lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
23 марта 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Крещённый в Ельце русский пророк (фото)

23.03.2015 "ЛГ:итоги недели". Игорь Сизов
// Культура
Ренита Александровна Григорьева, Валентин Григорьевич Распутин и Владимир Николаевич Крупин у стены Знаменского монастыря. Елец, 1978 год

Нас так долго учили слушать чужих учителей и верить чужим проповедникам, что мы окончательно согласились: «Нет пророка в своём Отечестве». Но смерть часто всё расставляет по своим местам. Прощание с последним классиком русской прозы Валентином Распутиным подтвердило: на нашей земле 78 лет жил и творил не просто самый великий писатель современной России, но и истинный учитель нравственности, проповедник идеи русского мира, защитник отечественной природы, радетель за народ 


Родился он 15 марта – в день Иконы Божией Матери «Державная», которая явила себя во время насильственного отречения царя Николая II от престола. А умер Валентин Григорьевич за несколько часов до этого праздника и собственного дня рождения. Так замкнулся жизненный круг человека, который был посланником свыше на нашей грешной земле. О многом говорит тот факт, что отпевание писателя в храме Христа Спасителя провёл Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.


Другой же факт знают немногие. Валентин Григорьевич в душе всегда был верующим человеком. Но крещение принял в зрелом возрасте. Произошло это в 1978 году в Ельце, который он считал своей духовной родиной. Об этом лучше всего поведал сам Распутин. Мы публикуем его рассказ из книги «Голубь мира», которая вышла к столетию известной ельчанки, видного деятеля международного женского движения, председателя ВЦСПС Нины Васильевны Поповой. А вот о том, каким был Валентин Григорьевич в жизни, попросили рассказать елецкого архитектора и писателя Александра Новосельцева.



ФОТО


 – Александр Васильевич, многие говорят, что у Распутина было доброе чуткое сердце, тепла которого хватало на многих. Он всегда окликался на просьбы даже не знакомых людей. Будучи уже знаменитым на всю страну прозаиком, не жалел сил и времени на поддержку начинающих авторов. Так, в ответ на первые литературные опыты липецкого писателя Владимира Петрова, Валентин Григорьевич прислал ему обстоятельное письмо, которое стало путёвкой в творческую жизнь. А чем вы обязаны Распутину?


– Валентина Григорьевича я считаю моим крёстным отцом в литературе. Он прочитал мою повесть в «Роман-журнале» и тут же дал рекомендацию в Союз писателей России. Причём пошёл против сложившегося правила, по которому секретари Союза писателей не должны были давать рекомендации. Мне передали написанный от руки текст. Я храню его как реликвию. Что необычно, Распутин писал очень мелким каллиграфическим почерком, что шло из его детства. Он рано лишился отца. А в одиннадцать лет уехал из своей родной деревни в райцентр, чтобы получить среднее образование. Семья жила бедно, не хватало денег даже на тетради. Поэтому он привык писать убористым почерком на полях газеты. О своём послевоенном детстве, лишениях и взаимопомощи, он талантливо поведал в рассказе «Уроки французского», по которому был снят замечательней фильм. Наверное, Валентин Григорьевич всю жизнь вспоминал свою учительницу и посылку с макаронами, которую она прислала недоедающему ученику. 

Из детства и постоянная готовность помочь как ближнему, так и дальнему. Особенно внимательно он относился к собратьям по литературному творчеству. Процитирую только несколько фраз, чтобы стало понятно, насколько ответственно Валентин Григорьевич относился к слову, как много смысла и своих раздумий вкладывал даже в документ, к которому можно было отнестись формально: «Сомнений нет, пришёл в литературу цельный и глубокий русский прозаик. Продолжающий классическую традицию нашей словесности – притом не натужно, не от начитанности только, а свободно и органично, по природному велению. На фоне того пополнения, которое рвётся сейчас писать книги, с помощью «пиротехнических» эффектов и нравственного голодранства, – это очень и очень утешительный случай, дающий надежду на продолжение этой традиции, поскольку подобные случаи единичными не бывают».



– Действительно, этот текст похож не столько на рекомендацию в Союз, сколько на манифест современного литературного творчества. Каждое слово наполнено глубоким смыслом. В трёх предложениях – и верность традициям, и хлёсткая оценка нынешнего засилья графоманов, и вера в то, что не прервётся нить поколений настоящих русских писателей. А какие впечатления остались у вас от личных встреч? 


– Я познакомился с Распутиным благодаря Рените Андреевне Григорьевой – дочери Нины Васильевны Поповой. Известный кинорежиссёр, она много лет возглавляет Елецкое землячество. Кроме того, является крёстной матерью писателя, а крёстным его был отец Николай (Овчинников), которого помнят и почитают в Ельце. 

Бывая в Москве у Григорьевых, я читал им свои маленькие рассказы. Ренита Андреевна показала их Распутину. А вскоре он пригласил нас и писателя Владимира Николаевича Крупина в свою московскую квартиру. Я хорошо знал его творчество и понимал масштаб личности. Но не только этим объясняется моё первое впечатление. Оно было каким-то чудесным. Мне реалисту, архитектору, не склонному к экзальтации или излишней восторженности, до сих пор сложно объяснить эту картину законами физики. Мы стоим в прихожей, а из своего кабинета выходит Валентин Григорьевич и движется навстречу нам. Вы не поверите, но в тёмном коридоре над ним сиял какой-то неизъяснимый свет, словно его сопровождал ореол. Могу это объяснить только тем, что он был такой светлый человек, что в буквальном смысле слова светился. Меня сразу пленила его скромная улыбка, тихий и спокойный голос, по-отечески доброе отношение. Он расспрашивал о Ельце, о моих писательских опытах, давал советы, глубокие и точные. Меня волновало, что герои моих рассказов ведут себя так, как в нашей реальной жизни редко случается. Он сказал очень важную мысль: «Саша, нужно показывать читателю светлые идеалы». В то же время, общаясь с ним, я убедился – все его персонажи не выдуманы, а срисованы с натуры. Это был певец народной правды, поэтому его книги останутся в золотом фонде нашей классической литературы. 


Встреча плавно перешла к песням под балалайку. Мы с Крупиным дуэтом исполняли русские народные, а Валентин Григорьевич нас слушал и только спрашивал, а вот эту песню знаете? Прощаясь, он обязательно приглашал останавливаться у него, но я старался не злоупотреблять гостеприимством, понимая, какой тяжёлый груз несёт этот тихий человек на своих плечах. Мало кто знает, что его первенец умер во младенчестве. На его глазах погибла во время авиакатастрофы в иркутском аэропорту любимая дочка Маруся. Несколько лет назад умерла супруга. В родном Иркутске на него напали какие-то отморозки, причём били по голове, после чего он частично потерял зрение, долго лечился и по-настоящему так и не восстановился. А кроме личных невзгод его сердце раздирала на части боль за Россию, которую он любил, словно мать, и остро переживал любые нападки на неё. Но я не слышал от него ропота. Как истинно православный человек он раскаивался в грехе уныния и отчаяния, полагаясь на волю Божию.


– Поэт Тимур Зульфикаров написал о Распутине: «Истинного писателя нельзя купить – его можно только убить… Убить не только пулей, а замалчиванием. Можно при жизни засыпать его песком забвенья или накрыть гробовой плитой шоу-бизнеса… Распутина замалчивали, ему не давали эфира, его не пускали на ТВ». Согласны вы с такой оценкой, ведь публицистика Валентина Григорьевича до народа так и не дошла, хотя Россия в ней остро нуждалась и нуждается до сих пор. А ведь его размышления насыщены пророчествами, многие из которых уже сбылись, включая неминуемый раскол с западными ценностями. 


