lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 ноября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Детдомовские истории

14.11.2014 "Молодежный вестник". Ирина ТАНУНИНА
// Общество
Фото из архива героини

Ирина Танунина – режиссер, прозаик, театральный педагог. Много лет она работала с детьми, детьми очень разными, иногда упрямыми и не идущими на контакт, но неизменно творчески одаренными. У нее много историй, житейских сюжетов, порой анекдотичных, порой грустных, но каждая раскрывает перед нами личность ее героя, только начавшего взрослеть.


НЕЖНОСТЬ


Катька – крупная, приземистая, мясистая. Сильная очень. Один раз (а училась она тогда в четвертом классе) в порыве чувств обхватила меня и приподняла. Сантиметров на десять, не меньше.


Поесть очень любит, но и общаться тоже. С ужина в студию первая прибегает. Маленькая была, по карманам почти весь ужин распихивала: котлеты, блины, оладьи, чуть ли не кашу. Все едят в группах за столом, а Катька в студии на полу сидит и котлеты из карманов уплетает.


Лицо у нее большое, широкое, основательное. Челка вечно на глазах. А глаза живые, быстрые, хитрющие.


Говорю однажды: что интересного она видела летом в лагере? Что больше всего запомнилось? Больше всего Катьке запомнились крошечные, еще слепые щенята. Они родились у тамошней собаки Найды.


– И как ты к ним отнеслась? – спрашиваю я.


Но так спрашивать нельзя, если хочешь услышать что-то вразумительное. На такие вопросы наши дети отвечают исключительно при помощи двоичного кода: да или нет, хочу или не хочу, черное или белое. В данном случае ответ был: «Хорошо отнеслась».


Хорошо-то оно хорошо, но мне хочется побольше узнать о ее душевных движениях. Неплохо бы еще обратить ее внимание на то, что спектр чувств не ограничивается крайними «хорошо» и «плохо».


– Что ты к ним почувствовала? – формулирую со всей возможной тщательностью.


На широком лице рождается улыбка, плутоватая и немного застенчивая. В смущении она начинает шевелить пальцами на ногах. Один вылезает на свет Божий из порванного носка и начинает ковырять пол. Палец похож на всю Катьку – такой же хитрый и застенчивый одновременно.


Катька на распутье – стоит ли говорить? Может, сочинить что? Сочинять-то она горазда.


– Я к ним почувствовала нежность, – все-таки говорит она.



ЛЯГУШКА-НЕСМЕЯНА


Мы с Людой идем в соседний детдом в гости к ее сестре. Вернее, в гости идет Люда. Я ее сопровождаю. Идти нам недалеко, минут десять.


Люда сразу убегает вверх по лестнице. Она все здесь знает.


Я остаюсь внизу. Не успеваю стряхнуть с шубы снег, как возле меня, словно из-под земли, возникает девочка.


– Вы помните Юлю Горлову? – говорит она и так смотрит на меня, будто, если я вспомню, что-то важное и хорошее случится в ее жизни.


Я помню, но не сразу узнаю. Лицо ее уже стерлось в моей памяти. К тому же она подросла.


– Так ты Юля Горлова? – я глажу девочку по головке.


– Да, я Юля Горлова. Помните, мы сказку делали про маленького котенка?


Помню я и сказку про котенка. «Кто сказал «мяу», если точнее. Сказку эту мы тогда так и не сделали.


– Ты была там лягушкой, – говорю я, и Юля кивает, довольная, но не улыбается.


За все то короткое (месяца два, не больше) время, пока она у меня занималась, я ни разу не видела, чтобы девочка улыбнулась. Наши дети редко, даже очень редко плачут, хотя поводов к тому у них более чем достаточно. Но улыбаться они умеют, часто очень хорошими, светлыми улыбками. Юля же не умела и до сих пор, похоже, не научилась.


– Да, я лягушкой была, помните? – с гордостью повторяет она.


Помню, конечно. Только не была, а пыталась быть. Не вышло из Юли лягушки. Она даже квакать не научилась. Долго я ее учила. Сама квакала. Все дети оглушительно квакали, даже когда (и особенно когда!) их об этом никто не просил. Стремясь помочь нам, старательно квакали взрослые, почему-либо зашедшие в студию. Великое кваканье стояло на наших репетициях. Как на хорошем большом болоте.


Одна только Юля так и не заквакала. Я ловлю себя на мысли: «Интересно, а сумеет она заквакать сейчас?» Но спрашиваю о другом:


– А где тебе было лучше – здесь или у нас?


– Там, у вас, лучше, – говорит Юля и как-то то ли моргает, то ли косит слегка личико. Можно подумать, что собирается заплакать. Но она просто старается уловить, зафиксировать воспоминания, вихрем поднявшиеся в ней, и как-то выразить словами. Со мной поделиться.


– Там воспитательница есть. Она белую кофточку носит.


– Татьяна Ивановна? Светлана Сергеевна?


Но девочка не помнит имени. Она ничего не помнит, только белую кофточку. Может, она узнала бы эту воспитательницу при встрече, как узнала меня, но описать ее выше Юлиных возможностей.


Детей вспомнить легче. Юля называет несколько имен.


– Вы привет передайте, – говорит она, и вдруг глазки ее снова моргают, и вся она подается вперед. – А вы возьмите меня с собой. Я их навестить пойду. Или совсем туда, к вам, назад, возьмите меня.


Но я не могу этого сделать. И даже если бы могла… Тогда, наверное, Юля скоро затосковала бы по месту, где она теперь. Не в том дело, где лучше, здесь или у нас. Просто должно же быть где-то хорошо, где-то или когда-то. Должно же где-то существовать все то, чего так не хватает в ее жизни и чего нет и не может быть ни в каком детдоме, и в нашем в том числе. Конечно, оно там, куда нельзя вернуться, – в прошлом. Всем нам так кажется. А Юлино прошлое, ее невозвратимый золотой век – наш детдом.


Когда мы с Людой вышли на улицу, Юля махала нам на прощанье из окна. Она так и не улыбнулась.


– А тебе где лучше – здесь или у нас? – спрашиваю Люду.


– Здесь лучше было, – сразу отвечает она.



ТИХИЙ ВЕЧЕР


Бывает и у нас тихо.


Помню один вечер в четвертой группе. Незаметно как-то все притихли. Никто никого не трогал, не скандалил. На руках не ходил. Я говорю буквально. Мальчишки в этой группе обожают ходить на руках. Это их любимое развлечение, и они достигли в нем известного совершенства. Как только выдается свободная минутка, становятся на руки посреди группы. А тут почему-то уселись все – кто на диване, кто на полу примостился. Тихо сидят. Даже Светка притихла. Забралась в кресло, свернулась там, как худая, взъерошенная дворовая кошка, и молча смотрит в пространство холодными зеленоватыми глазами.


О чем думает кошка, когда сидит и смотрит перед собой, как сейчас Светка? Это великая тайна. Со временем мы узнаем, что творится на дне Марианской впадины и кто живет в созвездии Центавра. Но о чем думает кошка, нам не узнать никогда.


А о чем думает девочка? Ее-то можно спросить.


Она досадливо сморщится и скажет сварливо: «Да ну вас, Ирина Викторовна!» Махнет раздраженно рукой и пойдет в спальню, а по пути ткнет кого-нибудь в бок. И конец тишине.


Нет, лучше не спрашивать. Лучше затаиться и насмотреться на них, пока они такие. Пока валит снег за окном, молчит магнитофон и забыт телевизор, и кажется, будто мы сидим вокруг невидимого очага. Он горит, потрескивает слегка, греет нас, спасает и от холодной зимы за окном, и от холода общего нам всем одиночества…


«Какой тихий вечер сегодня», – вдруг сказал негромко кто-то из мальчишек. Так тихо сказал, что я даже не поняла кто.



ВЛАДИСЛАВ АНДРЕЕВИЧ


Иду я как-то вечером по коридору, и вдруг кто-то зовет меня сверху, будто с потолка. Поднимаю голову и вижу: и вправду прямо под потолком, на фигурной решетке, предохраняющей лестничный пролет от желающих свалиться и сломать шею, растопырив руки и ноги, как большой, жирный паук в паутине, сидит Владик.


Я онемела. Но, видимо, все, что я хотела ему сказать, отобразилось у меня на лице крупными буквами.


Владик улыбнулся в ответ сладкой, плотоядной улыбкой и изрек: «Не слезу».


У паука восемь конечностей, а у Владика только четыре. Он улыбался, а паук не умеет. И тем не менее в этот момент до чрезвычайности напоминал крепкого, сноровистого паука. Владик висел под потолком, внимательно на меня смотрел и, как положено пауку, ждал, что я буду делать. Кричать начну? Упрашивать? За начальством побегу? Начальства нет уже в этот поздний час, а все прочие варианты сулят ему немало приятных минут.


– Владислав Андреевич, – говорю я Владику серьезно и церемонно. – Мне бы очень хотелось, чтобы вы слезли. Будьте так добры, сделайте это ради меня, прошу вас.


И улыбаюсь светской улыбкой. В ответ Владик улыбается мне с потолка еще слаще и плотояднее:


– Да, я Владислав Андреевич. Я хороший. Я умный.


Делает значительную паузу, чтобы я прониклась, и веско сообщает:


– Все равно не слезу.


И тут же обрушивается вниз, приземляется, едва не сбив меня с ног. Прежде чем я успеваю испугаться, он уже стоит передо мной, целый, невредимый и в высшей степени довольный собой:


– Я крутой. Я самый сильный. Я вчера с крыши спрыгнул. Я Владислав Андреевич.


– Если вы так умны, как утверждаете, Владислав Андреевич, то не будете больше этого делать. Такие упражнения могут иметь последствия, весьма печальные для тех, кому вы небезразличны.


Тут я уже переборщила. «Владислав Андреевич» потерял нить еще в середине моего к нему обращения, заскучал и, едва я замолчала, тут же встал на руки, прошелся на них, широко растопырив крепкие ноги. После чего сделал важное заявление, призванное уничтожить последние сомнения в его силе и крутизне:


– А еще я умею стоять на голове.


И удалился.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +3C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Аристократ духа

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru
// Культура

Забвению вопреки

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

А вот кому «спасатель» от денег?

Анастасия Карташова, тел. 50-17-35
// Общество

Пятый век обители


// Общество
Даты
Популярные темы 

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Без фальстарта с надеждой

Денис Коняхин // Спорт

«Лабиринт» для умников

Ольга Журавлева // Образование

Быстрый гол! И крепка оборона…

Иван Афанасов // Спорт

Без намёков на сенсацию

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх