lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
13 октября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Конхветки-бараночки

13.10.2014 "ЛГ:итоги недели". Евгения ИОНОВА
// Общество
Фото Павла ОСТРЯКОВА
Фото Павла ОСТРЯКОВА
Специально для нас – гостей – принарядилась баба МаринаС мамой в селе остались Иван и ТатьянаТакими фоторамками увешан почти весь дом Марины ИвановныПервая – Рая, второй – Анатолий, третья – Валя, четвёртый…Муж Иван Михайлович

Сорок лет назад Марине Ивановне Карташовой из тербунского села Вислая Поляна вручили золотую медаль и присвоили звание «Мать-героиня». В этом году ей исполнилось 87 лет. Троих детей баба Марина пережила. Сегодня живёт для оставшихся семерых да для внуков с правнуками


Мало кто из нас умеет смиренно принимать свою судьбу. Всё хочется что-то изменить, улучшить, скорректировать. Кто умеет, молится об устроении собственной жизни. Кто не умеет – сам режиссирует биографию. А Марина Ивановна Карташова, которая и молитвы-то никакой не знает из-за безграмотности, со своей жизнью в ладу. И пусть прожитые почти девять десятилетий она вспоминает с грустью, ни единого упрёка Тому, кто пишет книгу судеб, она не произносит.


Кроватка, на которой баба Марина отдыхает, стоит прямо у окошка. Всё видно в него: кто, когда и откуда идёт, как солнце всходит и заходит да травка клонится от ветра. Смотрит Марина Ивановна в окошко, думы думает…


Восемьдесят лет назад она с улицы заглядывала в почти такое же окно родимого дома, откуда её, совсем кроху, с матерью и братом выгнали односельчане. Раскулачили. Было это в соседнем от Вислой селе Ломовец. Там Иван Хвёдырыч (как называет его баба Марина) и Лизавета Тихоновна Камардины начинали жить своей молодой семьёй, народили двоих деток – Михаила да Марину («так попы нас с братом тогда окрестили, – улыбается Марина Ивановна – родителей особо не спрашивали»), наработали лошадь и корову, да скарб домашний. Вот за это «излишество» и ополчились соседские мужички, кто победнее, пожаловались «куда следует». Ивана Фёдоровича арестовали, посадили в тюрьму, где он от тифа и умер. Ему было всего двадцать пять…


– А какие мы были кулаки? – улыбается сквозь слёзы Марина Ивановна. – У деда маво, папиного отца, было семь девок и один сын, на которого землю и выделили. Вот на ней и работали все. Да, видно, хорошо трудились, раз достаток появился. Не стерпели этого люди. Пришло время, всё и порушили. Нас с мамой выгнали, она – молодая, пошла побираться, да иногда ей работка попадалась. Она нам закуток из веток сделала, вот мы там всю лету и прожили втроём… У мамы был отец Тихон Щелкунов. Он тоже крестьянствовал, но преставился ещё до раскулачивания. Пособоровался, руки вымыл в чугуне, лёг и помер. А мы, горемычные, потом столько лиха хлебнули…


Целый год Марина с мамой и братом скитались по соседям, кто в хлев ночевать пускал, кто в сени. А одна соседка на всю зиму их пустила в сарай, где хранила хомуты, телеги. Брата на несколько лет забрали тётки из Воронежа, а маленькая Марина всё при маме была. Брат Михаил выучился грамоте, ходил в школу, а Марина так и не научилась читать и считать – маме никто не подсказал, а чужим людям она была не нужна.


Потом вся семья подалась к родственникам на Донбасс. Жили в столовой, Елизавета Тихоновна спала на маленькой коечке, Михаил – на столике, а Марина возле плитки. Маленькая девочка разгружала вагоны на шахте – так помогала маме сводить концы с концами. Марина Ивановна говорит, что маму соблазнили на переезд, посулили: мол, будешь детей хамсой кормить. Вот они и кушали рыбку да хлеб.


– Мне было тринадцать, когда война пришла, – рассказывает баба Марина. – Однажды мы с тёткой по полю идём, слышу: «та-та-та», это немцы на мотоциклах едут и друг с дружкой перекрикиваются. Шахту нашу разбомбили. Хвашисты вошли в городок. Нам и маминому брату с семьёй выделили пустующую квартирку, где мы и перезимовали. Мама на Украину – не знаю на какую – с салазками ходила кукурузу ломать. Мы сделали мельницу, размалывали зёрнышки, варили из этого суп без соли. И были сыты. Потом узнали, что и у нас в Тербунах тоже немцы. А мама решила возвращаться домой. Немцы везде, так лучше дома при них жить, чем на чужой стороне. Из Луганска до Тербунов мы шли всю лету. Задержались в Урицком, где маму и брата заставили рыть окопы. А затем нас немцы повезли в Курск. Так что попали мы в родные места лишь весной сорок пятого года. А девятого мая – Победа… Так мы войну и проходили. Тогда много людей по земле ходило… Пришли – дома нет, его ещё до войны сломали. Остался только сад – я его до сих пор помню! Там росли чудесные яблонки, «конхветки» назывались, потому что пахли, как карамельки, и были очень вкусные. Вот в ентом саду мы землянку и вырыли – спасибо, добрые суседи помогли. У нас тама даже печка была.


Семнадцатилетнюю Марину поставили за телятами ходить. Мама к дочери пошла в помощники.


Иногда Марина ходила в гости к своему дядьке. Там и познакомилась с Иваном Карташовым, трактористом. Молодых людей сосватали. Марину уговорили, мол, человек он работящий, будет семью кормить. Но оказалось, что у Ивана раньше уже была семья, значительную сумму из небольшой зарплаты он отсылал на Украину – платил алименты.


Начались непростые годы супружества. В 1950 году у Марины Ивановны родилась первая дочь. А у мамы её – Елизаветы Тихоновны – третий сын. Мама вслед за дочерью тоже вышла замуж, женился и брат Михаил. Так и опустела землянка на месте родового дома Камардиных.


– Я иногда от мужа убегала, – вздыхает баба Марина. – Он когда выпивал, начинал меня побивать. Я бирюка (волка – прим. ред.) так не боялась, как озлобленного мужа. Отчим с Иваном поговорит, меня и возвращают. Так и народили мы с ним десятерых детей.


Марина Ивановна работала то телятницей, то свёклу тяпала, то горох косила. Проработала всю свою жизнь – света белого не видела. Когда она рожала седьмого ребёнка, маме во сне приснилось, что будет у её дочери десяток ребятишек, так по маминому слову и произошло.


Рая, Анатолий, Валентина, Николай, Иван, Надежда, Виктор, Татьяна, Владимир и Сергей – вот всё её богатство, троих сыновей уже нет на этом свете. По ним до сих пор убивается Марина Ивановна.


– Гляжу в телевизор, там веселятся. А я себя ругаю: сама живу, а дети – в могиле. Энтих-то жалко.


Разбросало ребят Марины Ивановны по всей стране – обосновались они в Мурманске, в Воронеже, в Москве, в Апатитах, в Долгоруково, двое остались в родном селе. Живёт Марина Ивановна с сыном Иваном, каждый день наведывает маму да уколы делает восьмая дочь Татьяна, заведующая местной биб­лиотекой. Внуков у бабы Марины аж целая дюжина – 12 человек, да ещё 6 правнуков.


– Как вы детей растили? – спрашиваю бабушку Марину.


– Работала, а они – вослед. Свёклу возьму, ребятишки семи, шасти лет со мною идуть и полють. Совсем малых у соседки оставляла. Дети со мною мученные. Наше любимое блюдо такое было: свёклу натру, жижку отожму, прокипячу, пашенца, яблок добавлю и муки, заболтаю и – в чугун на пятнадцать литров, ставлю в печь, чтобы десяти ртам и нам с мужем хватило. Сегодня всего навалом, да я это есть не могу. А вот то кушанье бы отведала. Ещё я вкусно капусту квасила – бочку на двадцать восемь вёдер рубила одна.


– А жить хорошо?


– Када?


– Ну, когда-то вам было жить хорошо?


– Не знаю… Маленькой была, нас кулачили, тяжело пришлось. Следом – война, потом замужем тяжко было, а сейчас и вообще конец – двенадцать годков без жалудка живу, устала. Я и молитву никакую не выучила. А сейчас она мне и не запоминается. Вот бы по детям своим помолиться, а не знаю как. Читать не умею, а на слух не понимаю. Маме некогда было учить – она нам хлеб добывала. Как жа тяжело ей было!


– Когда ж счастье?


– Никогда. Её у мене не было… Когда мама жалела, тогда и хорошо было.


– А дети?


– А что дети? Что я могла дать своим детям? Я только работала. Они у меня всего сами добились. Я всё рук не покладала. А детей оставляла на самих себя, старшие следили за младшими. Ухожу, сердца обливается, а ийтить нада. Марлевую соску дам, они и молчат…


Непростая женская доля досталась Марине Карташовой, дочери Ивана Камардина. Но живёт она её так, будто белое полотно под тесто для лапши расстилает – тихо и скромно.


Татьяна Ивановна, та самая восьмая дочь, рассказала, что они в детстве даже не ощущали, насколько трудно родителям было растить их – десятерых. Всегда в доме было тепло, на столе – не хуже, чем у других. А на каждую Пасху мама по ночам всем дочкам шила новые платьица, чтобы во Святое Воскресение им было не стыдно на улицу выходить.


– И сейчас, когда здоровье позволяет, мама затевает лапшу. Причём делает это по старинке: тесто замесит на столе и высушивает на белом полотнище, – говорит Татьяна Ивановна. – Потом сама разрезает на тонюсенькие ленточки и по мешочкам складывает, чтобы всем нам хватило, да внукам и детям в другие города посылочки с гостинцами посылает. И квас уваривает также – на всех. Она не может просто жить – мама нам продолжает служить, нам радость дарить.


…Мы уходили из светлого дома по той самой дороге, что видна из окна комнаты Марины Ивановны. Она наверняка смотрела нам вслед, желала доброго пути. И говорила слова, которые пусть и не в «Молитвословах» писаны, зато Богом слышимы…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 22 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: 0 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Неистовый сочинитель

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура

Вековая история созидания

Надежда Белая, labarita@yandex.ru
// "Липецкой газете" - 100 лет
Даты
Популярные темы 

Быть первой во всем

Лицей поселка Добринка отмечает 50-летие
Ольга Шкатов, shkatovao@list.ru // Образование

Услышать голос

Евгения Ионова // Общество

Спасти Дашу

Надежда Белая // Общество

На подходе к новому рекорду

Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru // Сельское хозяйство

Эволюция дороги хлеба и металла

Сергей Кибальниченко, sk48@list.ru // Власть

«Зеленый век» и другие

Александр Дементьев, demenlg@rambler.ru // Экономика



  Вверх