– У Распутина всегда были сложные отношения с властью. В советский период он стал Героем Социалистического Труда, лауреатом Государственных премий, его книги выходили чуть ли не миллионным тиражом. Но он непреклонно шёл против позиции партии, если она вредила экологии и возрождению духовности. Распутин не вышел из Верховного Совета СССР и состава Президентского совета во времена Горбачёва только потому, что это давало возможность помогать людям, защищать природу Сибири. Борьба была многолетней, и всё же писатель победил. В прошлом остался поворот северных рек, окончательно закрыт ЦБК, отравлявший Байкал. Власть мстила, порою мелочно. Когда у депутатов стали отнимать служебные квартиры, то их оставили многим никому не известным личностям, а великого писателя решили выселить. Только поднявшаяся на его защиту общественность не дала свершиться этой позорной несправедливости. Но по-настоящему легко ему и жилось, и дышалось, и писалось только в его деревенском домике на Байкале. Целый рассказик «Что написать вороне» посвящён тому, как ему хочется поехать в деревню и сесть за писательские труды.


Потом в стане либеральных литераторов  и критиков зазвучали пренебрежительные голоса о писателях из плеяды так называемых деревенщиков, почвенников, среди которых он был духовным лидером. Низкие тиражи книг, отлучение от эфира коснулись многих больших писателей. Два года назад ушёл от нас Василий Белов. Свой восьмитомник он увидел только перед смертью. А ведь его энциклопедия русской жизни «Лад» должна быть настольной книгой в каждом доме. 


Да, у Распутина была жёсткая позиция патриота. Последнее его крупное произведение «Дочь Ивана, мать Ивана» пронизано неприятием беспредела, который творился вокруг. На мой взгляд, он писал эту вещь с ожесточившимся сердцем, потому что не в силах был противостоять несправедливости. Но недостаток света в литературе – отражает его отсутствие в жизни. Распространившееся в результате этого явление он назвал внутренней эмиграцией. 


Да и как спокойно реагировать на то, что происходило даже в связи со смертью этого величайшего гражданина своей страны. Я ночевал в деревне Польское, где у меня дом. И вдруг в три часа ночи проснулся, по радио передали, что умер Распутин. Это событие не было неожиданностью. Ренита Андреевна мне за сутки до этого звонила и рассказывала, что происходит в больнице, где она дежурила у постели своего умирающего крестника. Полной неожиданностью стали совершенно бессовестные, беспочвенные комментарии в адрес покойного. «Связался с коммунистами» – это была самая невинная реплика. Правда, через два часа поток клеветы прекратился. Но современная Россия, видимо, так и не поняла до конца, что понесла действительно невосполнимую утрату, потому что такие люди рождаются раз в столетие.


– Какое чувство вы испытывали в день отпевания Валентина Григорьевича Распутина?


– Я верю, что пройдёт время и он к нам вернётся. Вернётся через любовь, которая разлита почти во всех произведениях Валентина Григорьевича. Как он верил, что «Запад Россию не получит». Верил он и в нашу молодёжь: «А более молодые принимают национальный позор России ближе к сердцу, в них пока нетвёрдо, интуитивно, но всё-таки выговаривается чувство любви к своему многострадальному Отечеству». .


Фотографии были сделаны кинорежиссёром
Юрием ГРИГОРЬЕВЫМ



Рассказ Валентина Распутина из книги «Голубь мира Нины Поповой»


Когда я подружился с Ренитой и Юрием Григорьевыми и стал бывать у них дома… мы были не просто случайные люди, старались всё-таки заниматься полезными для России делами: и экологическими проблемами, и восстановлением памятников культуры. 


В те годы мы много ездили: кинорежиссёры Ренита и Юрий Григорьевы, учёный Фотей Шипунов, Владимир Крупин, кинооператор Олег Мартынов. Ездили, чтобы повидать Русь, какой она стала, во что превратилась. В 1978 году поехали на родину Нины Васильевны Поповой, мамы Рениты Григорьевой – в Елец через Оптину пустынь и Куликово поле. Помню, поразила тогда та бедность и даже разрушения, которые мы увидели в Оптиной пустыни. Казалось, что это уже поднять невозможно, что нельзя уже ничего возродить, что это ушло безвозвратно. 


После этого поехали при тяжёлой погоде, при тяжёлом настроении на Поле Куликово. Подъезжали к Полю уже вечером, и вдруг видим растянутый на дороге на щитах плакат: «Да здравствует Святая Русь!» После всего, что мы видели в Оптиной: «Да здравствует Святая Русь!», «Да здравствует Поле Куликово!». И пошли мы по этому полю, и такое вдруг разлилось удивительное солнце, такое небо… Была ведь тяжёлая погода, мрачная погода – и вдруг такое солнце разлилось, такой свет вокруг… Это уже было как преображение, это был знак: ничего, всё ещё вернётся, ничего напрасно не бывает, никакие усилия не бывают напрасными, какими бы ни казались они тщетными.


Мы приехали в Елец, прошли… к Знаменскому монастырю, постояли на берегу реки Ельчик у развалин мельницы. А вот и улица Шевченко, 12 – дом отче Николая Александровича Овчинникова. Священника Вознесенского собора. Помню слова, с которыми встретил он нас, усталых от бездорожья: «Воинство, воинство приехало, вот то воинство, которое будет возрождать Святую Русь, вот то воинство, которое будет возвращать славу Поля Куликова».


Тогда это казалось просто словами, но сам вид отче, обыкновенные слова, но сказанные каким-то искренним и добрым голосом, не могли не повлиять на нас тогда. Я помню, опустился на колени перед отче. Мало что помню из нашей беседы, но помню только, что, когда выходил от него, понял – Это случилось. Случилось какое-то духовное преображение, уже не Мира, как на Поле Куликовом, а моё духовное преображение. Уже тогда было ясно, что без крещения нельзя, и это крещение должно происходить здесь, в Ельце, который обладал каким-то особым сиянием. 


Отче благословил нас на подготовку юбилея – 600-летия Куликовской битвы. Мы активно включились в работу,связавшись с председателем Совмина РСФСР В. С. Кочемасовым и министром культуры РСФСР Мелентьевым. За два года была проделана огромная работа – были изданы книги и публикации, посвящённые этому историческому событию, на Поле Куликовом восстановлен храм Сергия Радонежского, на Монастырщине была воздвигнута церковь Рождества Богородицы – ведь Куликовская битва проходила 21 сентября 1380 года в праздник Рождества Богородицы. В 1980 году именно в этот день мы были на Поле Куликовом, куда пришли тысячи и тысячи людей. Те записи, которые мы читали в Книге Памяти, просто слёзы высекали, и ясно было, что Россия, придя на Поле Куликово, возвращается уже и в Святую Русь, возвращается к своей вере. 


Это не такое простое дело, не такое быстрое дело, как хотелось бы, но дело это уже теперь неотменимое, которое так или иначе всё равно произойдёт. Силы зла, они, разумеется, не отступаются от России. Но теперь уже легче бороться с этими силами зла, и вместе стоять легче. 


С Поля Куликова, как и два года тому назад, мы приехали в Елец, где я принял долгожданное крещение. Крестил меня архимандрит Исаакий (Виноградов) – один из насельников Троице-Сергиевой лавры, который перебрался к тому времени в Елец и устроил Сергиево подворье в Ельце. Там я и крестился. Крестным отцом согласился быть наш отче, крестной матерью – Ренита Андреевна Григорьева. А когда пришли в дом, отче был в облачении. Человек, который был уже очень болен, – чего ему это стоило, можно себе только представить. И такой это был счастливый, добрый, ласковый вечер! Отче разговорился, и говорил он тогда немало, и мы разговаривали. И какое-то ощущение, как будто крепостные стены упали, по крайней мере – у меня, те крепостные стены, которые чувствовались внутри. Их вдруг не стало, и открылся простор и сияние, которых прежде не было. И, думаю, это чувствовал не только я, это чувствовали и мои товарищи. Отче говорил, что правда без любви добра людям не приносит. Ту правду, которой мы тогда жили, – мы познали без любви, без этой осиянности любви. А он надоумил нас, что ничего нельзя делать без той веры, которой жили наши отцы. Без любви совершенно ничего не получится.


После крещения многое открылось: открылось прошлое, открылось настоящее, и то преображение души, которое заставляет человека быть добрее, принимать всё – и дурное, и хорошее. Как нам принимать дурное? Понимать причины его возникновения и понимать способы его устранения. Если человек заблуждается – понимать его заблуждение и верить в его возвращение и в лоно Православной церкви, и в лоно России. Человек становится шире. Вот это произошло со мной. Я стал добрее, я стал внимательнее к иным мелочам, которые всегда проходили мимо, я стал строже и к тому слову, которое необходимо было искать для того, чтобы показать человека… Я стал писать меньше. Если до этого писалось легче – что хотел, то и писал, то теперь уже шёл отбор, духовный отбор, и при этом писать мне было всё труднее и труднее. Я после этого, в восьмидесятые годы художественных работ писал совсем мало, я перешёл на публицистику – тут уже нужно было стоять за Россию. Стало ясно, что подошёл её крестный путь – храмы стали открываться, стали восстанавливаться Оптина пустынь, обитель Тихона Задонского, и везде на Руси стали открываться храмы, но от этого жизнь не стала добрее, потому что силы зла, видя это Преображение, пошли в ополчение на Русь, и это иногда оставляло тяжёлое впечатление, бывало и уныние, а отче говорил, что это один из грехов, которому нельзя поддаваться. Я, к сожалению, поддавался этому греху, потому что это было уж очень неожиданно. 


Так же, как неожиданно случилось преображение с верой, так же неожиданно было и это наступление зла, которое пошло на Русь, и, как на Поле Куликовом, столкновение стало неизбежным. И сошлось, и вроде бы неизвестно ещё, чья будет победа, как на Поле Куликовом, неясен был исход битвы до того, как вышел засадный полк. Может быть, ещё и отступать придётся. Идёт испытание наших сил, испытание нашей веры, как бы вновь приобретённой веры. Эта вера была в нашей крови, она была в наших клетках, но с крещением она обозначается лучше, и тогда уже человек получает и особый дар слова, и получает много чего из ясновидения. Ведь ясновидение необходимо и в обыденности, когда мы смотрим на самые обыкновенные вещи и часто не можем их рассмотреть. А теперь оно стало возможным, теперь легче стало видеть то, перед чем закрывалось раньше или не обозначалось наше зрение. 


Легче стало смотреть, видеть и понимать суть, понимать причину происходящего. Мне многое открылось только после того, как я побывал в Ельце. Я понял, что Елец – город духовный, город благодатный и ещё – он город домашний, родной. И отче – родной. Обычно крёстных детей передают, уходя из жизни, кому-нибудь из достойных пастырей. Отче не передал нас никому, он оставил нас у себя. Это не просто доверие, это нечто гораздо большее, это вечное духовное приближение, он оставил нас всё-таки на своём попечении, и это попечение – большое для нас дело. Мы – с Отче. Отче нет, мы пока ещё на этом свете, но и молитвы его до нас доходят, и наша молитва обращена к нему, и эти взаимные потоки встречаются и приносят облегчение. 


Мне отче завещал написать о Прохоровском поле, и вот я опять поехал на Прохоровское поле. Я походил по Прохоровскому полю, и как бы зрение какое-то появилось. Побывал на братских могилах, где похоронены тысячи людей, услышал звон колоколов звонницы, и всё как-то по-другому представилось, как будто я каким-то образом при своём малолетстве был участником этой битвы на Курской дуге. Рождала русская земля таких богатырей. И то, что сделали они для России, был Великий подвиг, и затмить его не удалось, и заменить ничем не удалось, хотя и пытались. И вот сейчас опять наступают такие времена, когда мы обращаемся к ним, как к живым. И к отче, этим голосом, когда говоришь, то как-то сразу становится надёжней. Весь мир становится надёжней. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 24 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спорт шаговой доступности

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Спорт

Повысить грамотность предпринимателей

Ирина Смольянинова, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Экономика

Давайте работать от сердца

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура
Даты
Популярные темы 

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов // Экономика

Бюджетникам повысят зарплату

Сергей Кибальниченко, Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Власть

Безопасность как принцип

Лариса Пустовалова, larisa.pustowalowa@2017 // Общество

Кто ищет, тот найдет

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Общество

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru // Образование



  Вверх