lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 марта 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Завещано жить и помнить

25.03.2015 "Липецкая газета". Исаак Розенфельд
// Культура

Девять дней назад ушел из жизни писатель Валентин Распутин. На его смерть на страницах «Липецкой газеты» уже прозвучали честные, идущие от сердца слова скорби в материале нашего коллеги, литератора и журналиста Владимира Петрова.


А скорбить есть отчего: ушел из жизни выдающийся мастер русского слова, русский страдалец за все, что происходит в России. Особенно горько, что случилось это чуть ли не в самом начале Года литературы.


Наговориться вдоволь успели все — и националисты, и либералы, и, слава Богу, просто люди, для которых распутинская проза стала вечным спутником — не по службе, а по душе. Прозвучали и голоса тех, кто осознает, кем был для России создатель «Прощание с Матерой», но не могли удержаться, чтобы не осудить, пусть и вскользь, «русские перекосы» его книг и публицистики.


Несколько лет назад популярный беллетрист Дмитрий Быков брал интервью у тогда еще живого классика Виктора Астафьева. Последняя фраза того диалога предложение Виктора Петровича Дмитрию Львовичу: «Пойдем, выпьем». Видимо, только на этом без всяких дискуссий и готовы сойтись наши властители дум: и почвенники, и западники,— Быков, по крайней мере, не отказался. Даром, что «деревенщикам» и не симпатизировал, и не симпатизирует. И даже в торопливом эссе на смерть Распутина он не удержался от обвинений не то что в национализме, но даже в человеконенавистничестве. Предусмотрительно, однако, чередуя их с почтительными комплиментами умершему прозаику.


Между тем последние годы Распутина — сгусток страшных переживаний свалившейся на нас русской беды, ощущение обмана и самообмана.


Конечно, писатель принадлежал к так называемой «русской партии». Однако вряд ли его радовали надписи на трансформаторных будках «Россия — для русских». Похоже, «партиец» он был очень уж сомневающийся. Оголтелость одних, эпатажная дурь других, бессильная болтовня третьих, приспособленчество четвертых вряд ли вызывали у Распутина веру в перемены. Да и само понятие «национализм» столько раз выворачивалось наизнанку, выкручивалось, эксплуатировалось спекулянтами и демагогами, что человеку чуткому к изменениям, деградации, вибрации словесной ткани пользоваться им становилось как-то несподручно. Распутин тратил последние силы, остатки здоровья на спасение Байкала. Но плохо верил и с трудом представлял, как спасать русского человека, как уберечь от распада русскую душу. Он просто делал что мог.


Да, он идеализировал свою деревенскую Россию, но идеализируют то, без чего не могут жить, что сызмальства становится верой и опорой. Он неотступно думал о России, о русском народе, а на любые нападки за якобы обскурантизм и ксенофобию ответил бы как тот же Астафьев, в упомянутом интервью Быкову: «Да разве я когда ненавидел какую-то нацию — евреев, грузин? Сколько из меня антисемита делали, сколько врали!»


Мало о ком, как о Распутине в наши дни дано право сказать строчками фронтового поэта о другом фронтовике, кстати, из горожан, ненавистником которых объявляли Распутина:


Одни верны России потому-то,


Другие же верны ей оттого-то,


А он — не думал, как и почему.


Она — его поденная работа.


Она — его хорошая минута.


Она была Отечеством ему.


Как ни странно на экзаменах любили вырывать в качестве упражнений распутинские фрагменты, правда, в соседстве с какими-нибудь новомодными авторами и сочинениями, иногда появлявшимися на свет где-нибудь в эмиграции. Одна беда: читая абзац-другой из «Прощания с Матерой» или «Живи и помни», школьники не улавливали ни ритма, ни музыки, ни боли распутинских текстов. То ли разучились читать, то ли так и не научились. Боюсь, чтобы пристрастить их к искусству чтения, понимания, заново понадобится не один Год литературы или культуры.


Не знаю, как отнесся Валентин Распутин к присоединению Крыма к России и к донбасской трагедии. Скорее всего, он видел, какое это трудное, но неизбежное дело. В том, как голосовали крымчане, как встретили результаты референдума в России, в простом, совсем неофициально звучавшем «своих не бросаем», сказывался тот идеальный, цельный, терпеливый русский характер, который до конца дней постигал и описывал художник.


Быть может, его грызла вина, поскольку Распутин чуть ли не первым обиженно объявил: мол, если окраины не желают оставаться с Россией, Россия сама должна от них отделиться. Пусть попробуют без русских.


Тут, натурально, не обошлось без Солженицына, иные идеи которого завораживали наших «деревенщиков». Даже Астафьева и Распутина. В какой-то момент они не усомнились, что уж он-то точно знает, как нам обустроить Россию. Да вот по Александру Исаевичу Россия так и не обустроилась. До сих пор пытаемся отрясти с подошв самоуверенные пророчества автора «Архипелага». Но Распутин, слава Богу, даже авторитету Солженицына не поддался. Его проза потрясает дерзостью сюжетов, душевной силой людей. В Год литературы или в любой другой год к ней придется вернуться. Надо же разобраться в себе и в том, что случилось с нашей Родиной и с нами.


Писатель уходит, но слово его остается. И народ, переболев беспамятством, опустошенностью, рано или поздно испытывает в нем неотъемлемую потребность. Потому что народу-то надо жить и помнить — и через пятьдесят, и через сто лет.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх