lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 октября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

Строки, опаленные войной

25.10.2014 "Липецкая газета". Эмма Меньшикова
// История
коллаж Николая Черкасова

Стихи фронтовых поэтов, головы сложивших за Отечество, вскоре стали всеобщим достоянием. Их читали — и опаленные войной строки обжигали душу, вызывали слезы. А вот письма рядовых солдат Великой Отечественной предназначались лишь родным и близким, и поэзии в них вроде бы никакой не было. Но читаешь сегодня немногие уцелевшие на дне старинных сундуков фронтовые весточки — и войной полыхает каждая строка, написанная в передышке между боями, а то и в окопе, под огнем противника, в последние минуты перед атакой…


Драгоценные треугольники


Эти бесхитростные, поражающие своей правдой и обнаженностью чувств письма по эмоциональному воздействию схожи с простодушными народными песнями, в которые русский человек вкладывал все самое главное, чем живет и чем держится и он сам, и весь народ, и вся родная отчая земля.


И такие необыкновенно художественные, напевные строки вдруг вычитываешь в этих посланиях, написанных обычными русскими крестьянами, оторванными от своих деревень, своих семей, что диву даешься: откуда? А это раскрепощалась, открывалась душа русского человека, поставленного перед единственным выбором — жить или не жить.


Сколько их, долгожданных треугольников, разлетелось за четыре года войны по стране. И сегодня они, совсем ветхие, представляют огромную ценность для живущих, особенно для молодых, зачастую уже не воспринимающих войну близко к сердцу. Она далеко, она почти забыта. За письмами же фронтовиков — люди, которых забыть невозможно. Они тоже хотели жить, любить, заботиться о своих детях — но погибли, обильно полив своей кровью родную землю, костьми легли в нее, защищая от фашистской нечисти.


Но кому доступны нынче эти письма? Честно говоря, даже удивительно, что они еще кое у кого сохранились. И можно только приветствовать инициативу становлянцев собрать сохранившиеся фронтовые треугольники и издать письма отдельным сборником. Пока еще не поздно. Об этом рассказала директор районного краеведческого музея Зоя Провалова. Сколько щемящих душу строк за годы войны написали солдаты родным! А на сегодня писем собрано всего около 80. Это уже настоящие раритеты, которые хранить нужно под стеклом и пылинки с них сдувать.


«Эшелоны идут, как грачи летят…»


На одном из мероприятий центра социальной защиты населения, который в Становлянском районе возглавляет Татьяна Тинькова, произошло буквально чудо душевного очищения, когда зазвучали письма солдат Великой Отечественной. Невозможно было не заплакать, слушая скупые, но такие трогательные строки, принадлежащие Николаю Михайловичу Малютину из деревни Становая.


В самом начале войны его призвали на фронт, и было ему тогда тридцать лет. И вот что он пишет жене Марии 30 июня 1941 года: «Здравствуйте, премногоуважаемая супруга Маруся с детками, заочно целую всех вас. Первым долгом тебя, Маня, Васю, Надю, Галю, Женю, Мамашу и Папашу… Я в настоящее время жив и здоров, того и вам желаю. Милая Маня, я еще пока в городе Орле, мы сейчас все готовы к отправлению, ждем приказа, сидим в полной боевой…


Маня, у нас в Орле войску — не сочтешь. А эшелоны ежедневно идут, как грачи летят… Это письмо я писал, и у меня пронимались слезы: при такой войне навряд ли я к вам вернусь. Только ты не волнуйся обо мне, я тут хотя бы со своими ребятами. Миша Земских, Иван Крупкин, Никита Хорьков, Васька Никитычев — мы даже в одном взводе. Так что соберемся вместе и говорим, что и погибать будем вместе…


Больше писать не могу, залился слезами ваш супруг Коля…»


Уже 6 июля он пишет еще одно письмо семье, опять перечисляя всех своих чад и домочадцев. И чувствуется, что это ему приятно — выписывать имя жены, каждого из четверых ребятишек, обращаться к родителям, причем отца и мать он непременно величает с большой буквы: Мамаша и Папаша.


«Милая Маня, мы всё еще в Орле, в лагерях… Хоть раз бы глянуть на тебя и наговориться с тобой досыта… Маня, если получишь письмо, напиши мне, как там у вас ребят берут. Пропиши про всех… Может, это письмо ваше успеет прийти, хотя бы почитаю, что у вас делается. А то я, наверное, больше ваши уста не услышу. Маня, ты меня теперь не дождешься здорового, либо убьют, либо ранят. Если ранят, то, Маня, ты будешь счастлива, потому что эта война затянулась окончательно...


