lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
31 января 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

«Цензура рубля страшнее цензуры редактора»

31.01.2015 "Липецкая газета". Сергей Малюков
// Культура
Фото Николая Черкасова

Популярный сценарист, драматург, актер, кинорежиссер, продюсер и телеведущий Виктор Мережко не нуждается в особых представлениях. Достаточно только напомнить, что по его сценариям Никита Михалков снял «Родню», а Роман Балаян «Полеты во сне и наяву». В числе его работ такие любимые зрителями картины, как «Здравствуй и прощай», «Трын-трава», «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Одинокая женщина желает познакомиться», «Сонька Золотая Ручка».


Секретарь Союза кинематографистов России, народный артист России не так давно побывал на кинофестивале «Липецкий выбор» в качестве председателя жюри конкурса художественных фильмов. Мыслями о положении дел в отечественном кинематографе, и не только, Виктор Мережко поделился с журналистом «Липецкой газеты».


— Виктор Иванович, как вы оцениваете состояние современного российского кино?


— Качество картин сегодня очень разное. Если брать фестиваль «Липецкий выбор», то большинство представленных на нем фильмов — достойные работы. Советую всем посмотреть «Белый ягель» Владимира Тумаева, красивый костюмный фильм о любви молодого ненца, драму «Класс коррекции» молодого режиссера Ивана Твердовского, хорошая картина «Ещё один год» Оксаны Бычковой. Многие ленты призывают зрителя не быть равнодушными, заставляют оглянуться на жизнь вокруг. Да, такое кино любят далеко не все, но я считаю подобную социальную остроту оправданной.


А в целом ситуация в нашем кинематографе не радужная. Система проката разрушена, в кинотеатрах идут коммерческие поделки и голливудские блокбастеры, умное, доброе кино не может найти дорогу к массовой аудитории.


Кино, особенно американское, превратилось в аттракцион. Сегодня интересную историю о человеке проще рассказать в рамках телевизионного формата. Это общемировая тенденция. На телевидение сейчас приходят лучшие режиссеры и сценаристы. Там можно серьезно работать со сценарием, актерами, костюмерами…


— На прошлом «Липецком выборе» несколько главных призов получила картина Александра Велединского «Географ глобус пропил», которую многие сравнивали с «Полетами во сне и наяву». Вы согласны с такими параллелями? Почему тема «лишнего человека» в обществе снова стала актуальной?


— Тема «лишнего человека» в России — вечная. Первым её начал Михаил Юрьевич Лермонтов «Героем нашего времени», затем столетие спустя были написаны «Утиная охота» Вампилова, «Полеты во сне и наяву», в новом веке вышел «Географ». В нём меня, честно говоря, смутил крен в чернуху. Я когда писал «Полеты» не стремился покопаться в грязи, меня больше интересовало внутреннее состояние персонажа, чем обличение мерзостей жизни. У меня нет безысходности в финале, есть светлая печальная грусть.


Роман Балаян давно предлагал мне написать продолжение. Я категорически отказался. Он попробовал что-то сделать сам, в картине сыграл одну из последних своих ролей Олег Иванович Янковский, но фильм, увы, не получился… Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. А тема будет для нас актуальна во все времена. Уверен, появится ещё не одно подобное кино.


— Ещё одна вечная тема — поиски героя, созвучного духу времени. Пока, увы, наше кино не богато яркими знаковыми персонажами…


— Сейчас, на мой взгляд, мы переживаем настоящую трагедию. Государство теряет контроль над кинопрокатом, а значит, и над идеологией кино. Хозяевам кинотеатров чужды государственные интересы, они зарабатывают деньги, показывая экшн, пришельцев, вампиров, навязывая американскую модель поведения. Цензура рубля страшнее, чем цензура редактора.


Раньше все было мягче, худсовет мог попросить сгладить углы, сделать персонаж более светлым. Главное — система поддерживала таланты. Сейчас все подстраиваются под того, кто дает тебе деньги. Продюсер говорит тебе — делай так, иначе прикрою. Деньги всё решают. Идеология, интересы государства — об этом никто в этом бизнесе сейчас не думает.


Наши Бондарчук, Бекмамбетов пытаются работать под Голливуд. Кино, основанное на нравственных традициях русской литературы, — Достоевском, Толстом, Чехове, Горьком — не востребовано. Его никто не хочет показывать. Кинематографисты в растерянности, какие уж тут поиски героя, непонятно, как выживать дальше.


Хорошо, что есть такие кинофестивали, как «Липецкий выбор». На каждом сеансе полный зал, публике интересны сложные, неоднозначные картины, она устала от бездумного поглощения поп-корна. Но полноценный прокат некоммерческого кино сейчас невозможен. Становится непонятно, для кого тогда снимать? Многие талантливые ребята уходят из профессии.


— А вам бы не хотелось переломить ситуацию, написать яркий актуальный сценарий?


— Из девяти моих режиссерских работ лишь одна «Красная комната» была полнометражным кинофильмом. Она никуда не пошла. Какой смысл тратить колоссальные усилия на съемках полного метра, чтобы потом показать фильм дочке, сыну и соседу по даче? Нет, я принципиально теперь работаю исключительно для телевидения. Все мои телекартины — «Сонька Золотая Ручка», «Хуторянин», «Белая ночь, нежная ночь», «Подземный переход» и другие — получили живейший отклик у зрителей. За год я написал пять телевизионных сценариев. Сейчас работаю над двенадцатисерийной картиной.


— Сложно было пересесть в режиссерское кресло? Иван Охлобыстин, выступая в Липецке, признался, что после своего первого опыта кинопостановки окончательно решил, что ему комфортнее писать сценарии и наблюдать из зрительного зала, как их реализуют другие. У вас не было подобных мыслей?


— Действительно, не думал, что когда-нибудь буду заниматься режиссурой. Когда ты сочиняешь, то, сидя за клавишами, переживаешь весь спектр эмоций своих персонажей. Трудные кинопробы, не всегда адекватные артисты, сложная съемочная группа — зачем тебе это надо? Но когда я попробовал, что это такое — быть режиссёром, то изменил свое мнение. Это тяжело, но процесс съемок затягивает тебя с головой. Здорово, когда всё под твоим контролем. Профессии сценариста и режиссера дополняют друг друга.


Недавно провел кинопробы к своей картине «Не ждали», и сын параллельно отобрал актеров для фильма «Дайте мужа Дарье Климовой» по моему сценарию. С нетерпением жду начала съемок. У меня главная роль написана специально для Олега Басилашвили. Когда Олег Валерианович говорит, что лучшей роли он не читал за последние двадцать лет, то для меня его мнение дорогого стоит. Есть надежда, что получится хорошая картина.


— А вы часто спорили с режиссерами?


— Никогда. У меня в этом плане счастливая судьба. Все мои сценарии попадали к уважаемым мастерам. Они понимали, что если выдернуть из них какую-то сцену, кирпичик, то рухнет вся история.


Балаян вообще изначально не хотел снимать «Полеты», ему не понравился мой сценарий. Героя «Полётов» я писал со своего брата Володи, он точно так же пробовал найти себя в жизни, писал прозу, её нигде не печатали, одна семья, другая семья, невостребованность… Я отвечаю: «Бога ради, его тут же готов купить «Ленфильм». Тогда он нехотя согласился, постепенно втянулся в материал, и в итоге получилась его лучшая картина, лучшая роль Янковского.


Когда фильм был готов, он позвонил мне с Кубани. Говорит, какое же дерьмо мы с тобой сняли. Почему, спрашиваю я? Да показал тут фильм станичникам, сообщает Балаян, а те посмотрели и удивляются, что за идиота играет Янковский — красивая жена, красивая молодая любовница, что ему ещё надо? Он до конца не верил, что это хорошая картина.


— Очевидно, что «Полеты во сне и наяву» — это «кино не для всех», такой своего рода советский арт-хаус. Многие ваши сценарии, напротив, посвящены близкой многим теме провинции, о том, как жизненные обстоятельства меняют её жителей…


— Я же сельский житель, родился на хуторе Ольгинфельд в Ростовской области. Долгое время город был чужим и пугающим для меня, только сейчас я обжился в нём. Безжалостное вторжение цивилизации в чистую, нетронутую цинизмом душу — многие мои истории именно об этом. В определенной мере я ассоциирую себя со своими героями. Поэтому не люблю писать женские характеры.


— Тем не менее, у вас получилась целая галерея блестящих женских образов в картинах «Здравствуй и прощай», «Одинокая женщина желает познакомиться», «Вас ожидает гражданка Никанорова» или вот два недавних телефильма о Соньке Золотой Ручке. Кстати, чем вас привлекла личность легендарной королевы воровского мира?


— Темой гибели таланта, который пошел по неправильному пути, подвергнув себя недостойным порядочного человека испытаниям. Порок сожрал талант. Судьба Соньки так захватила меня, что я написал три громадных тома. Первые два удалось экранизировать, а завершающую часть трилогии в силу обстоятельств снять мне так и не удалось. А теперь и незачем. Можно при желании найти мою книгу и прочесть историю целиком.


— Значительная часть вашей жизни связана с Украиной. Как вы переживаете события, происходящие сейчас там?


— У меня там похоронены мама, папа, два брата, сестра. Конечно, больно видеть то, что там происходит. Россия и Украина для меня всегда были единым целым, которое нельзя разделить. Но это произошло. Больше всего в этой ситуации меня огорчает русофобия, ненависть к России и её народу. Даже в самом страшном сне я не мог предположить, что такое возможно. В голове не укладывается, что украинских детей там учат ненавидеть русских — «Кто не скачет, тот москаль», «Москаляку на голяку» и т.д.


Честно говоря, я боюсь ехать на свою Украину, в село Русская Поляна, где прожил немало лет, закончил украинскую школу, получил украинский аттестат зрелости и где похоронены мои родители. Со мной там за мою пророссийскую позицию, за то что я целиком и полностью поддерживаю в этом вопросе нашего Президента, могут сделать всё что угодно.


Как долго продлится эта дьявольщина, эта чума на любимой прекрасной Украине, я не знаю. Хочется верить, что разум возобладает. К сожалению, со многими украинскими коллегами пришлось прекратить общение. Они не хотят слышать меня. После того как мне позвонил из Киева Балаян и высказал всё, что думает обо мне, а потом подписал письмо «Остановите Путина» — он перестал для меня существовать. Хотя были и другие звонки с Украины со словами поддержки, размышлениями, как остановить националистическое безумие. Есть большое желание сделать фильм о судьбе украинских беженцев, судьбах, поломанных войной. Под впечатлением от происходящего я начал писать.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 23 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +20 C°  Ночь: +4C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 



  Вверх