lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
23 февраля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

«Бабоньки, милые, пеките хлеб! Победа!»

23.02.2015 "ЛГ:итоги недели". Дарья Шпакова
// Общество
Фото Ивана НАРЦИССОВА
Фото Ивана НАРЦИССОВАУчастник войны Карлен Таджатович Геворкян стал по-настоящему счастливым вопреки…
Молодые Карлен и Тамара. Ему 32 года, юной возлюбленной 19 летСудьба у детей войны такая разная, но одна на всехКарлен ГЕВОРКЯН: "Я искал её долгих тридцать два года, а когда увидел – понял: если я на ней не женюсь, то никто мне больше не нужен. Мы вместе уже пятьдесят пять лет"

Великая Отечественная война безжалостно забирала самое дорогое – жизни. Если этого не удавалось – целилась в веру и надежду. Но в роковые минуты сильнее смерти оказывалась спасительная сила Любви


Священная война открыла людям правду о самих себе, назначила высокую цену каждому поступку. И герою, идущему в атаку, и тому, кто тащил на своих плечах плуг, чтобы накормить бойца. Смерть научила любить жизнь и открыла непостижимую силу духа всем: и тем, кто вернулся покалеченным войной, и тем, кто ждал…


Участнику войны Карлену Таджатовичу Геворкяну восемьдесят шесть лет. Его боевой путь оказался мальчишеским и коротким, как само военное детство. Оно закончилось, когда 13-летний Карлен подорвался на фашистской мине, выполняя задание партизан в Ставропольском крае вблизи деревни Арарат. Карлен Таджатович вспоминает, что не чувствовал после взрыва ни боли от потери обеих ног, ни страха… Его потрясло в тот момент другое – синее глубокое небо и невероятный покой тишины… Он рано научился верить в себя и мужественно сносил невзгоды. Он смог стать по-настоящему счастливым вопреки… Кто знает, может быть, невидимым покровом на пути и источником силы для Карлена стал тот лоскуток бездонного неба и звенящий покой тишины. Синяя глубина сберегла, когда предавали, когда хотелось, как воздуха, справедливости. Она помогла ему найти любовь – ту самую единственную, благословленную небесами.


Семья Карлена (он, мама, брат и две сестры) встретила войну не на родине – в армянском городе Ленинакане, а там, где можно было укрыться от приговора советской власти: «член семьи врага народа». Отцу Таджату Геворкяну в 1937 году как политическому заключённому дали десять лет лагерей. Он был человеком мирной профессии – машинист паровоза. Где-то неосторожно обронил слово и, пройдя муки ада, стал невыездным воркутинцем. Туда же и по тому же приговору отправились и шестеро дядей Карлена. Трое Геворкянов умерли на севере за решёткой.


– У моей мамы сотрудники НКВД выбивали признание о том, что она жена врага народа. От её положительного ответа зависела жизнь семьи. Они обещали оставить нас в покое, а её не разлучать с детьми. Но моя мама не предала отца. Ей удалось чудом бежать с сёстрами к нашему деду, в деревню Арарат, а мы с братом не успели. Нас увезли в Казахстан в лагерь для детей «врагов народа», – вспоминает участник войны Карлен Таджатович.


Почти год девятилетний Карлен с братом провели в лагере. Для них уже давно началась война без бомбёжек: жизнь в разлуке с родными, голод и каждый день встреча со смертью. В лагере гибли десятки детей. Часто день Карлена начинался с того, что ему доверяли повозку с лошадью, на которой складывали всех, кто не сдюжил до рассвета. Он отвозил их в огромную братскую могилу. Братьев спас от этого ужаса родной дед Егор, который однажды спустился в степи Казахстана со своих гор.


– Деду каким-то чудом удалось разыскать нас в этом аду. Тогда вытащить детей из лагеря было просто нереально. Но дед не привык сдаваться: он выкупил нас у охранников. В лагере не было списков погибших ребят. Дедушка совершил сделку – отдал огромную сумму денег за то, чтобы нас посчитали погибшими. Так мы остались живы, – рассказывает Карлен Таджатович.



Звёзды Давида в мёртвой деревне


Заново родившиеся братья оказались в родной семье, в Ставропольском крае. Целый год им хватало хлеба и солнца. Приезжал в гости любимый дедушка Егор с подарками. Карлен Таджатович вспоминает, как достал дед для него небывалой красоты кожаные коричневые ботинки, штаны и белоснежную рубашку, на которой так красиво смотрелся алый пионерский галстук.


