясена ги­белью своего кумира: иност­ранец в России, где дуэли зап­рещены, убил знаменитейше­го человека. И если до дуэли д’Антеса знали только в при­дворных кругах, то теперь его узнал весь мир. Теперь имя и судьба д’Антеса навечно неот­делимы от трагической судь­бы Александра Пушкина.


Почему-то большинству лю­дей хотелось и хочется думать, что Жорж д’Антес был ничто­жеством, пустейшим челове­ком. Думается, что эта оценка смертельного врага поэта уни­жает самого Пушкина. Ведь Александр Сергеевич был ум­нейшим человеком своего вре­мени, обладающим таким да­ром слова, что мог одним ка­ламбуром или эпиграммой уничтожить своего соперника. Опыта жизненного и житейс­кого у него было достаточно (Пушкин был на 13 лет стар­ше д’Антеса), чтобы распра­виться со своим недругом, не прибегая к оружию. Ведь бы­вало в жизни не раз: эпиграмма в несколько строк — и враг повержен, будь он хоть губер­натором, хоть министром об­разования. Но то были люди с российским менталитетом, как и сам поэт. А вот д’Антес... Д’Антес остался неуязвимым в моральном и физическом смысле и для Пушкина, и для горящих негодованием и жаж­дой мщения современников, и, к сожалению, для Божьего суда.


Д’Антес прожил длинную жизнь (1812-1895 гг.), сделал отличную политическую карь­еру и умер очень богатым че­ловеком, обеспечив своих де­тей и внуков связями, титулом и деньгами. Он оказывал дип­ломатические услуги западно­европейским правителям для создания государственных со­юзов. Императоры, принцы ценили его ум и способности налаживать контакты с самы­ми несговорчивыми соседями.


Нет, д’Антес не был ничто­жеством, он был кем-то дру­гим. Судите сами.


Жорж-Шарль д’Антес родил­ся 5 февраля 1812 г. в Кольмаре (Эльзас, Франция). Его отец — барон Жозеф-Конрад д’Антес — француз, мать — гра­финя Мария-Анна-Луиза Тацфельд — немка. Всего в браке родилось шестеро детей. Ба­рон д’Антес (отец) был убеж­денным роялистом, занимал­ся политикой, был депутатом Генерального Совета, кавале­ром ордена Почетного легио­на. После революции 1830 г. не принял новое правитель­ство и вернулся к частной жиз­ни. Жорж-Шарль был третьим ребенком в семье и старшим из сыновей. Родители прочи­ли ему военную карьеру с ран­него детства. Жорж получил хорошее образование. Снача­ла он учился в Эльзасе в кол­ледже, затем в Париже в Бурбонском лицее, потом в воен­ной школе Сен-Сир. При по­ступлении д’Антес был четвер­тым из 180 претендентов. Учился с большим рвением, был в прекрасной физической форме, имел много друзей. Все рухнуло через два года. 1830 год оказался роковым не толь­ко для отца, но и для сына. Жорж, как и отец, был привер­женцем королевской власти Бурбонов и защищал ее в от­рядах военной школы, примк­нувших к полкам, хранившим верность королю. Король был принужден покинуть Францию, а Жорж отказался служить но­вой власти и оставил приви­легированную школу Сен-Сир. Карьера рухнула. Ему было всего 17 лет. Семья пережи­вала кризис: отец и сын разом оказались не у дел. Смерть ба­ронессы усилила пессимисти­ческие настроения. Нужно было срочно что-то предпри­нять. На родине пути были пе­рекрыты: политические взгля­ды отца и сына несовмести­мы с программой нового пра­вительства. И решение было принято: Жорж едет за грани­цу. Или в Пруссию, к род­ственникам, или в Россию. Он мог быть принят в полк прус­ской армии, если бы его устроил чин унтер-офицера. Но для воспитанника Сен-Сира это понижение, и Жорж д’Ан­тес отказывается. Тогда прус­ский наследный принц Виль­гельм оказывает ему покрови­тельство и советует д’Антесу отправиться в Россию с самой высокой рекомендацией ко двору императора Николая I. Этот вариант подошел, и в 1833 году Жорж д’Антес от­правляется в Россию. В доро­ге происходит судьбоносная встреча двадцатилетнего юно­ши с сорокалетним мужчиной.


Жорж-Шарль зна­комится с голлан­д­ским послом при дворе Николая I, бароном Луи-Борхардом де Геккерном. Вот что пишет об этой «счастли­вой» встрече в сво­их мемуарах внук д’Антеса, Луи Метман: «...барон Геккерн, увлеченный умом и красотой Жоржа д’Антеса, принял в нем учас­тие и вступил в пра­вильную переписку с его отцом, кото­рый сразу высказал благодарность за покровительство, способное выдви­нуть его сына как на военном поприще, так и в области его светских связей».


Взрослые люди поймут, на­сколько 40-летний мужчина был «увлечен умом и красо­той» юноши, если предоставил ему свой кошелек и свои светские возможности, и как такое «увлечение» называется.