Много уже поступает раненых в Орел. Как только получишь письмо, прямо этим же днем , прошу тебя, сразу же напиши про всё, а еще напиши, как мои детки… Пошли письмо поскорее, может, оно меня захватит, пока я буду в лагере… Передавай привет Мамаше и Папаше… Может, я вернусь…»


«Главное, был бы жив…»


Но уже назавтра Николай сообщает с поезда, который направляется на фронт: «Маня, теперь дела хужей. Ожидай новостей с фронта… Нас провожал весь город Орел. Сколько было голосу по городу!.. Как только приедем и где высадят, оттуда и напишу. Пока, милая Манюшок, до свидания…»


14 июля Николай Михайлович пишет: «…Мы находимся в 55 километрах от Брянска, в поле копаем окопы и всяческого вида укрепления… Как нас высадили в Брянске, мы за одни сутки пробежали все 55 километров. Это же с ума сойдешь. Жара невозможная. Я, конечно, 50 километров шел ничего, но потом ослаб и отстал километра на три. А товарищи мои километров на 10-12 отстали. Жара под 40 градусов…


И вот, Маня, наша жизнь пошла хреновая. Пишу письмо в окопе. Сидим грязные и потные… Если бы вы глянули на меня, то никогда не узнали бы, какой я стал… Обросший, грязный… Маня, это всё ничего. Переживем. Если буду жив, тогда поправимся… Сейчас с нами Англия заключила договор, чтобы скорей разгромить Гитлера. Может, скоро кончим с ним и, может, скоро увидимся с тобой. Самое главное, был бы жив.


Маня, вот когда я вспомню про тебя, то думаю, почему мы с тобой не наговорились напоследок досыта? А сейчас хоть бы два слова с тобой переговорил — и то бы поблажило. Или хоть бы твое письмо дошло бы ко мне скорее, на твое писание посмотрел бы, знал, что дома всё нормально…


А ты, Вася, слушай свою маму и бабку. Я бы сейчас не то что бабку — и чужого человека слушал бы, так тут трудно. Как 25 числа обулись, так еще и не разувались. Это всё перенести надо… Вася, возможно, я и не вернусь, ты только учись, не бросай до конца своей учебы. Ученому везде хорошо…


Станешь писать письмо, вспомнишь про вас, так слезы капают. Люди — курить, а я — писать. И слезы капают еще скорей, так и писал. Видишь, какая бумага стала чистая…»


Между прошлым и будущим


29 сентября 41-го Николай Михайлович уже под Ленинградом. Живет в землянке, в лесу, учится на пулеметчика. Пишет, что стало холодно, а обмундирование зимнее еще не выдали. Товарищей рядом нет: все «выбыли». «Остался всё равно как стальной, не берет ни пуля, ни снаряд…


Три месяца не иметь никаких сведений о доме, это для меня очень обидно… Маня, неужели нам с тобой не придется свидеться, неужели не увижу я своих детей и всех родных… А мне кажется, я мало с вами жил… Хотя бы сейчас с вами побыть один денек, посмотреть на вас всех — и тогда опять бы можно на войну… Заочно несколько раз всех целую, до свидания. Ваш муж Коля…»


Это было последнее письмо. Николай Малютин пропал без вести под Ленинградом.


А уроженец становлянского села Злобино Владимир Николаевич Попов, несколько писем которого сохранили его родные, был убит в бою за Родину 22 июля 1943 года. «На своем боевом счету имею 19 гадов, — писал он семье. — И буду увеличивать свой счет. И еще буду учить своих людей, как искать и бить гадов. Буду бить их до последнего дыхания». Похоронен солдат в Орловской области.


Младший лейтенант Константин Владимирович Яковлев погиб смертью храбрых в ноябре 43-го. Был награжден орденом Красной Звезды и — посмертно — орденом Отечественной войны II степени. «Папа, — обращается он к отцу, — расписывать особенно нечего. Здоровье хорошее. С боями продвигаемся вперед по Смоленской области, освободили город Починок».


Они просто хотели известить своих родных о том, как живут и воюют. А оказалось, оставили по себе память, запечатленную в строчках. В строчках, опаленных войной и отправленных в будущее. Они сделали всё, чтобы оно у нас было…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Секрет на миллион. Евтягины

Марина Кудаева // Общество



  Вверх