– Когда я счастливый появился в таком наряде в школе, меня тут же вызвала к себе директор. И строго объявила, чтобы я немедленно снял галстук и никогда не забывал, что являюсь сыном «врага народа», а не юным пионером. Слышать это было невыносимо больно и обидно. В нашей деревне, где проживали армяне, находились три таких семьи, на которых висело это позорное клеймо. Но хорошо, что дети не участвовали в играх взрослых. Мы были дружны, несмотря ни на какие приговоры, – рассказывает Карлен Таджатович.


С армянской деревней Арарат соседствовала еврейская – Богдановка, а неподалёку было поселение немцев, которое носило имя Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Фашисты пришли в эти благодатные края в августе 1942 года. Линия фронта проходила за двенадцать километров от этнических поселений. Были слышны разрывы снарядов, а в хаты, как на прогулку, приходили фашисты. Ещё до боёв жителей колхоза Карла Маркса в срочном порядке увезли с насиженных мест советские солдаты. Боялись, что когда придёт враг, местные немцы тоже возьмут оружие. Фашисты оккупировали хаты Арарата. Дед Карлена – Егиш – был уважаемым человеком в деревне, работал в руководстве колхоза и сотрудничал с партизанами. Его девятнадцатилетний сын с первых дней войны служил лётчиком.


– В доме у деда поселился полковник немецкой армии. Увидев на стене комнаты портрет лейтенанта в лётной форме, он спросил: «Сын воюет против нашей армии?». «Да», – сказал дедушка. Ночью хозяин спрятал карточку сына. Утром незваный гость заметил, что портрета нет на месте, и приказал вернуть фотографию. Немецкий офицер уважал воинов, – рассказывает Карлен Таджатович.


А на следующий день в еврейской деревне по приказу этого полковника на каждом доме повис знак смерти – белая Звезда Давида с надписью: «Yude». Фашисты уничтожили всех евреев Богдановки – больше ста человек. Расстреливали и засыпали землёй в огромной яме, что осталась после поисков нефти. На всю округу ещё несколько дней были слышны стоны полуживых людей. Звёзды Давида на пустых хатах так и «сияли» до конца войны… В мёртвой деревне.



Та самая синева неба


Дед Егиш из десятков парней Арарата доверил помогать партизанам только своему внуку Карлену. Мальчишка стал связным. Он лихо скакал на лошади по оккупированной территории с заданием от деда. Самих партизанских отрядов не видел. Встреча всегда была один на один с нужным человеком.


– Несколько раз я сталкивался с патрульными немцами, но всегда удавалось выйти сухим из воды. Версия была одна – ищу заблудившегося телка. О моей военной тайне не знал никто, даже мама. Уезжал на задание всегда из соседних деревень, где в нескольких хатах ещё жили русские семьи, – вспоминает ветеран.


В сентябре 1942 года в Арарате появились наши солдаты, которые шли с запада на восток, на линию фронта. Они преодолели тысячу километров. Карлен Таджатович рассказывает, что разбитый отряд мало походил на военных: оборванные, голодные, грязные, худые… На 186 человек была одна винтовка. На ногах от обуви остались лишь подошвы сапог, примотанные верёвкой. Силы покидали солдат. Деду как-то удалось договориться с немцами в деревне, чтобы они смогли остановиться в наших избах и немного отдохнуть.


– Он сказал, что это люди из нашего села и они вернулись домой. Что ещё сказал дед немцам, чтобы спасти бойцов, не знаю. Но солдаты были накормлены, обуты и одеты нашими женщинами. Теперь их нужно было тайно переправить на линию огня. Я впервые отправился туда, где шли бои, рассказал офицерам об отряде солдат – наши их ждали, – вспоминает участник войны.


Чтобы операция прошла успешно, подкрепившихся красноармейцев разделили на три группы, и ночью по тропе, проложенной в кукурузе, Карлен показывал им дорогу жизни к своим – на фронт. Он успел всех переправить. Но немцы к третьему походу заподозрили неладное, увидев следы в поле. Путь мальчишки домой был заминирован. В то утро, подпрыгивая от счастья, он в последний раз бежал на своих ногах. А потом… увидел ту самую синеву. Солдаты, которых он провожал, услышали взрыв и сразу подумали, что случилась беда с их мальчишкой. Карлен Таджатович помнит, как несли его, истекающего кровью, на шинели солдатики и приговаривали: «Держись, спаситель».



