lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 февраля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Остановись, послушай тишину… (фото)

02.02.2015 "ЛГ:итоги недели".
// Общество
Фото автора

Окончание публикации Владимира КУРГАННИКОВА о европейских странах, освобождённых Красной Армией от фашистов


(Окончание. Начало в № 1-2)


ФОТО


Розовый танк и невинные «мальчики»



Кафка хорошо знал чешский язык, писал на немецком, а свой родной иврит стал изучать уже на исходе лет. Известности при жизни он не добился, но памятных мест, связанных с именем немецкого, чешского и еврейского писателя – и все по праву гордятся Францем, – в столице Чехии прописано много. Как и с именем чешского сатирика Гашека на пару с героем его романа бравым Швейком, но литературоведение в нашу экскурсионную программу не входило. А на музей Кафки мы натолкнулись случайно, после прогулки по Карлову мосту с тридцатью скульп­турами религиозного содержания. Все мы ещё находились под впечатлением от легендарного средневекового шедевра, а тут – Дом-музей Кафки. Честно говоря, мы б его и не приметили, хотя огромная, на книгу похожая, литера «К» у этого дома на видном месте. И всё потому, что людское шумное скопление больше привлекала другая достопримечательность – фонтан-памятник писающим мужчинам. Брюссельский писающий мальчик, конечно, рядом не стоял. К нему за несколько веков уже привыкли – даже если в Бельгии не бывали, писающая миниатюрная скульп­турка не раз светилась на экранах телевизоров. Но там – сама наивность, невинный грех, непорочность детства. В центре Праги другие масштабы – два бронзовых мужика ростом более двух метров справляют малую нужду с большим размахом. Памятнику позволительно, причём дуэт проявляет солидарность и мочится на карту Чехии, лужа под ними по форме как раз и воссоздаёт границы Чешской Республики. Автор порока в бронзе – Давид Черны, небезызвестный скульптор-озорник.


Бог с ней, с «картой» Чехии, свои былые просторы она растеряла, и помочиться на неё – как свои два пальца забрызгать. Но широкую известность в Чехии Давид Черны получил гораздо раньше, когда в ночь с 27 на 28 апреля 1991 года поглумился над памятью павших – покрасил в розовый цвет наш танк, установленный в Праге на постаменте в мае победного 45-го в честь советских солдат, примчавшихся к чехам на помощь.


Акция Давида Черны тогда восторгов не вызвала, общественность восприняла выходку как оскорбление памяти воинов-освободителей, и по стране прокатилась буря возмущения. Но это было давно, и живы были сердцем познавшие вкус Свободы, услышавшие тишину под мирные залпы в честь Победы и восторженные крики в честь Победителей, прошагавших пол-Европы. Но не все Победители это в Праге увидели…


Фраза Ильи Эренбурга – «Увидеть Париж и умереть» давно стала нарицательной, но остаётся… модной – для шарма. Прагу тоже нужно увидеть, но лучше замереть от восторга. Чтобы ещё раз, по возможности, вернуться, чтобы ещё раз ею насладиться. Прага может быть разной: утончённой и возвышенной, с соборами и ратушами, с площадями и улочками. Привлекательнейшая Прага! Она по-прежнему та, которую в мае 45-го спасли и сохранили. Прага шумная и оживлённая, музыкальная и весёлая от бурного потока экскурсантов, пожелавших замереть от восторга. Ей бы, столице Чехии, и самой на мгновенье замереть, чтобы вновь услышать тишину, которую подарили советские солдаты. Им самим тогда было не до восторгов, вскипала ярость благородная, и они смотрели войне в лицо. И до Дня Победы не отворачивались. Многие освободители здесь, в Праге, долгожданную Победу так и не увидели.


Наш всезнающий гид Марина показала мне одну небольшую солдатскую могилу прямо в старом пражском районе Градчаны. Окруженная кустами сквера, эта богова делянка – напротив Лоретанского монастыря. На обелиске выбито: «Вечная слава тов. БЕЛЯКОВУ, павшему за освобождение Праги», и ещё одна надпись – на чешском. На всякий случай – чтобы те, кто не дождались, знали, что солдат на чужбине не безымянный, и те, кто здесь, дома, всегда помнили, какой ценой досталась свобода Праге. Живи сердцем, если хочешь простоты и покоя. Одинокая могила прибрана и ухожена. И огонёк в лампадке на весеннем ветру резвился весело...


Уже на протяжении двадцати с лихвой пражских «постреволюционных» и «бархатных» лет, особенно в преддверии майских праздников, чешское общество будоражит вопрос – кто освободил Прагу? Мнения разделяются – одни чтят советских солдат, другие – власовцев. Документальная история своей дотошностью не так уж привлекательна, а грабли под ногами всегда сподручны. Поэтому и отношения между нашими странами то спокойно-объективные (даже помудревший с годами Давид Черны в одном из своих интервью заявил, что не против возвращения «тридцатьчетвёрки» – памятника советским танкистам – на постамент), то раздрай в правительственных душах, и вывешивает Чехия поношенный «железный занавес», навязанно-подаренный вездесущей Америкой. И вновь – помянем старое, но более зрячими не становимся.


Так вот, о власовцах… 5 мая, на исходе войны, в Чехословакии подняли руку на фашистов. Всю войну исправно снабжали вермахт винтовками и истребителями, а тут наконец спохватились, поняли – «обожглись». Да так, что и душа вскипела. Но уже через сутки стало ясно – поспешили чехи с восстанием, немцы обозлились и могли бы в горячке сделать с Прагой то же, что и с Варшавой. Как раз неподалёку оказались власовцы, уже обречённые, как и их хозяева-фашисты, но с надеждой. Решили помочь восставшим чехам, чтобы продемонстрировать западным союзникам свою антифашистскую сущность…


Власовцы повстанцам отчасти помогли и, накопив примерно за сутки антифашистские аргументы, восставших бросили. В ночь с седьмого на восьмое мая Прагу покинули и двинулись тылами к позициям американцев – сдаваться в плен. А там разговор оказался короткий, причём тоже общеизвестный: «Вы русские? Вот пусть русские с вами и разбираются»… В 1945 году власти западных союзников разделяли именно эту точку зрения. Правда, потом при­шли войны холодные…


А в самой Праге бои тогда продолжились. Уже без участия власовской РОА – утром 9 мая в город на подмогу пражским повстанцам примчались наши вой­ска. Советский Союз уже с восторгом слушал Левитана, со слезами на глазах праздновал окончание войны и чокался под салюты за Победу, а немцы в чешской столице и её окрестностях ещё несколько дней продолжали сопротивляться. И война продолжала множить могилы победителей. На территории бывшей Чехословакии они повсюду…


В Праге памятник советским солдатам установлен в православном секторе знаменитого Ольшанского кладбища. Перед памятником – обелиски с красной звездой. Их сотни… Павшие Прагой не восторгались – времени на это война не отпускала, она и на пули не скупилась. И лежать им вечно в земле чужой. Домой они тоже порой возвращались – в материнских снах. Говорят, эти сны вещие, но они скоротечны – и смотрели поутру с фотографий юные, безусые, павшие. Вдовьи счастливые сны тоже длились мгновенья – материализоваться сновидениям мешала война, а вещей в войну служила похоронка…


Здесь же, на Ольшанском кладбище, в том же православном секторе захоронены власовцы. Они спасались от родины, и чужбина их приютила. Приют поначалу безымянный. Но после «бархатной революции» и демонтажа социалистических буден над захоронениями власовцев возникли крест и надгробный камень в честь РОА – русской освободительной армии. Следом появились и розовый танк, и споры по поводу – кто Прагу освобождал?


Я долго искал ответ на вопрос – почему Бог помог атеистической державе? Именно той, которая на весь мир пропагандировала Его отсутствие? Не знаю, сам додумался или подсказка с неба – просто Бог заглянул в души тех, кто защищал Родину. И в те грозные годы войны, выходит, не важно – крещён или не крещён, с нательным крестиком, прикрытым от всеобщего обозрения, или с комсомольско-партийным билетом в левом кармане у сердца. Поколением Победителей правил капитал – духовный! Духовно-душевный! Хотя вряд ли Бог заглядывал в души сражавшихся за Отечество – и так всё знал. Не сомневался и в наличии у них духовной зрелости. Сам верил в Победу! И в Подвиг народный!


Я, наверное, по-своему верю в Бога – без посредников в рясах. Не везёт мне пока с духовником, чтобы открыться и довериться. Может, поэтому и происходящее порой не понимаю – храмов всё больше, и они нараспашку, но в души свои активно ставим мы двери железные. Даже без глазка…


У отдельных пражан, конечно, тоже своё мнение, но и этих отдельных не пойму – к какому же лику после «бархатной революции» причисляют они власовцев? Впрочем, Бог судья! И говорить плохо о мёртвых не принято. Поэтому поставлю многоточие, обозначающее прерывистость характера, причём возбуждённого, речи и незаконченность высказывания…


А советским солдатам на Ольшанке под обелиском с красной звездой ставлю восклицательный знак! Бессмертен их подвиг! На эти восклицания в мае 45-го и весь Старый континент, много повидавший на своих веках, не скупился. И союзники, которые, избавившись от многоточия, к концу войны прозрели.



Культ личности по-венски – Моцарт, Штраус, Сиси и… Сталин


Дорога из Праги в Вену не утомила. За четыре с лишним часа было на что и за окном посмотреть – привычной заграница с ходу не становится, и прикорнуть, кому хотелось, в комфортабельном автобусе удавалось без особых проблем. Правда, из-за длительности переездов знакомство с достопримечательностями проходило в спешном режиме. В том, что столица Австрии – один из древнейших городов Европы, мало кто сомневался, но нас сразу же, на бегу, ошеломили современным символом Вены – домом архитектора Хундертвассера. Построен он примерно тогда же, когда и у нас началась своя перестройка. Но если Австрия этим жилым творением гордится и выдвигает на первый план, то Советский Союз поминает перестройку недобрым словом, и в память врезался лишь «сухой закон» с подмоченной репутацией. А дом Хундертвассера и правда ошеломляет отсутствием какой-либо архитектурной логики – пёстрый фасад с разными по величине и формам окнами, холмистая этажность, мозаика и орнаменты из разноцветных плиток, крыша с кустарником. Ни привычной правильности, ни прямых линий – одни неровности, которые мы ощутили и под ногами, когда приблизились к объекту. Такое ощущение, что природа вдохновила художника-архитектора, а потом сама пожаловала в гости к жильцам.


После осмотра современной достопримечательности экскурсия на бегу продолжилась. И древняя столица замелькала – улицами, переулками, проспектами, площадями с величественными храмами, с роскошными резиденциями знатных особ, с шедеврами правильной архитектуры, которых в Вене с избытком. Всё это достижения былых времён, но оригинальность, неповторимость замыслов потомков удивляет и поражает. Правда, удивиться особо не получалось. Для почти бегущих без отстающих картинки сменялись, как в детском калейдоскопе. Но если тот «прибор» можно было вертеть и в лежачем положении, то по столице Австрии приходилось кружиться самим, наверное, в темпе вальса, поскольку и Вена признана Городом вальсов. Невольно вспомнился и анекдот – старый, но в тему: «Приходит Вовочка из школы и говорит отцу:


– Мне двойку поставили по биологии.


– За что?


– Учительница спросила – у кого самые большие яйца?


– Ну, а ты?


– Я сказал – у верблюда.


– Правильно, а учительница?


– А она считает, что у страуса.


Отец задумчиво:


– У Штрауса?.. Так вот почему он писал такие медленные вальсы…»


Честно говоря, впервые этот анекдот я услышал в 1987 году в Германии, на последнем фестивале советско-немецкой молодёжи. Рассказывали его немцы, которые русским языком владели блестяще. Страус и Штраус, конечно, удачное совпадение, но медленных танцев австрийский композитор Иоганн Штраус-сын – дирижёр, скрипач, автор популярных оперетт и признанный король вальсов, не писал. И ритмы Города вальсов нас изрядно утомили. Передышка удалась на площади Марии Терезии. Здесь сразу же бросаются в глаза два грандиозных здания-близнеца, два ренессансных дворца, одинаковых с лица. В них размещаются два музея – Естествознания и Истории искусств. Времени на их посещение обязательная экскурсионная программа не отводила, но перевести дух произвольно у нас получилось – можно было неспехом прогульнуться по изумрудному ковру газона, который устилал широкое пространстве площади в честь Марии Терезии. Успокаивающе радовали глаз и огромные зелёные шары кустов, уже привыкшие к регулярной сезонной стрижке. И всё же больше внимания многочисленные экскурсионные группы уделяют грандиозной бронзовой композиции памятника, который вознёсся в честь хозяйки этой площади – Марии Терезии. Сама императрица восседает на пьедестале-троне двадцатиметровой высоты. Памятник сооружён в конце девятнадцатого века, почти через сто лет после её смерти, но, наверное, прижизненные деяния были столь весомы и ощутимы, что благодарные потомки решили не забывать, и увековечили в бронзе в центре столицы. Впрочем, судите сами – особо заметными и важными в деятельность императрицы были реформы во внутреннем управлении страной. Боролась со взяточничеством и казнокрадством в администрации, «гасила» беззаконие, улучшала судебные порядки и законодательство, упорядочила финансы. Так активно занималась всевозможными внутренними преобразованиями, что и престиж страны в масштабах Европы заметно укрепился. И разве такое – через века злободневно-актуальное! – забудется! Она и как мать прославилась – 16 (!) детей нарожала. В честь императрицы даже астероид назвали. И всё же одну промашку её благодарные потомки допустили. Во время Второй мировой войны создали кавалерийскую дивизию СС и именовали её «Мария Терезия». Надеялись на её помощь с небес, на суфлёрскую подсказку в масштабно-трагичном театре военных действий. Но небеса промолчали, а сам Бог уже всё прочувствовал и знал, кому помочь – в феврале 1945 года при взятии Будапешта дивизию СС «Мария Терезия» советские войска разгромили. Кстати, на троне-пьедестале императрицу окружают четыре фигуры, символизирующие её добродетели: мудрость, сила, сострадание и справедливость. Этих добродетельных символов земляки Марии Терезии, видимо, толком не разглядели.


«Пусть другие сражаются, а ты прирастай браками, счастливая Австрия» – эти слова приписывают Марии Терезии. И многие знатоки искусств сравнивают её памятник с памятником другой великой императрице – Екатерине II. В годы её правления границы Российской империи тоже раздвинулись, причём значительно – и на запад, и на юг. Обе императрицы – Великие, обе – современницы, но памятник за добрые деяния в Санкт-Петербурге появился раньше – лет на пятнадцать… А мне, по случаю, вспомнился ещё один памятник, символизирующий не только необъятные просторы нашей Родины, но и братские отношения тех, кто в ней проживал, – фонтан «Дружба народов». Появился он в Москве, в районе ВДНХ, после войны, которая конкретно подтвердила, как хороши, как надёжны братство и дружба – когда нагрянула беда, и в смертельном бою всё проявилось... Фонтан и сейчас красуется на том же видном месте. Только вода впустую льётся – смысл утёк в обнимку со значением…


Замедлили свою трусцу и у кафе – обеденный перерыв в программе тура пре­дусмотрен. Здесь тоже друг перед дружкой сошлись во вкусах и придерживались стандарта, три в одном – всё по-венски. Шницель, штрудель и кофе, может, что-то кому-то и было непривычно, но на слух всё пропиарено веками. Мы тоже все остались сыты и довольны. Не торопили нас и в сувенирной лавке, где царил культ личностей – Моцарт, Штраус и Сиси. Моцарт просто позировал или застыл у рояля. Штраус, похоже, со своей скрипкой не расставался. Императрица Австрии Елизавета Баварская, по книгам и кино больше известная под уменьшительно-ласкательным именем Сиси, в своём девятнадцатом веке была знаменита как первая красавица Европы, но, судя по всему, австрийцы её и в двадцать первом веке боготворят. Кроме достойных мест в сувенирных лавках, функционируют и музеи, и выставки, ей посвящённые. И первую ступень на пьедестале красавиц в Австрии, наверное, никому не доверят.


Затоптались мы на месте и у дома, где жил… Сталин. Не заметили бы, прошмыгнули, если бы не седой австриец – услышав русскую речь, кивнул на табличку, вмурованную в фасад, и крикнул:


– Сталин! – на немецком, но понятно. Добродушный австриец ещё и кулак с большим пальцем, поднятым вверх, показал.


Конечно, мы растерялись. В родной стране подобный памятный знак с профилем вождя можно увидеть лишь на фронтоне липецкого ДК Студёновского рудоуправления. В разгар выкорчёвывания культа личности в Липецке недоглядели. Хрущёв в ту пору, как известно, неистовствовал. Откатывал общий Грех подальше и повыше. Стучали, сажали, репрессировали и реабилитировали – оптом, а стрелочника назначали в розницу. Но – генералиссимус, для солидности. В Австрии тогда к Хрущёву прислушались – площадь в центре столицы с именем Сталина переименовали, но табличку на фасаде жилого дома трогать не позволили. Наверное, тоже для солидности – как-никак, а посещала Вену личность с мировой известностью! Табличка установлена в 1949-м, причём даты на ней фиксируют не годы политического расцвета Иосифа Виссарионовича, а январь-февраль 1913 года, когда и Первая мировая война не началась, и Великая Октябрьская революция не грянула. Здесь, в Вене, Сталин написал наиболее значительную свою работу – «Марксизм и национальный вопрос», имевшую немалый резонанс в социал-демократических кругах, а спустя тридцать с лишним лет он точно знал, где поставить в Вене памятник советским воинам, погибшим при освобождении столицы Австрии. Бои за взятие Вены в апреле 45-го ещё шли, а памятник в центре города был уже прописан – в пяти минутах пешком от дома, где Сталин жил, до дворцового комплекса Шёнбрунн, действующей тогда резиденции императора Франца-Иосифа.


Памятник сооружён в 1945 году, сразу после войны. В память о 17 000 советских солдат, павших в битве за Вену… Мы этому памятнику тоже поклонились, помолчали, подумали. Нет давно Сталина, нет Советского Союза, а памятник стоит. Напоминает, кто именно победил в той страшной Второй мировой… Колонны из белого мрамора – с тыльной стороны пьедестала, на котором возвышается фигура советского солдата в золотой каске. В руках у него – флаг СССР и советский герб в позолоте. На груди – автомат. На фронтальных и боковых сторонах пьедестала-пятигранника – списки павших, наших солдат, строки из Государственного гимна СССР в редакции 1943 года, строки из приказа в связи с взятием Вены… На видном месте и цитата выбита, которую в 45-м, победном, наверное, все обитатели Старого континента, вдоволь и впрок нагоревавшиеся, настрадавшиеся и наплакавшиеся, знали и уважали:


«Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами».


Тогда казалось – на века вбивается в мрамор эта надежда. Вновь ошиблись. Знамя свободы и мира не развевается, приспущено. А слёзы европейского розлива кому-то опять понадобились…



Проверяли – мин не было…


Семьдесят лет назад униженная и оскорблённая Европа отряхнула коленки и побежала с цветами и с поцелуями навстречу советскому солдату – спасителю-освободителю. Коротка память. В последние годы в отдельно взятых странах русские мешают. Они – в бронзе, в граните, в железобетоне, под обелисками. Вот такое – символическое – присутствие кого-то злит и раздражает…


Честно говоря, я и в Дрезден ехал с тревогой в душе. В том, что к русским здесь относятся с пониманием, не сомневался – дружеские отношения не один век крепились. После наполеоновских войн генерал-губернатором земли Саксония со столицей Дрезден был русский князь Репнин-Волконский. Он и православный праздник устроил с массовым крещением на Эльбе. В складчину дружная русская община по образцу московских храмов здесь и церковь возвела. А композитор Сергей Рахманинов, проводивший три зимних сезона в Дрездене, пожертвовал деньги на устройство в храме газового отопления. Говорят, оно и по сей день исправно работает. Русские здесь крестились и венчались. Прихожанами являлись Достоевский и Тургенев. Кстати, крещён здесь был и родившийся в Дрездене Столыпин, последний реформатор в истории царской России. 8 мая 1945-го от фашизма Дрезден освободили тоже наши. Союзников советский «трофей» раздражал, и бомбили его, ещё до прихода Красной Армии, основательно, причём целились самолёты союзников исключительно в здания, представляющие историческую ценность. Сразу же после войны город восстанавливали, естественно, с нашей помощью. Впрочем, кому и когда советский народ в помощи отказывал…


К двадцатипятилетию Победы Дрездену и многофункциональный культурный центр подарили. Само железобетонное сооружение в историческом центре, может, и смотрится аляповато, но дрезденской филармонии культурно-развлекательную борозду не портит. В 21 веке активы Дрездена ещё больше возросли – в 80-х годах прошлого столетия здесь жил с семьёй и работал Владимир Путин.


Во время последнего фестиваля советско-немецкой молодёжи визит в Дрезден тоже входил в программу праздника Дружбы. Мы тогда по Дрездену долго гуляли. Особенно понравился Цвингер – одно из самых красивых мест в Дрездене. Это комплекс зданий, среди которых больше всех известна Дрезденская картинная галерея. О шедеврах в ней много сказано, но меня больше всего потрясла надпись в проходе портика, высеченная на русском языке: «Музей проверен. Мин нет. Проверил Ханутин». Год 1985-й, Великая Отечественная только в кино, в книгах, в орденах и медалях ещё живых фронтовиков и в учебниках истории, а тут, перед глазами – автограф войны…


Спустя двадцать с лишним в Дрездене меня больше всего и волновала судьба этого автографа – уцелел ли? Много с тех пор воды утекло. И Германия другая, и мы не из Союза, и отношения у нас капиталистические… Но надпись цела! Только фамилия поистёрлась так, что прочитать её почти невозможно. И я её сфотографировал – себе на память, а фотография может и другим пригодиться…


Давным-давно бродил по Европе призрак коммунизма. Но не проявился. И в человеческом исполнении вряд ли он станет реальностью. И Бог здесь не помощник. Война не призрак, и в человеческом исполнении она всегда реальна. Вот и сейчас бродит, везде где хочет. Европа её не замечает, не хочет, хотя многое из былого опять проявляется. Семьдесят лет назад ошибку мирового масштаба советский солдат исправил, но уроки истории опять забыты. Там, у входа в Дрезденскую галерею, я прочитал молитву – свою, молча, без посредников.


– Остановись, послушай тишину! И у монументальных скульптур в городах и весях, и у одиноких обелисков в чистом поле. Это – памятники погибшим. Это – обелиски Памяти…


Остановись, прислушайся, как бьётся твоё сердце. Вот так же чётко, живое и здоровое, билось оно в груди солдата, похороненного здесь или вдали от Родины. Он, известный или неизвестный тебе, подставил своё живое сердце, чтобы остановить пулю, направленную в тебя. Остановись, прислушайся к сердцу. Его пробито, твоё живёт… Задумайся, как живёт, чем живёт. Память должна быть честной…


Остановись, послушай тишину. Минута молчания – дань погибшим. Ещё один шанс прислушаться к себе. Память должна быть честной…


Услышит ли её Бог? Впрочем, он и так всё знает. И если грянет война, очередная, мировая, Он, скорее всего, отвернётся. Война – это коллективное творчество, а работа над ошибками, как всегда, недоделана…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +7 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы
// Здоровье

Лазер против слепоты

Лилия Сергучева, врач-офтальмолог областной больницы № 2
// Здоровье

Боль моя, ты покинь меня

Сергей Кудаев, главный специалист по паллиативной помощи управления здравоохранения Липецкой области, главный врач Липецкой городской больницы № 6 им. В.В. Макущенко
// Здоровье

Промедление опасно для жизни

Елена Рыбина, врач-невролог Липецкой областной клинической больницы
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование



  Вверх