lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 февраля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

На коленях (фото)

Новый проект - "Литературная карта Липецкой области"
09.02.2015 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Культура
Фото Павла Острякова и Александра Богданова

Литература на карте


Слово дано человечеству не просто так. И несут его люди, как драгоценный дар. Создав литературу, человек раздвинул границы времени и пространства, расширил географические горизонты.


Административные границы регионов на карте нашей страны менялись со временем и до сих пор продолжают корректироваться. Поэтому многие литераторы прошлого, рождавшиеся в разных волостях и губерниях России, 60 лет назад с образованием Липецкой области стали нашими земляками. Без каждого из них российская литературная карта была бы неполной. Кто-то из родившихся на липецкой земле или обретших в ней вечный покой стал явлением мирового масштаба. А чьи-то имена уже подзабыты. Но каждое слово, вброшенное в мир, было кому-то и для чего-то нужно.


В Год литературы было бы правильным всех вспомнить. Для этого журнал «Итоги недели» и начинает новый проект. Только рассказать о каждом – сложно и даже, скорее всего, невозможно. Но мы постараемся населить нашу журнальную литературную карту Липецкой области настолько, насколько станет сил, чтобы как можно меньше оставалось на ней белых пятен. Поклонимся с благодарностью поэтам и прозаикам прошлого и настоящего. Тем, кто, не уставая, пишет книгу бытия.

***

Наверное, каждому профес­сионалу радостно стоять перед своим делом на коленях. Но всё это – для красного словца, чтобы подчеркнуть преданность профессии. А вот первую профессиональную поэтессу России Анну Бунину жизнь в буквальном смысле поставила на колени…


ФОТО




«Природа ничего нам даром не даёт…»


Далёкая-далёкая, спрятанная и сегодня от больших дорог (чаплыгинская ныне) деревушка Денисовка… Крестьяне с малыми детьми спешат на службу в соседнее Урусово или в другие приходы. Проходя мимо барского дома, крестятся и тихо молятся. Взрослые – осознанно, с трепетом и жалостью, малышня – просто от чистого сердечка. И плачут за свою страдалицу барыньку…



Любить меня и нет, жалеть и не жалеть,


Теперь, о ближние! вы можете по воле.


Едва из тела дух успеет излететь,


Нам жалость и любовь не нужны боле.



Минует 100 лет. И все эти годы, проходя мимо могилы той самой барышни, люди будут продолжать молиться за ту, которая так истово и смиренно несла свой крест, за ту, что оставила по себе столько добрых воспоминаний…


Три брата у меня, сестрами самтретья, -


И всем меньшая я.


Мной матушка скончалась;


Зато всех хуже я считалась,


Дурнушкою меня прозвали!


Мой батюшка в печали


Нас роздал всех родным.


Сестрам моим большим


Не жизнь была – приволье!


А я, как будто на застолье,


В различных девяти домах,


Различны принимая нравы,


Не ведая забавы,


Взросла в слезах…



Так писала о себе в начале XIX века Анна Бунина, первая русская профессиональная поэтесса (слово, так раздражающее двух великих её последовательниц – Анну Ахматову и Марину Цветаеву, которым было жизненно важно быть поэтом!).


Расхожее выражение: человек жив, пока о нём помнят. Без малого двести лет прошло, как из мира бренного в иные выси ушла страдающая и талантливая душа Анны Петровны. Бунина своим рождением и смертью завершила круг бытия – легла в ту же родовую землю, где и появилась на свет.


Село Урусово по сей день почти не изменилось: те же порядки домов, тот же простор, на том же месте стоит Никольский храм, правда, сейчас в камне – всё, что, выходя на крыльцо, видела Анна Бунина в детстве. И даже хорошо, что мы приехали в её родные места зимой – снег скрыл, будем так говорить, культурный слой, оставив первозданность.



Это случилось накануне Крещения – 18 января 1774 года в доме провинциального (не богатого, однако, и не бедного) помещика, представителя древнего дворянского рода, рязанского землевладельца, прапорщика Петра Максимовича Бунина раздался младенческий крик – появилась на свет его младшая дочь Аннушка, ставшая шестым ребёнком в семье. Её счастливая, беззаботная младенческая жизнь под крылом любящих родителей закончилась очень быстро – немногим более года после рождения дочери скончалась мама Анна Ивановна, урождённая Ладыгина. По обычаям того времени отец-вдовец не имел права самостоятельно воспитывать детей. Так младшая и пошла, как раньше называлось, в приживалки. Замужние сёстры, братья, тётушки – семьи, в которых она росла, менялись очень быстро. Не везде её любили. Не все её жалели. И почти никто не учил – всё её образование свелось к знанию нескольких правил грамматики, четырёх – арифметики, а ещё она умела шить, вышивать и плести кружева. Читайте пушкинского «Евгения Онегина», где он описывает жизнь провинциалов Лариных – всё было и у Буниных.


Потом, спустя десятилетия, она опишет в стихах, как училась терпению и трудолюбию у пчёлок, как наблюдала за травкой на лугу, как любила всё это всем своим трепещущим, ранимым и уже затравленным сердцем.


При этом она навсегда осталась благодарна родственникам, в первую очередь рязанским Семёновым – предкам знаменитого путешественника и учёного Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского, у которых провела свои юношеские годы, помогала всем многочисленным племянникам, племянницам, внукам…


Дом, в котором родилась Анна Бунина, жив и по сей день. После Буниных он принадлежал князьям Кропоткиным. А потом, с торжеством новой советской власти, здесь разместилась школа. И, наверное, это самый лучший способ сохранить наследие старины – отдать всё детям, чтобы они сберегли память.


Сегодня имя Анны Буниной известно профессионалам, людям, живо интересующимся отечественной культурой и историей. К сожалению, большинству из нас в Год литературы только предстоит познакомиться с ней.


А вот ученикам урусовской школы никакие реанимационные манипуляции не нужны. Уже много лет сначала в самой школе, а теперь и в районе проводятся «Бунинские чтения» (не путать с мероприятиями, посвящёнными Ивану Алексеевичу Бунину). И все старшеклассники наизусть, если не полностью, то хотя бы строфу из произведений Буниной прочесть могут – благо, что стендов с её жизнеописанием и творческой биографией в классах достаточно.


23 года назад сюда, как написал когда-то Александр Сергеевич Пушкин, «в глушь, в деревню» из далёкой Киргизии перебралась семья учителей-филологов Лихолетовых.


– Когда мы выбирали для себя место в России, то сразу же остановились на Урусово, – рассказывает Татьяна Сергеевна Лихолетова. – Во-первых, здесь немного романтические и истинно русские просторы. А во-вторых, мы поехали на имя Семёнова-Тян-Шанского. В Киргизии Петра Петровича до сих пор помнят и чтут. Мой свёкр, шофёр-дальнобойщик, узнав, куда мы едем, очень обрадовался – он всегда на озеро Иссык-Куль добирался по Семёновскому мосту. Когда впервые здесь оказались, то думали, что попали на родину Ивана Алексеевича Бунина. Об Анне Буниной я узнала, устроившись на работу в сельский музей. Меня очень удивило и обрадовало, как трепетно местные жители относятся к своей Анне, сколько односельчан и по сей день посвящают ей стихи. Конечно, время её слога давно и безвозвратно ушло. Но забывать это имя, её вклад в отечественную литературу нельзя.



«Свежий ветр с Невы вдруг дунул»


Сегодня нет точных данных, когда и как девица Бунина оказалась в Петербурге. Анне исполнилось 12 лет, когда умер её отец. По существующим правилам, дочь получила причитающуюся ей 1/14 часть наследства. И, имея доход в 600 рублей в год, где-то лет в 25 отправилась в столицу. И весь свой капитал очень быстро потратила. Только не на драгоценности и балы, а на образование. Она брала уроки у самых лучших и доступных ей учителей того времени. Изучив французский, немецкий и английский языки, она теперь могла не только писать стихи, но и делать переводы.


– Своё первое стихотворение Анна Бунина написала, пожалуй, лет в двенадцать, – рассказывает Александр Александрович Богданов, известный краевед, заведующий историко-природным музеем-заповедником Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского, предлагая нам пройтись по подлинной старинной бунинской лестнице, что сегодня ведёт на второй этаж школы, и заглянуть под неё – там тоже есть много чего исторического. – Кто-то из родственников попросил написать некое прошение – она исполнила его в стихах. И объяснила, что рифмами ей изъясняться легче. Попав в Петербург, она стала писать очень плодотворно. Благодаря родственным связям, а потом и собственному таланту попала в знаменитый кружок литераторов старой школы «Беседа Любителей Русского Слова», была представлена императорскому двору. Получив нужное образование, Анна Петровна уже не стеснялась читать свои произведения на публике. И очень скоро стала популярной персоной в столице.


Конечно, женщина, живущая в начале XIX века самостоятельно, без мужской опеки, вызывала много кривотолков. Тем более что Анна Бунина так и не вышла замуж. Но её увлекающаяся натура, романтичное и восторженное сердце требовали любви. Как отмечали многие современники, в том числе и «старик Державин», а потом и исследователи её творчества, некие романтические чувства связывали «русскую Сафо» с известным в то время поэтом и ловеласом Иваном Ивановичем Дмитриевым. Сама же Анна Бунина очень тактично отстаивала свою самостоятельность, возможность равноправия женщины как в творчестве, так и в бытовой жизни. Она не была феминисткой, она не была революционеркой – она просто жила и творила, как умела. И свою точку зрения выражала только в стихах и письмах. Причём не конфузясь перед большими именами.


Она, как яркий представитель старой поэтической школы, была неоднократно «распята» в эпиграммах, стихах и экспромтах поэтов нового времени, среди которых был и Александр Сергеевич Пушкин. Перед ними, новыми, дерзкими, ужасно талантливыми, у неё не было иммунитета. И это несмотря на заступничество Гавриила Романовича Державина, Николая Михайловича Карамзина. Поклонником её творчества был также знаменитый баснописец Иван Андреевич Крылов.


Так случилось, что когда Солнце русской поэзии только родилось, светило «русской Сафо» уже было в зените. А взлёт Александра Пушкина пришёлся на закат Анны Буниной.


…Сто лет назад, в 1815 году, на петербургской сцене состоялась премьера комедии Александра Александровича Шаховского «Урок кокеткам, или Липецкие воды». Автор, сатирический поэт и даровитый драматург, в то время находился в эпицентре борьбы, терзавшей литературные круги Москвы и Петербурга. Анна Бунина была знакома с ним по «Беседам Любителей Русского Слова». Она ещё не знала, что через десять лет сама поедет лечиться на Липецкий курорт и напишет не урок кокеткам, а стихотворное послание к племяннице:



«Ещё простой подам тебе урок:


Ты – женщина. Учись быть с юности покорна,


В желаньях не упорна –


Упорство женщине порок…»



«Анна Первая»


Так назвал своё стихотворение-посвящение всем женщинам-поэтам Евгений Евтушенко. Действительно, Анна Петровна Бунина, в сущности, проложила дорогу им всем – Анне Ахматовой, Марине Цветаевой, Ольге Берггольц, Марине Петровых… Их много, тех, кому стихами, так же, как и некогда Буниной, легче изъясняться, чем прозой.


К тому же Анна Ахматова считала, что Анна Петровна её родственница. «В семье никто, сколько глаз видит кругом, стихи не писал, только первая русская поэтесса Анна Бунина была тёткой моего деда Эразма Ивановича Стогова». Эразм Стогов был личностью незаурядной. Российский полковник, историк и бытописатель Сибири, проживший удивительную и полную приключений жизнь, оставил воспоминания детства – в которых царила Анна Петровна Бунина. Она привечала его, как младшего племянника, даже перевезла в Петербург. Но на самом деле Эразм Стогов приходился приёмным сыном Борису Карловичу Бланку и его супруге, урождённой Буниной. «Бунина была небольшого роста, немного продолговатое лицо, чёрные волосы, но лицо белое с прекрасным румянцем, очень живые, блестящие глаза, движения грациозны – была замечательно хорошенькою... Говорила она прекрасно, почти всегда господствовала в гостиной и за обедом... Говорят, что она имела много женихов, но так дорожила славою своего имени, что не решилась лишиться известности и умерла девицей».


Приходилась родственницей Анна Бунина и поэту Василию Андреевичу Жуковскому и первому российскому лауреату Нобелевской премии в области литературы Ивану Андреевичу Бунину.



«Есть в женщинах-поэтах постоянность


достоинства, в отличие от нас.


Та Анна на коленях настоялась


за них за всех. Вот кто – не Бог их спас»,–


декларирует Евгений Евтушенко, так как поэт на Руси – всегда пророк.


«Со смертию сходна разлука»


В десятых годах XIX столетия у Анны Буниной было всё хорошо. И всё казалось впереди. Царский дом выделил ей содержание, она издавала книги. Императрица Елизавета Алексеевна пожаловала молодой поэтессе золотую лиру, украшенную бриллиантами, с правом ношения её в торжественных случаях на плече. Она была востребована, независима (относительно), молода и красива, откликалась на все происходящие события стихами. Но в разгар войны с Наполеоном, в 1812 году, ей ставится и сегодня страшный диагноз – рак груди.


Бунина будет бороться с этим пожирающим и сжигающим её недугом долгие восемнадцать лет. Её станут лечить лучшие доктора России, за счёт императорской казны отправят в Англию к ведущим специалистам своего времени… В 1824 году она покидает Петербург и поселяется неподалёку от родного (но уже проданного) Урусово в деревне Денисовка у своего двоюродного племянника Дмитрия Максимовича Бунина и его жены Елизаветы Петровны.


В эти годы она писала очень мало. Но писала. Конечно, она жаловалась в стихах, в письмах к родным на своё состояние. Но это были стенания женщины, не требующей ничего, только бы её просто выслушали. Понимала ли она, за что? Этот вопрос не оставлял меня и не оставляет до сих пор. Но для себя я отвечу на него немного позже. Сначала поговорю с современной урусовской поэтессой Ольгой Ушаковой.


– Мне кажется, что не получавшая любви от людей, Анна Бунина брала её от природы, – уверена Ольга Петровна. – Не знавшая любви в семье, она была одарена ею от крепостных крестьян, которыми она с детства не брезговала. И возвращала потом эту любовь стихами. Мне кажется, что она была однолюбом… И я её очень хорошо понимаю – мы с мужем прожили много лет, недавно его не стало, а я не представляю жизни без него. Я впервые узнала о Буниной в детстве от бабушки, Дарьи Степановны. Она была верующей, ходила в мураевенскую церковь и нас с двоюродным братом брала. Проходя мимо трёх отдельно стоящих могил, молилась. Она не знала, кто именно лежит под двумя чёрными и одним серым крестами. Но говорила, что там – барынька, очень добрая и очень больная. В селе из поколения в поколение было принято молиться у этих могил, чтобы Господь даровал прощение и успокоение страдалице. Анну Петровну помнили в селе очень долго – много добра она людям сделала… А в восьмидесятые годы один делец из Милославки решил свести отсюда все старинные надгробия. Хорошо, что в это время по улице шёл тогдашний директор школы, он созвал односельчан, и некоторые камни они отстояли. Плиту Анны Буниной он положил под крыльцо библиотеки. Её потом и нашли краеведы.


«Мы Анну нашу не забудем,


И добрыми, как Анна, будем.


Ведь доброта всегда была


Как воздух людям всем нужна».



В последние годы Анна Бунина уже не могла ни спать, ни стоять, ни сидеть, ни лежать. Болезнь оставила ей единственный способ существовать – стоять на коленях, опершись локтями на стол. И в таком состоянии она продолжала писать. Её последняя работа – перевод с английского языка произведений известного шотландского проповедника Блэра (Blair), напечатанных ещё при её жизни в 1826 году в Москве под заглавием «Нравственные и философические беседы». Одну из книжечек она подарила своему двухлетнему внучатому племяннику, будущему великому учёному и путешественнику Петру Семёнову-Тян-Шанскому с надписью «Любезнейшему моему внуку и крестнику Петрушеньке Семёнову, в чаянии достославной возмужалости…» Он же впоследствии напишет, что судьба поставила Бунину на колени в физическом плане, но не в моральном.


А мне почему-то всё время казалось, что Анна Петровна воспринимала свою болезнь мистически. Быть может, рак стал следствием её внутренней борьбы. Всё-таки жила она, нарушая традиционный уклад того времени. И, быть может, не показывая этого публично, страдала. Её одиночество, её понимание, что пришла новая поэзия, в которой ей нет места, её недолюбленность, постоянная борьба за своё место – вот, как мне кажется, главные причины её заболевания. Первопроходцам всегда трудно. Но маленькая красивая женщина шла вперёд, не оглядываясь и не ища опоры. Её первой книгой, по которой девчонкой Аня училась читать, была Библия. На смертном одре она также читала Святое Писание.


«Нам жалость и любовь не нужны боле»


«Первые годы мои были исполнены душевных, последние – телесных скорбей и недугов... Оставляю тебе мои записки. Они вовсе не приносят мне особенной чести: не хочу стяжать уважения, которого не достойна. Хочу предстать пред вами без всяких внешних украшений. Сии тайные записки откроют вам, почему поступки мои не всегда были сообразны между собою и один другому часто противоречили... Смело исповедаю, что при других обстоятельствах я была бы гораздо лучше, нежели какова ныне. В сердце моём... насаждено благое семя правоты и чести, которые чтила я не только от юности моей, но и от самого ещё младенчества. Орудия, служившие ко вреду моему, могли бы, при лучшем воспитании, быть направлены к единому благу…»


Это строки из письма к племяннику Дмитрию Максимовичу Бунину, у которого Анна Петровна Бунина доживала последние дни. Бунина говорит о завещании, в котором описала всю свою жизнь. Но уже никто и никогда не узнает, о чём хотела рассказать нам Анна Первая. Родственники, скорее всего, сознательно не решились публиковать её завещание. Он было похоже больше на публичную исповедь. Наверное, Анне Петровне хотелось разделить свою боль с людьми, а быть может, и предостеречь кого-то от возможных ошибок.


…Как и во времена Анны Буниной, так и сейчас стоит неподалёку от Урусова лес Олёх.


«…Ольха в нём вырастает.


И среди топей и болот


родник больных спасает».


Ольга Петровна Ушакова считает, что именно вода из этого целебного колодца возвращала к жизни многих женщин. Только вот Анне Буниной не помогла…


Говорят, что его вода помогает бесплодным женщинам стать матерью. А Ольга Сергеевна благодаря его водичке стала писать стихи. Она с детства страдала сердцем, а после того как бабушка целый год лечила её водой из Никольского колодца, она смогла не только стать балериной, но ещё и родить двух детей. Здесь, на колодце, Николай Угодник являлся её прабабке Елене, которая решила свести счёты с жизнью – муж сгинул на войне, а кормить пятерых дочек было нечем. Вскоре муж вернулся, девочки выросли, и каждая дожила до девяноста лет. На своих, как говорится, ногах. А бабушка Елена в наказание 15 лет пролежала на печи…


Говорят, что человек жив, пока жива память о нём. Урусовская земля, её источники и горизонты свою Анну помнят. Как помнит и дом, сегодня заполненный детским смехом. Как помнит изгородь, та самая, что ограждает школьный, а некогда барский сад. В нём уже многие десятилетия стоит обелиск павшим солдатам Великой Отечественной с говорящей надписью «Вечная слава героям». Анна Бунина тоже наш герой. И вспомнить её нам нужно. Просто для того, чтобы она встала с колен…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 20 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Корона для «Мисс Творчество»

 Анна СЕРГЕЕВА // Образование

Не работа, а сказка

 Юлия СКОПИЧ // Общество



  Вверх