lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 октября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Верить в литературу

02.10.2014 "Липецкая газета". Сергей Малюков
// Культура
фото Павла Острякова
фото Павла Острякова

«Большая книга» вновь посетила Липецк. На этот раз в рамках проекта гостями читателей библиотек областного центра стали лауреаты главной национальной литературной премии за лучшее прозаическое произведение Андрей Балдин («Протяжение точки», 2009) и Евгений Попов («Аксенов» в соавторстве с Александром Кабаковым, 2012). Они, возможно, не столь широко известны, как популярные авторы женских романов или детективного чтива, зато для кого-то их творчество, несомненно, станет приятным открытием.



— Мы стремимся с помощью таких встреч формировать у читателей хороший литературный вкус, — подчеркнула один из организаторов визита, директор централизованной библиотечной системы Липецка Виктория Якимович.


Поскольку гости — люди серьезные, то и вопросы к ним на творческих встречах большей частью носили глобальный характер: о современном литературном процессе, месте писателя в обществе и прочих высоких материях. Андрей Балдин, архитектор по образованию, не удержался от комплимента в адрес гостеприимных хозяев.


— У каждого места есть свой характер. Липецк — широкоплечий город, уверенно стоящий на земле, — отметил он, — приятно видеть, как у вас организовано городское пространство, нет тесноты, дышится свободно.


Книга Балдина «Протяжение точки. Литературные путешествия. Карамзин и Пушкин» сразу же вошла в шорт-лист «Большой книги» и удостоилась приза читательских симпатий.


— Пространство всегда играло огромную роль в русской литературе, — подчеркнул автор, — из путешествий возникали великие произведения. Еще в МАрхИ нас учили: прежде чем приступать к системному проектированию городов, важно знать культурную составляющую местности, её историю и традиции. Путешествовать по России — это как двигаться по говорящей русской карте. Каждый город звучит на ней особо, и это отражается в текстах. Вот Астапово, это же разъезд для паровозов, а не место для жизни людей, плоское, безжизненное пространство. Для Толстого оно казалось адом на земле, будь он в Ясной Поляне, то продержался бы, выжил, а здесь не смог.


По мнению Андрея Балдина, в ближайшее время литературный процесс заметно оживится.


— Россия сейчас оказалась почти в изоляции, — говорит писатель, — но, вспомните, похожая ситуация была в XIX веке, после Крымской войны. Мыслящая элита общества говорила только об этом. Из таких обсуждений и родилась высокая русская классика. Большинство великих произведений были написаны в промежуток между Крымской и Русско-турецкой войнами.


Впрочем, своих коллег Балдин не идеализирует.


— Так сложилось, что русская литература это свое­образная форма веры, — считает он. — Каждый писатель мнит себя демиургом, верховным жрецом. Толстой вообще создавал свою религию. Это характерная черта русской культуры, присущая всем классикам, кроме, пожалуй, Чехова. Сейчас Россия очень противоречивым образом пытается вернуться к вере, а мыслящее писательское сословие противопоставляет этому свою веру в литературу и свою роль в ней. Почему так ожесточенно ведутся литературные дискуссии? Да потому, что это своего рода религиозный спор, в котором никто не хочет отступать.


Евгений Попов поддержал собрата по перу.


— Есть такие писатели, которые воображают себя гениями, пишут нарочито усложненно, — заявил литератор. — Думают, да кто они такие, эти читатели, я творю для вечности. Снобизм и желание поучать народы — отвратительные писательские черты. Еще неприятно, когда писатель начинает крутиться у власти. Ни к чему хорошему это не приводит. Бабеля уничтожили ведь не за его творчество, а за его дружбу с чекистами, наркомом Ягодой. Та же самая история произошла с Пильняком. Писатель не должен лезть и в политику, используя талант как инструмент для достижения сиюминутных результатов. Это не имеет ничего общего с литературой.


У Евгения Попова богатая писательская биография. Сибиряк, геолог, вошел в большую литературу публикацией рассказов в «Новом мире» с предисловием Василия Шукшина. В 1978 году его приняли в Союз писателей, а через семь месяцев исключили за участие в легендарном литературном альманахе «Метрополь», изданном, минуя советскую цензуру, на Западе. Восстановили лишь спустя десять лет.


— Мое рекордно короткое пребывание в Союзе достойно книги Гиннеса, — улыбнулся Евгений Анатольевич, — когда меня исключили, я два года ходил, как на работу, в Ленинку читать советские газеты. Библиотекарь жалела меня, полагая, что от неприятностей я тронулся рассудком. Кому в здравом уме придет в голову читать с утра «Правду» или «Известия»? А я, пользуясь свободным временем, собирал материал для книги «Прекрасность жизни» об абсурде, который нас окружает. Писатель всегда остается писателем, если тебя откуда-то выгнали, значит, жизнь дает тебе новый шанс.


В 2011 году Попов в соавторстве с Александром Кабаковым выпустил книгу воспоминаний «Аксёнов», отмеченную «Большой книгой».


— Это не мемуары, писать их — последнее дело, дальше остается только взять и умереть. Это наши беседы о человеке, которого мы хорошо знали, — пояснил писатель, — Василии Шукшин и Аксенов — мои главные учителя в литературе, хотя к творчеству друг друга они относились без особой приязни. Убежден, что Аксенов и Солженицин своим творчеством определили нашу жизнь на многие годы, только Солженицин смотрел на Восток, а Аксенов на Запад. «Аксенов и джаз», «Аксенов и женщины», «Аксенов и алкоголь» — обо всем этом мы откровенно говорим в своей книге. Верно сказал Илья Кабаков: в этой книге не вся правда, но нет ни слова лжи.


Произведения Евгения Попова переведены на многие языки мира. Нередко в процессе их адаптации для зарубежного читателя возникают «трудности перевода».


— Переводчики совершенно потрясающие люди, это особое бескорыстное племя славистов, искренне увлеченных русской культурой, — рассказал литератор, — но часто они, как современная молодежь, очень приблизительно понимают, что означает то или иное слово. Ну как в Финляндии, к примеру, представить, как выглядит парторг? Приходилось писать параллельный пояснительный текст, присылать частушки, характеризующие отношение народа к власти. Или сибирский сленг, часто фигурирующий в моих рассказах. Есть у сибиряков такое выражение «крутануться», это значит загулять. Не зная культурной среды, это не переведешь. Я считаю, перевод удался, когда иностранная аудитория начинает смеяться в тех же местах, что и русскоязычная.


Сегодня, по мнению Попова, на смену идеологической цензуре пришла цензура денежная.


— Трудно даже авторам с именем, а молодым зачастую и вовсе не пробиться к читателям, — невесело констатировал Евгений Анатольевич. — Издательства заинтересованы в коммерческой литературе, приносящей прибыль, которую расхватывают, как горячие пирожки. В «Эксмо» если тираж не распродается за месяц, он идет под нож. Поэтому оттуда ушел Слаповский, хотя он очень популярный автор. Огромные деньги накручивают посредники. Я был поражен, когда увидел в книжном во Владивостоке свою книгу за 550 рублей. В Москве она стоит 210 рублей, а издательство продает мне по оптовой цене за 140. Это же настоящая спекуляция!


Отмечая прозу Битова, Маканина, Татьяны Толстой, молодых авторов, равных по силе писателям своего литературного поколения, Евгений Попов пока не видит.


— Эренбург говорил: неизвестно, что лучше, один большой слон или двадцать кроликов, — с улыбкой заметил столичный гость. — Пока рождаются кролики, а личностей масштаба Шукшина или Высоцкого, увы, нет, нет и гениальных текстов. Я ощущаю пустоту без старых товарищей, являвшихся для меня гуру. В юности я отправил свои рассказы Катаеву, и тот мне подробно ответил, даже обратный адрес написал от руки. Сейчас, во времена гаджетов, такое и представить невозможно.


Есть 5-6 перспективных имен среди молодых до сорока, но по разным причинам они не могут выйти в люди. Прекрасные тексты писал Зуфар Гареев, но перестал заниматься литературой. Есть интереснейший Дмитрий Данилов. Из литературного семинара для молодых писателей в Липках, на котором я с удовольствием делюсь опытом, вышли такие крепкие авторы как Захар Прилепин и Герман Садулаев. Главный совет, который я могу дать молодым людям, которые собираются всерьез заниматься литературой, — обязательно необходимо иметь стабильный источник дохода, чтобы не зависеть от прихотей издателей. Я, к примеру, пенсионер, заключил столичный гость.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 16 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Непреходящий феномен

Владимир Петров // Власть

Новый день «Восхода»

Галина Светлова // Сельское хозяйство



  Вверх