lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
30 октября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Шел 37-й год

30.10.2014 "Липецкая газета".
// История
Фото Ольги Беляковой
Фото Ольги Беляковой

Когда мы произносим, как клятву, строчку поэта «Никто не забыт, ничто не забыто», то осознанно или нет имеем в виду не только солдат, павших на Великой Отечественной войне, но и тех, кто безвинно пострадал за годы жестоких репрессий. В советской, российской истории двадцатого века переплелись героические взлеты духа, достижения, достойные гордости, и страшные трагедии, неправедные преследования и расправы. Гигантская воронка засосала сотни тысяч жизней и выдающихся сынов Отечества, и совсем обычных, неприметных людей.


О подоплеке происходившего, о противоречивой природе сталинского режима сегодня продолжаются непримиримые споры. Но наши сугубо фактологические, краеведческие публикации, основанные на документах, этих глобальных вопросов не затрагивают. В День памяти жертв беззакония нештатные авторы «Липецкой газеты» просто делятся найденными ими материалами, рассказывают о горькой участи людей, попавших под неумолимый каток арестов и расстрелов, показывают, как тупо и безжалостно работала машина уничтожения мнимых «врагов народа».


«Возводил клевету на вождя…»


Дело отца Петра



Малой каплей в море горя и страданий была участь священника из села Воскресеновка Липецкого района Трисмегистова Петра Васильевича. В год большого террора его, 70-летнего человека, расстреляли как врага народа.



Отец Петр прослужил в Воздвиженской церкви больше сорока лет. Он родился в семье пономаря, закончил духовную семинарию и его направили в Воскресеновку. Служил он с большим усердием. Помимо основных обязанностей вел в местной земской школе занятия по Закону Божьему. Кроме того, заведовал церковно-приходской школой в соседней деревне Старая Ситовка.


Его труды не раз отмечали и вознаграждали. Так, в 1900 г. он был награжден набедренником, в 1904 — фиолетовой скуфьей, а в 1910-м ему было предоставлено право на ношение на груди «высочайше утвержденной в 29 день мая 1907 г. в память исполнившегося 13 июня 1909 г. двадцатилетия со времени восстановления в Бозе почившим Государем Императором Александром III церковной школы серебряной медали на двойной Владимирской Александровской ленте». А в 1911 году его высочайше наградили камилавкой.


Отец Петр был активным и трудолюбивым человеком. До революции имел 105 десятин земли, два дома, четыре лошади, две коровы, двадцать овец. Нанимал двух постоянных работников и до пятнадцати сезонных.


После революции у него осталось всего десять десятин земли. А в 1931-м его раскулачили: отняли дома, скот, сельхозинвентарь. Он с женой жил, видимо, у кого-то из односельчан. А потом его посадили.


В тот же день оперуполномоченный УГБ Липецкого горотдела НКВД опросил жителей Воскресеновки.


Вот слова отца Петра, из-за которых он погиб: «Советская власть только пишет в газетах, что всего у нас много, но это неправда, все разуты и раздеты, колхозники голодают, а правление колхоза идет ко мне и говорит, чтобы я отдал церковь под ссыпку хлеба, так я ни за что не отдам». И далее: «Колхозы замучили крестьян, работают в колхозе даром, это не работа, а чрезмерная эксплуатация». Кроме того, он говорил, что «Советская власть уничтожает религию и не дает ей возможность работать». Похоже, это отражало реальную картину тех лет.


Сам священник на допросах сперва отрицал, что вел антисоветскую агитацию. Но уже на следующий день признал себя виновным. Более того: добавил, что «возводил клевету на вождя ВКП (б), используя для этого религиозные обряды». Под этими словами стоит подпись, не похожая на ту, какой он обычно подписывался. Возможно, что это вообще не его рука…


Отец Петр был реабилитирован в 1989 году. Конечно, это слабое утешение. Но я хочу закончить заметку на иной ноте. В уголовном деле Трисмегистова есть письмо, посланное Петру Васильевичу, очевидно, его другом З. Латоня. А там такие строчки: «Жизнь для всех удушливая. Но, конечно, Россия не погибла, она возродится доброй, свободной, с верой в сердце народное». Эти слова согревают душу. Они страдали и погибали, надеясь и веря, что горе и насилие не вечны…


Оксана Бокова, руководитель музея средней школы села Ильино Липецкого района


Расписывались, не читая


Из воспоминаний узника



День памяти жертв политических репрессий — время, когда мы вспоминаем об искалеченных судьбах миллионов соотечественников. Хочу рассказать об одной из них.



1937 год. Липецкий горотдел НКВД фабрикует дело о создании на конном дворе завода «Свободный сокол» кулацкой антисоветской группы. По нему четверо были расстреляны, а пять человек получили по десять лет.


В июне 1957 года президиум Липецкого областного суда отменил этот приговор. Никто из свидетелей не подтвердил данных двадцать лет назад показаний. Все сказали, что об антисоветской группе ничего не знают, протоколы допроса им не зачитывались, они подписали их, не зная содержания. Один из главных свидетелей поставил подпись под угрозой следователя.


В числе осужденных по делу был Сергей Андреевич Кулинич. Он отбыл свой срок и остался в живых. В 1989 году вел переписку с сотрудниками нашего архива, чтобы узнать о месте погребения отца, арестованного вместе с ним. Отец был приговорен к расстрелу. Родственникам об этом не сообщали. Сведений о местах захоронения расстрелянных в Липецке в архиве не сохранилось.


В своем письме Кулинич подробно рассказал о том, как начались его лагерные мытарства. «…Подходят ко мне два нквдэшника и ведут на второй этаж в бухгалтерию, там было столько народу, что уже стоять было негде. Брали людей всю ночь. Простоял я примерно час, и меня вызвали и повезли к отцу… Отец тоже работал конюхом на конном дворе… Сделали обыск, ничего не нашли, тогда отца тоже арестовали…пихнули опять в бухгалтерию и примерно в 12 часов ночи нас начали возить в Липецк, в тюрьму. Тюрьма была церковь, и в ней битком было набито народу... Начали вызывать на допрос. Отца вызывали много раз, приходил невеселый, избитый. Дошла очередь до меня. Там сидело трое, спросили меня об обучении лошадей. Я рассказал им, как ехал через деревню Ситовка, и вдруг через забор прыгнула собака, прямо на лошадь. Лошадь испугалась и понесла меня. Начала бить задними ногами и ушибла заднюю правую ногу и захромала. Я приехал на конный двор и доложил начальнику. Мы с ветврачом начали мазать глиной ногу, и через месяц я начал обучать ее снова. Меня спросили: «А сейчас лошади бегают?». Я им ответил, что бегают. Следователи засмеялись и попросили расписаться в протоколе, но что там было написано, я не читал. Они и не предложили, чтобы я прочитал.


…18 ноября в 2 часа ночи слышим гул машин и лай собак. Открывается дверь, и начинают вызывать. Вызвали примерно 100 человек, и в этот вызов попал мой отец. После этого вызова к нам каждую ночь пополняли арестованных, опять набили полную тюрьму. Примерно 22 ноября также ночью примерно в 11 часов нас всех погнали на станцию Липецк, погрузили в товарняк и повезли в Воронеж, в тюрьму. Там мы были 6 дней и нас опять погрузили в товарняк и повезли, куда, мы не знаем. Везли нас 40 суток. В вагонах был такой холод, что мы примерзали к стенкам и к полу. В пути давали нам рыбу, а воды не давали. Нас в дороге заедали вши. Не доезжая до Улан-Удэ, на станции Урульга, нас высадили и посадили в другой состав, начали прожаривать нашу одежду…Положили нас всех на снег и начали вызывать, объявляя кому сколько лет срока дали. Мне, как и многим, дали 10 лет лагерей…»


В лагере «я был возчиком на лошади, возил воду на кухню, а рядом был лазарет, и кругом этого лазарета лежали люди с кровавым поносом, их уже в палату не брали, они около лазарета умирали, а ночью их увозили на лошадях и закапывали в яму… При переброске в другой лагерь на север в ноябре месяце нас погнали 6 тысяч человек, ночевали у костров, по дороге люди умирали. Давали нам стакан муки в сутки. Мы эту муку разбалтывали в котелках в талом снегу и выпивали… К концу этапа осталось около 4 тысяч человек, остальные погибли в пути…»


Освободился Кулинич в 1947 году. Он получил документы о реабилитации. Семен Андреевич хотел, чтобы его воспоминания были опубликованы, чтобы люди знали, помнили и не допускали повторения таких преступлений.


Елена Жуковина, ведущий архивист Государственного архива Липецкой области

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 22 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +19C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество

Прокуратура даёт доБРО

Олеся ТИМОХИНА    // Общество



  Вверх