lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
30 марта 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Алесь Фалей: «Мироном может стать каждый»

30.03.2015 "Молодежный вестник". Екатерина Лёвина, фото автора
// Культура
Знакомьтесь: Алесь Фалей – белорусский художник
Знакомьтесь: Алесь Фалей – белорусский художникНе каждый увидит здесь искусствоРаботы Алеся – это посыл, который современникам и потомкам необходимо разгадатьХудожник знакомит любителей живописи с сакральным образом – Мироном

Они идут. Кто они, куда идут и зачем?  И вот мы уже идём вслед за ними под предводительством легендарного и таинственного Мирона, чей автограф стоит почти на всех работах белоруса Алеся Фалея, множа вокруг себя самые невероятные предположения гостей выставки в Центре изобразительных искусств. 


Мирон есть. Он существует. И мы идём рядом с ним в попытке найти не сформированные пока ответы на ещё не заданные вопросы. Мы задаёмся ими, ведомые мощными красочными нахлёстами в абстракциях. Щедрые чёрно-белые мазки, сбрызнутые контрастным алым, в которых явно читается творческое неистовство Фалея, красноречивы и убедительны. Его художничество не назовёшь ремеслом, это особое состояние вне временных и пространственных ориентиров, не скованное никакими ограничителями. Это социальный, эмоциональный, эмпирический вызов – в первую очередь самому себе.


Его образы, несомненно, своевременны и сообразны тому, что происходит в мире, событиям, волнующим умы и сердца миллионов. Несмотря на крайнюю условность, они кричат, орут во весь голос, до хрипоты. И стоишь оглушённый этим безмолвным воплем… А рядом незримо присутствует Мирон.


Этот сакральный образ – национального героя, который борется за справедливость, мощного, сильного духом богатыря-защитника. Алесь очень любит свою родину и, хоть искусство по сути интернационально, хочет, чтобы в его работах ощущалось белорусское присутствие.


– Каждый из нас духовно может стать Мироном, – уверен Фалей. – И потом, имя можно разделить на два слова: «Мир» и «он». То есть как мы в мире, так и мир в нас, и мы есть мир.


Алесь-творец разительно отличается от Алеся в повседневной жизни. Вот он протягивает руку к кружке с кофе – аккуратно, не спеша, деликатно. И не верится, что буквально двадцать минут назад эта же рука, измазанная чёрным акрилом, размашисто полосовала хрусткий лист обёрточной бумаги, порывисто хватала растрёпанную кисть и красочные ошмётки разлетались по мастерской… А потом мы бережно раскладывали на просушку коричного оттенка листы с его художественными высказываниями. Не знаю, было ли там запределье эмоций, но некое пограничье точно ощущалось.


«Вы считаете ЭТО искусством?» Вопрос, который Алесь слышит от зрителей и журналистской братии даже чаще, чем неизменное «А сколько минут вы пишете одну работу?». Далеко не каждый способен воспринять посыл, заложенный автором в работу (и речь сейчас идёт не о конкретной выставке, а о живописи в общем), если он в своём эстетическом развитии глух, слеп, нем и недвижим. Удивляться тут нечему – человеку, привычному к берёзкам и цветочкам, непонятны хаотичные разводы, а уверенному, что «настоящую картину» пишут долго, дика сама мысль, что живопись высокого уровня можно создать за несколько минут и её оценят гораздо выше, нежели многократно «вымученно-переписанную». Вот и возникает недоумение: «Где искусство? Искусство-то где?»


– Я не Всевышний – всё покажет время, – рассуждает Алесь. – Если искусство выдерживает такое испытание – это искусство. Видим-то мы все одинаково, вопрос в конечном результате и способах его достижения. Реалисты копируют окружающие картинки и потом стараются их одухотворить (если это грамотные реалисты, конечно), абстракционисты сами создают некую живописную материю, которой раньше просто не существовало. А то, что многие недоглядывают и недочитывают мои послания, – так искусство, оно же не для всех.


– Уточним: мы сейчас говорим об искусстве вообще или конкретно о твоём?


– Да о любом, сколько-нибудь отличном от традиционализма. Оно всегда было, есть и будет для определённого круга людей, которые в этом разбираются. Другой вариант – если нет базы знаний, но зритель обладает высокой степенью восприимчивости на интуитивном уровне, тогда он «считает» работу интуитивно.


– Одна из твоих характерных особенностей – сочетание сдержанности в выборе цветовой гаммы и зашкаливающих по экспрессии мазков. Как раз тот случай, когда малой цветностью передаётся мощнейший эмоциональный посыл. Насколько далеко Фалей нынешний ушёл от Фалея 20-летней давности, к примеру?


– Молодым художником я был более «цветной», к тому же ярый реалист. Писал какие-то лужи, пейзажики, натюрмортики, старательно выписывал детальки и был уверен, что художники других направлений делают мазню. А потом мой друг, тоже студент, пригласил посмотреть одного «опального» автора. Зашли в мастерскую – я остолбенел. Иду, а меня в дрожь кидает – это летом-то, в жарищу! И словно прозрел в тот день, с того момента все мои представления об искусстве перевернулись. 


Сейчас настоящий «цвет» для меня – благородный, сложный. Вовсе не обязательно использовать всю палитру, достаточно ограничиться минимумом. Можно и одной краской сделать такую живопись, что она будет гораздо ценнее и в художественном, и в невербально-информационном аспекте, чем какое-нибудь разноцветье. Теперь меня в первую очередь волнует одухотворённость моих работ, поэтому беру максимум две краски.


– Ты не сторонник «механической» живописи и часто пишешь без использования кисти или других инструментов. Такой принцип «рукотворности» тоже дань духовному аспекту твоего творчества?


– Тут важен процесс выражения образов твоего подсознания. Они мгновенно множатся, трансформируются, и успеть бы перенести их на бумагу! Кисть тут только помешает, поэтому я стараюсь работать так, чтобы руки опережали сознание.


– Ты очень требователен к тому, что в итоге получается. По каким критериям проходит такая жёсткая «выбраковка»?


– Помимо традиционного багажа знаний, которым я руководствуюсь, есть ещё момент энергетической насыщенности: насколько «наполнена» работа, что за эмоции она может вызвать. Как и каждый художник, наверное, я размышляю над тем, получится ли у меня создать что-то серьёзное и значимое, и если да, то что бы это могло быть и как это сделать. Знаешь, я пришёл к любопытной мысли: оказывается, всё очень просто. Достаточно открыться миру и самому себе. Думаю, я не оригинален в таком выводе. А вот тут уже и начинаются трудности: как познать самого себя настолько, чтобы открыть это миру? И главное: что бы мы ни сказали, что бы ни сделали – мы ли это? Лично у меня пока не получается уверенно ответить на этот вопрос.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +11 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина
// Общество

Не тяни резину

Марина Кудаева
// Общество

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева
// Общество

На отдых досрочно


// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество



  Вверх