Молитва колокола Победы


После госпиталя, без ног, с множественными осколками Карлен научился ходить на протезах и также старался вместе со всеми ковать победу на полях. В деревне остались одни женщины и дети. Труд только ручной: плантации хлопка, подсолнухов, пшеницы, ячменя, овса. На женские плечи ложились лямки от плуга – пахали до заката, стирая руки в кровь. Когда созревал хлопок, тут бабы позволяли себе немного отдохнуть. Вставали в четыре утра и шли собирать хлопок, пока он ещё сырой от росы: белые комочки тяжелели, и быстрее складывалась норма. Однажды председатель пожалел измождённых трудом односельчан и выдал за трудодни зерно, которое уродилось в тот год богатым. Его за такой произвол арестовали.


– Помню, как все женщины устроили забастовку. Они кричали, что подожгут поля и себя, если не отпустят их дорогого председателя. И не смогла совладать власть с бунтарками, поседевшими от непосильного труда. Отпустили председателя, – рассказывает участник войны.


В деревне Арарат не было радио, не приходили газеты, жители были словно отрезаны от мира, но не от войны. Весть о капитуляции первой пришла в ту самую еврейскую деревню Богдановку. Словно и погибшим было важно услышать над своими пустыми домами, как пролетела по ветру молитва колокола – ПОБЕДА! Гонец принёс счастливую весть о мире и в Арарат.


– Сначала никто не мог поверить этому счастью. Председатель сразу велел скакать гонцу к рабочим в поле, чтобы скорей возвращались праздновать победу. По всем улицам разносилось ликование, всюду слёзы радости и горя, объятья. Председатель стал кричать: «Бабоньки, милые, пеките хлеб, много хлеба! Победа!». Зарезали из стада лучшего быка. Праздничный стол тянулся на всю деревню, – вспоминает со слезами на глазах Карлен Таджатович.



Один на миллион


После войны семья Геворкянов отправилась к невыездному отцу в Воркуту. Там и остались жить на долгие годы. Карлен Таджатович попытался искать счастье на родине, в Ереване. Он поступил в Ереванский университет на юридический факультет. Привёл его туда поиск правды и справедливости. Но ему ещё раз пришлось пережить страшный удар. Клеймо сына врага народа вновь сыграло злую шутку, его заставили положить на стол студенческий билет. Уже на третьем курсе института советская власть заметила тягу молодого парня, искалеченного войной, к знаниям о добре и зле. Он вернулся в Воркуту, работал бухгалтером. А потом справедливость синих небес подарила Карлену Таджатовичу любовь всей его жизни – жену Тамару.


– Она не женщина, она моя богиня, – со слезами на глазах говорит ветеран. – Я искал её долгих тридцать два года, а когда увидел – понял: если я на ней не женюсь, то никто мне больше не нужен. У нас родились две чудесные дочери. Есть четверо внуков и правнук. Мы вместе уже пятьдесят пять лет.


Карлен Таджатович работал семнадцать лет в Воркуте директором Художественного фонда. Много раз ему предлагали вступить в коммунистическую партию. Карлен Таджатович всегда отказывался. Но в городе ссыльных, видимо, понимали причину, перестали настаивать. Уже давно участник войны ненавидит бумаги, связанные с личным делом. Однажды учительница в школе попросила его написать на специальном бланке характеристику на внука. Мол, какой он у вас: скромный или бойкий, чем любит заниматься, что за характер у мальчика. Карлен Таджатович отказался писать «донос» на внука. Только на всю страницу вывел ручкой одно слово – «золотой!» В Липецк семья Геворкян переехала больше двадцати лет назад.


Карлен Таджатович со своей богиней Тамарочкой много путешествовал, он всегда крепко стоял на ногах. Только последнее время силы уже не те, чтобы доверять только своим двоим. Рядом всегда опора – руки богини. Пока мы общались, Тамара Михайловна тоже была рядом, тихая как ангел. Пересказывала вопросы, если вдруг не услышит любимый супруг. Карлен Таджатович встретил нас в обычном костюме без наград и всё повторял: ну чем я вам интересен, я всего лишь один из миллионов…



Фото автора и из архива семьи ГЕВОРКЯН

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +5 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх