lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
8 декабря 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

За каждой вещью целая эпоха (фото)

08.12.2014 "ЛГ:итоги недели". Виктория Удачина, фото автора
// Общество

9 декабря – День освобождения Ельца от немецко-фашистских захватчиков и День Героев Отечества. Совпадение? Может быть…


Однажды на пороге Музея боевой славы, что находится на третьем этаже корпуса №16 Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина, появился незнакомый мужчина.



— Даю 25 тысяч рублей, продай мне шинель маршала Советского Союза Николая Огаркова, — обращаясь к заведующему хранилищем Владимиру Пищулину, произнёс он.



В ответ перед носом незнакомца захлопнули входную дверь.


Вот уже почти полвека Владимир Иванович собирает и охраняет уникальные вещи. Сегодня в его «военном арсенале» около четырёх тысяч экспонатов, каждый из которых – свидетель Великой Отечественной войны.


ФОТО



Лыжи были бы кстати


— А что это за канистра такая? — не утерпев, спрашиваю я Владимира Ивановича.


— Даже не помню, в каком окопе и нашёл, столько их за эти годы облазил, — ответил он.


За обычной стеклянной дверью на третьем этаже ЕГУ много лет назад — открыли его в 1981 году, однако принято считать, что первый экспонат появился ещё в 1965 году, когда Пищулин совершил стартовое путешествие по «следам» войны — обосновался Музей боевой славы. Пожалуй, это единственное хранилище, в котором можно найти все необходимые свидетельства и свидетелей событий, произошедших в декабре 1941 года в Ельце.


Вдоль по узкому коридору, где и расположились сокровища истории, висят информационные стенды, рассказывающие о трёх стрелковых дивизиях – 122, 220 и 287 – базирующихся в начале прошлого века в Ельце. Особое внимание — 122-й дивизии.


По официальным данным, стрелковая дивизия ордена Кутузова была сформирована в Орловском военном округе в далёком 1939 году. К слову, именно тогда в Елец прибывает молоденький лейтенант, выпускник Астраханского стрелково-пулемётного училища Николай Огарков – в будущем легендарный человек, Маршал Советского Союза, начальник Генштаба СССР. Американцы до сих пор с почтением называют его «грозный солдат» и с удовольствием пользуются тем, что «слизали» из его военной доктрины.


…По распределению уроженец Тверской губернии оказывается в древнем городе. Квартироваться приходится в Красных Казармах — ныне учебный корпус ЕГУ.


Офицеры и солдаты, чувствуя приближение войны, тренировались без отдыха, совершенствуя знания и навыки. Как оказалось впоследствии, не зря. Через несколько месяцев начинается советско-финская война. Так как 122-я дивизия славилась своей мобильностью, её отправляют прямо на границу с Финляндией, в Кандалакшу, откуда спустя десятилетия Владимир Пищулин привезёт немало военных трофеев для музея.


О тех жутких событиях напоминают деревянные финские лыжи, приютившиеся у одного из стеллажей. Ох, как в 1939 году нуждались в них наши солдаты!


— Много тогда советских ребят полегло. Да и как иначе, ведь попали в непроходимую глушь, где снега по пояс, а ноги всё время в воде, что скопилась под сугробами. Лыж нет, да ещё и одеты наши в тёмные полушубки. Одним словом, мишени для финских «кукушек» — снайперов, сидящих на вершинах деревьев. Лишь спустя время солдатам стали выдавать одежду белого маскировочного цвета и лыжи, — рассказывает Владимир Пищулин.


Только успели «угомонить» финнов, как началась Великая Отечественная война, и 122-я елецкая дивизия заняла свои позиции в Мурманской области, став одним из щитов России на северной границе. Многие солдаты сложили свои головы в боях, но дивизия так и не была сломлена. Лишь после Великой Победы в Слуцке её расформировали.


Всё в музее напоминает о легендарной 122-й. Есть здесь и портсигар дивизионного врача, и гимнастёрки, что сохранила одна из медсестёр, и множество стреляных гильз, и наградные ордена ельчан.



Настоящий маршал


Николай Огарков недолго пробыл с родной дивизией, война помотала его по городам, частям и весям. Он прошёл путь от Ельца до Берлина. Но даже когда получил звание Маршала Советского Союза, он помнил своих бравых ребят, свои молодые годы, проведённые в маленьком, но гордом, не подчинившемся фашистам городке.


— Впервые об Огаркове я узнал, когда задумал собрать ветеранов 122-й и других дивизий. Был юбилейный повод, — вспоминает Владимир Пищулин. — Фронтовики очень хотели увидеть своего командира Николая Васильевича. Да и мне, скажу честно, не терпелось с ним познакомиться. Написал телеграмму, отнёс на почту. Не прошло и часа, как ко мне примчался первый секретарь комсомола. Потребовал забрать письмо, как бы не вышел политический скандал. Я отказал.


Ещё дважды приходили к Пищулину с требованием не делать глупостей, но тот стоял на своём. В канун юбилея дивизии приходит правительственная телеграмма. Огарков искренне извинялся, что не смог приехать, в это время он был на учениях в Германии, но на 60-летие части обещался быть. Маршал сказал и слово сдержал.


— Приехал он поздно вечером, на «ЗИЛе», — вспоминает Владимир Иванович. — Торжество было назначено лишь назавтра, а потому мы не успели подготовиться к приезду гостя. Но ничего, пригласили, усадили, а он и без всяких там требований. Стали вместе чай пить, я ему варенье из «коричневки» предложил. Моя супруга Вера его отлично готовит. Николай Васильевич нахвалить его никак не мог, сказал, что вкуснее ничего и не пробовал.


С маршалом Пищулин встретился ещё не раз. Бывая в гостях у сестры Любы (её дом располагался в двух шагах от Огаркова), он не забывал заходить в гости к фронтовику. Тот всегда дружелюбно встречал ельчанина, усаживал в гостиной за большой стол, где нередко принимал видных политиков, военных высших званий и наград, угощал.


Время от времени они списывались. Однажды Владимир Иванович узнал о нелёгкой судьбе одного елецкого парня, который лишился рук в Афганистане. Помочь ему в маленьком городе никто не мог, а вот Огарков смог. Молодому человеку сделали все необходимые процедуры, приобрели протезы и научили с ними жить.


— Добрый, искренний был человек. А главное, не пользовался своим положением, относился к людям достойно. И даже отправляясь куда-либо на учения или в длительные командировки с семьёй, летел в военном самолёте рядом со своими солдатами — никаких привилегий, особенно для родных людей, — говорит Пищулин.


После смерти Огаркова его супруга, Раиса Георгиевна, отдала в елецкий фонд много личных вещей, в том числе шинель и костюм маршала. Николаю Васильевичу посвящён целый стенд в Музее боевой славы. Здесь хранятся его фотографии, удостоверения на ордена, чертёжные принадлежности, дефицитные в советские времена цветные ручки, их Огаркову вручили на всесоюзном съезде КПСС. Нашлось место и для галстуков, шарфа, мантии, которую ему подарили английские студенты, присвоив статус «академика», запонок и даже… фотобочонка от камеры Огаркова.


Рядом с документами и вещами командира стоят «свежие» кубки. Не раз в ЕГУ проходили соревнования, чемпионаты, посвящённые легендарному фронтовику.



Три камушка на память


Формировать экспозицию музея помогали многие военные люди. Так, полковник, лётчик-истребитель, который в годы войны совершил 428 боевых вылетов, сбил 16 вражеских самолётов, Борис Александрович Мухин передал Пищулину шинель, фуражку, брюки-галифе, часы. Он в своё время окончил физмат Елецкого пединститута, впоследствии на этот же факультет поступила его дочь, а потому институт для него был по-особенному дорог.


Оставил свой след в музее и в памяти Пищулина генерал-майор Андрей Николаевич Тамразов. Он формировал в Ельце 17-й стрелковый полк, служил начальником штаба. Подарил Владимиру Ивановичу при встрече настольные часы, зажигалку в форме гильзы, четырёхгранный штык от винтовки Мосина.


— Помню, встречал его на вокзале, он приезжал к однополчанам. Подбегает ко мне, становится по стойке «смирно» и докладывает, чётко, по-военному: «Генерал-майор Андрей Тамразов для встречи с ветеранами прибыл». Я даже растерялся, — смеётся Пищулин.


Есть в музее и вещи легендарного конструктора стрелкового оружия Михаила Калашникова. По утверждению мастера, именно в елецком госпитале ему пришла в голову идея создания «АК», который использовали и продолжают использовать сотни тысяч солдат. В университете хранятся магазин АК-47, фотографии генерал-лейтенанта и его китель. Последний, к слову, сам изобретатель выслал в Елец за несколько лет до своей смерти. В письме Владимиру Ивановичу свой поступок объяснил примерно следующим образом: «Разбирал сундук, нашёл китель. Подумал, кому могу его подарить, вспомнил о вас».


Посчастливилось Владимиру Ивановичу встречаться и с Героем Советского Союза, разведчиком, старшим сержантом Григорием Алексеевичем Малыгиным. Пожалуй, самая ценная из вещей, напоминающих о нём, это три невзрачных на вид камушка. Во время войны Малыгин подорвал пятый форт Кенигсбергской крепости, откуда вели обстрел немцы, отбиваясь от советских войск. Форт представлял собой сооружение в море недалеко от берега: фундамент обложен песком, землей и камнями, в том числе и теми, что сегодня находятся в елецком хранилище. К форту Григорий Малыгин подплывал дважды, поджигал фитиль и возвращался. Первый раз огонёк погас, второй раз рвануло, ранив Малыгина. По ошибке его родным была выслана похоронка, а на берегу после войны установлена стела в память о ратном подвиге бойца, погибшего смертью храбрых. Сам Малыгин не раз улыбался, проходя мимо этого монумента.


Граната в подарок


Рядом с подарками от фронтовиков покоятся на стеллажах и безымянные военные трофеи: пробитые каски, бомба, пулемётный диск с патронами. Всё это Владимир Пищулин находил со своими учениками. Он проработал в вузе пятьдесят лет, до этого в лицее №5 вёл военно-патриотическое воспитание. Вместе с добровольцами совершал поездки на велосипедах по маршрутам елецких дивизий. Бывали в Минске, Бресте, Пскове, Мурманске, Ленинграде (тогда ещё), Новороссийске, Севастополе, Киеве, Одессе, Краснодаре, Вильнюсе, Калининграде… Список этот кажется бесконечным. Прибыв на место, где когда-то шли бои, ельчане знакомились с солдатами, поисковиками, а те, узнав о Музее боевой славы, о желании ребят чтить и хранить свою историю, дарили гостям военные трофеи. Так появилась в Ельце колючая проволока, которой эсэсовцы во время войны обносили лагеря, где пытали и мучили людей, и катушка с проводами для связи и несколько раскуроченных снарядов.


Отдельная гордость Пищулина — военная рация. Молодые люди, наверное, могли видеть такую лишь в старых советских фильмах. Правда, на экране она кажется невесомой. Однако поднять её мне оказалось не так-то и просто. Килограммов 12-15 она точно весит. Для удобства на тыльной стороне рации прикреплена подушка — чтобы не сорвать поясницу. Но я, признаться честно, сомневаюсь, что это как-то облегчало груз.


А вот и сумка медицинской сестры, кирзовые почти неношенные сапоги, предметы быта каждой дивизии — утюги. Нашлось на стеллажах и место для отечественных и фашистских не действующих ныне гранат. К слову, о них…


— Однажды мне прямо на зачёте студентка подарила гранату, — рассказывает Владимир Иванович. — Она нашла её в посёлке. Я смотрю, дырки в основании нет, запал чуть искривлен. Представляете, боевая граната у меня в руках, вокруг студенты. Тогда, конечно, всё обошлось, её рванули где-то на полигоне, но ведь мало ли что могло случиться.


Среди безобидных экспонатов в музее хранятся компас, часы, патефон, баян, аккордеон, стеклянная фляга. К слову, массовое производство последних началось лишь в 1943 году, когда не стало хватать металла.


У войны не детское лицо


Не раз Пищулину поступали предложения о покупке тех или иных военных трофеев, и всякий раз в ответ люди получали суровый отказ.


— Буду беречь их до последнего, ведь это память, нельзя к ней относиться, как к товару, — горячо утверждает Владимир Иванович.


Для Пищулина хранить отзвуки Великой Войны — большая честь. В конце концов, он бережёт не только историю ветеранов, но и свою собственную. Когда Владимиру Ивановичу было пять лет, в город ворвались фашисты. Его семья жила на улице Комсомольской, если смотреть сегодня — недалеко от главного корпуса ЕГУ. Все мужчины были на фронте, мама днём уходила копать рвы и заливать их водой, чтобы немецкие танки не прошли, маленького сына оставляла бабушке. Пищулин помнит, как однажды бежал с мамой по улице, а на противоположной стороне три немца с винтовками стояли. Мама еле слышно прошептала: «Застрелят». Обошлось…


Владимир Иванович помнит и то, как они с родными прятались от бомбежек с воздуха. Укрытием служил большой подвал Вознесенского собора. Кажется, что в него набивался весь Елец. Но случалось и так, что семья не успевала добежать до храма, тогда спускались в подвал ближайшей церкви. Места не хватало, но с горем пополам тяжёлые часы ожидания затишья они всё же пересиживали.


— Не могу забыть, как советских солдат в братской могиле хоронили, что сейчас в Комсомольском сквере у Вечного огня находится. Был большой длинный ров, на улице холодно, подвезли несколько машин погибших, уложили в ряд, накрыли, а потом ещё ряд. Зевак собралась уйма. Вдруг, смотрим, фашистский самолёт летит. Мать меня схватила и бегом оттуда, пока не убили, — говорит Пищулин.


Он помнит, как приходилось соседствовать с немцами, как в окна, закрытые подушками и матрасами, нет-нет да попадали пули. То время стало настоящим жизненным уроком для Владимира Ивановича. Наверное, поэтому, зная, какой ценой далась советскому народу Великая Победа, он хочет сохранить для молодых ельчан имена Калашникова, Огаркова, Малыгина... Чтобы они знали и помнили, когда их мир, где сегодня есть место дружбе, любви, единению, чуть было не рухнул, его спасли простые солдаты и маршалы. Поклонимся им!


Елец

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 21 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +18C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

В активном стиле


// Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова
// История

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова
// Культура

«Малиновый звон» под куполом неба (ФОТО)

Дарья Шпакова, фото автора
// Общество
Даты
Популярные темы 

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество



  Вверх