Удивляет позиция д’Антеса-отца, знатного, уважаемого и совсем не бедного человека. На предложение Геккерна обеспечивать и протежировать юношу «за красивые глаза» барон д’Антес отвечает благо­дарственным письмом:


«Сульц, 21 декабря 1833 г.


Ваше превосходительство.


Не могу в достаточной мере выразить вам всю мою при­знательность за ту доброту, с которой вы относитесь к мое­му сыну, надеюсь, что он ока­жется достойным ее. Письмо вашего превосходительства совершенно успокоило меня, ибо не стану скрывать, что я тревожился за его судьбу. Я боялся, что с его открытым и доверчивым характером он завяжет знакомства, которые принесут ему вред; но благо­даря вашей доброте, благо­даря тому, что вы пожелали взять его под ваше покрови­тельство и отнеслись к нему как друг, я спокоен...


С благодарностью прини­маю предложение вашего превосходительства покрыть первые расходы по его эки­пировке...


Сульц, 12 марта 1834 г.


Ваше превосходительство. 


Я узнал о его назначении (Жорж д’Антес поступил в Кавалерийский полк корнетом — Л.М.), равно как обо всем, что Вы для него сделали, и у меня нет слов благодарить Вас. Жорж своим будущим обязан одному Вам, барон, и он это чувствует и видит в Вас как бы отца».




Мы не будем ничего коммен­тировать, а добавим немного фактов.


В 1834 году барон Геккерн посетил Эльзас и познакомил­ся с господином д’Антесом и его семьей. Конрад д’Антес «не был изумлен — как пишет его правнук в мемуарах, — когда голландский посланник, буду­чи бездетным, попросил у него разрешения передать свое имя молодому человеку, за карье­рой которого он следил с оте­ческой нежностью».


5 мая 1836 г. король Голлан­дии разрешил Жоржу-Шарлю д’Антесу принять имя, титул и герб барона Геккерна, как лич­но для него, так и для его по­томства.


Так Жорж д’Антес оказался на вершине вожделенного олимпа. И, как это часто слу­чается, у него произошло «го­ловокружение от успехов». Хо­рошо, конечно, иметь такого «папу», но красивые женщины тоже чертовски привлекатель­ны. Француз становится са­мым модным мужчиной рус­ского двора. Одно другому не помешало. «В него влюблены многие, а он влюблен в госпо­жу Пушкину» — это главная тема светских раутов Петер­бурга 1836 года.


Дневниковые записи и пись­ма петербургской придворной элиты 1836-1837 годов свиде­тельствуют о том, как зарож­далась и развивалась интри­га. Интересно было всем: и царю, и врагам, и друзьям. Но никто не мог предвидеть, что обычный светский флирт пе­рерастет в трагедию. Вряд ли даже враги Пушкина желали его смерти. Унижения — да, но не смерти.


А чего хотел д’Антес? Его поступки не поддаются логи­ке, как и роль Геккерна во всей этой трагедии. Несомненно, Гек­керн руководил интригой, но в чем-то он перемудрил, и си­туация вышла из-под контро­ля. 


Кто еще присоединился к союзу д’Антеса — Геккерна про­тив супругов Пушкиных? Есть масса версий, и нет, к сожалению, ни одной, которая бы убедительно объяснила нам, зачем д’Антес женился в ян­варе 1837 года на Екатерине Гончаровой, сестре Натальи Николаевны Пушкиной. Кого он обманывал? Екатерину или Наталью? Интересно, что в свете боль­шинство людей восприняли его поступок как рыцарский. Вот характерный пример того, что светская мораль сильно отли­чается от обычной, христиан­ской.


Вероятнее всего, д’Антес больше женщин дорожил сво­ей карьерой и не хотел ника­ких дуэлей, которые пресле­довались в России законом и грозили офицеру разжалова­нием в солдаты.


А Пушкин в конце 1836 года все-таки вызвал д’Антеса на дуэль. После его сватовства к Екатерине картель был отозван. Если д’Антес не хотел дуэ­ли, почему после свадьбы стал еще активнее и циничнее де­монстрировать всем и каждо­му свою «любовь» к г-же Пуш­киной?


Нелогично. Непонятно.


Пушкин вынудил д’Антеса к поединку, послав оскорби­тельное письмо Геккерну, в котором задевалась и честь д’Антеса. Дуэль состоялась: Пушкин погиб, а российская карьера д’Антеса рухнула, как, впрочем, и карьера Геккерна в России.


Д’Антес был арестован, су­дим и 19 марта 1837 года выс­лан из России. Геккерну Ни­колай I отказал в аудиенции и послал ему в подарок брилли­антовую табакерку, что на язы­ке символов, принятых при русском дворе, означало от­ставку.


Д’Антес был выдворен из страны в сопровождении жан­дарма, из страны, где так пре­красно начиналась его жизнь всего четыре года назад. Теперь он был женат на некрасивой, не­молодой, небогатой, нелюби­мой женщине, которая уже со­биралась родить от него ребен­ка. Вот так он вернулся к сво­ему родному отцу в Сульц.


Позднее в биографических запис­ках его внук Луи Метман описывает идиллическую се­мейную жизнь Жоржа и Екате­рины. Но все-таки, если по­мнить, что предшествовало этому браку, счастье кажется сильно преувеличенным. Од­нако детей они производили на свет регулярно: в октябре 1837 г. родилась дочь Матиль­да-Евгения, в апреле 1839 г. — дочь Берта-Жозефина, в апре­ле 1840 г. — дочь Леония-Шарлотта, и в сентябре 1843 г. — долгожданный сын Луи-Жозеф-Жорж-Шарль-Морис. Имя подобрано со вкусом: Луи — в честь «дедушки» Геккерна, Жозеф — в честь деда д’Ан­теса, Жорж-Шарль — в честь отца.


Через несколько недель после рождения мальчика Екатерина умерла от родиль­ной горячки. Жорж д’Антес остался вдовцом в 30 лет. С четырьмя детьми в стеснен­ном материальном положе­нии, хотя Луи Геккерн не ос­тавлял его своим внимани­ем, заботой. Жизнь Геккер­на к тому времени уже вош­ла в привычную дипломати­ческую колею: он был теперь послом в Вене.


Луи Метман: «Мужчина в возрасте Жоржа Геккерна-д’Антеса не мог остаться без дела. Потребность его в дея­тельности, лежавшая в осно­ве его характера, должна была послужить исходом и для его горя... вскоре он выступил на политическое поприще, со­гласно традициям своей се­мьи».


В 1845 году он сделался чле­ном Генерального совета Вер­хнего Рейна, как когда-то его отец, затем выбран народ­ным представителем в Наци­ональное собрание, а в 1849 году 34000 соотечественников выбрали его в Учредительное собрание.


В 1850 году он присоединил­ся к принцу Луи-Наполеону, полагая очевидно, что памяти Бурбонов он уже отдал доста­точно, а родина нуждается в сильной руке.


В 1852 году Луи-Наполеон возложил на него секретную миссию: провести переговоры в Вене, Берлине и Петербур­ге. Нужно было заручиться под­держкой северных держав. Д’Антес переговоры провел блестяще. Правда, в России он не был, а с Николаем I встре­чался в Пруссии. Русский царь очень благосклонно отреагиро­вал на все то, что предлагал д’Антес от имени своего пра­вительства.


Наградой 40-летнему д’Ан­тесу стало кресло сенатора. Он был самым молодым сре­ди своих коллег. В последующие годы он был председателем Генерального совета Верхнего Рейна, мэром города Сульца, кавалером и командором ордена Почетно­го легиона.


Д’Антес не оставил никаких записок о своей жизни, карье­ре, встречах со знаменитостя­ми. До конца жизни остался вдовцом. Он был в числе первых уч­редителей некоторых кредитных банков Франции, страхо­вых обществ, железнодорож­ных компаний, обществ мор­ского транспорта.


Его карьера была закончена в 1870 году с падением импе­рии. Но это уже было не­страшно.


Он удачно выдал замуж Ма­тильду-Евгению и Берту-Жозе­фину за богатых и достойных людей. Его сын стал офице­ром, воевал, награжден орде­ном Почетного легиона. В 40 лет сын женился на девушке из очень знатной немецкой семьи и продолжил род д’Антесов.


Немного омрачала жизнь барона дочь Леония-Шарлотта. Она вдруг возо­мнила себя русской, выучила язык, боль­ше всего любила своего покой­ного дядю Александра Серге­евича и его поэзию, а родного отца как-то назвала убийцей. Пришлось ее определить в су­масшедший дом. Там ее ле­чили 19 лет, там она и умер­ла. Грустно, но что делать?


Кстати, о Пушкине. Когда кто-нибудь «бестактно» спра­шивал барона о его молодос­ти, о России и о Пушкине, он отвечал, что считал и счи­тает Пушкина безумцем, кото­рый настойчиво искал смерти и для достижения своей цели выбрал его, д’Антеса. «Ну и что, что он великий поэт для русских? Ведь он же мог убить меня, а я вот стал сенатором и кавалером ордена Почетно­го легиона. Представляете, кого могла лишиться Франция в моем лице?»


Нет, конечно, не ничтожест­вом был Жорж д’Антес. А кем? Трудно найти слова...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 20 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +20 C°  Ночь: +8C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Приезжайте к Бунину!

Милада Федюкина, milada.72@mail.ru
// Общество

Герой навсегда

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

Все начинается с «Доверия»

Ирина Смольянинова, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

С грибами не соскучишься

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Краснинского района
Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru // Экономика

Неутомимая Надежда

Ровесники «ЛГ»
Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

С купеческим размахом

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура



  Вверх