lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 сентября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Тайна у леса одна –  красота непостижимая… (фото)

22.09.2014 "ЛГ:итоги недели". Дарья Шпакова, фото автора
// Общество

Ивану Тимофеевичу – восемьдесят два года. Пора на заслуженный отдых? Как бы не так! Жить без своих лесов, полян и ущелий Иван Томозов не может. А посему держится молодцом!

ФОТО


Всё волнуется, добрый ли человек идёт по неведомым дорожкам, не подмёрз ли редкий кустик, не отстал ли лебедь от стаи, не проклюнулось ли новое реликтовое растение в его владениях, или, может, какой зверь неведомый пересёк заповедную границу? Урочище Плющань, где Иван Тимофеевич знает каждую тропинку, относится к заповеднику «Галичья гора». Всё, что здесь происходит, лесник старательно записывает в дневник наблюдений, который потом может стать уникальным научным материалом для сотрудников заповедника. Последнее его открытие – куст можжевельника, никому он на глаза не попался, а вот своему человеку лес подарил сокровище.


– Я без леса жить не могу, – просто заявляет Иван Тимофеевич. – Отец мой тоже всю жизнь служил лесником в этих же местах, а потом каждое деревце мне передал – по наследству. У отца я всегда первым помощником был. После войны леса восстанавливали. Мы свои огороды забросим, а борозды на лошадях для новых посадок с отцом до полуночи пашем.


Все леса – берёзовые, дубовые, сосновые – от деревни Рождество и до села Красное Томозовыми посажены. Любит Иван Тимофеевич меж своими деревьями погулять. Есть среди них и сосны-великаны – память об отце. Говорит лесник, что когда трогает сильные шершавые стволы, как будто к крепкой руке отца прикасается. И тогда вспоминается, как выходили они с ним в дозоры на лошадях и как в половодье на кордоне спасали животных. Бывали вёсны, когда большая вода в Дону поднималась до восьми метров. Тогда Томозовы загоняли скотину на гору – там животные ждали, когда вода спадёт.


– Нас у родителей восемь ребятишек было. В голодные годы лес всю семью кормил. Там и щавель рвали, и ягоды, грибы, орехи собирали. Туда и корову с поросятами на выпас отправляли. Какие же они умные животные! Бурёнка была за вожака, за ней все остальные пристраивались и даже гуси. И мы могли не волноваться за наше «стадо», придут вечером все в репьях, – вспоминает, улыбаясь, Иван Тимофеевич.


Лес – тёмная сила


Всегда помнит Иван Тимофеевич, что заповедную красоту по-настоящему может постичь только сильный духом человек. Один в лесу воин, если любовь к лесу он впитал с молоком матери, дары его принимает с благодарностью, а отдаёт так же легко, как солнце дарит тепло каждой травинке. На свой лесной пост с ружьём за плечом на лошади или на мотоцикле воин леса каждый день уходил из своего родительского дома в селе Яблоново Краснинского района. В нём он счастливо живёт со своей женой Галиной Ивановной. Вместе вырастили двух сыновей.


– Я с тревогой отпускала мужа. Всё-таки лес – тёмная сила. Кругом ведь ни души. А, может, натолкнётся на какую-нибудь недобрую компанию желающих устроить пикник в неположенном месте. Сколько сил он положил, охраняя заповедник от таких «любителей» леса, – рассказывает жена лесника Галина Ивановна. – Он ведь у меня отчаянный, будет бороться за справедливость и порядок до последнего.


А борьба с нарушителями лесного покоя во все времена была главной работой Ивана Тимофеевича. Заповедная Плющань, где растут реликтовые растения, – магнит для отдыхающих. Но не все ведь цветами да деревами любуются, иные любят на природе раздавить бутылочку да не одну, посидеть у костра, пошуметь да похулиганить. В советские годы в Плющань приезжала, можно сказать, вся местная элита: начальство да председатели. Их тоже приходилось Ивану Тимофеевичу урезонивать, усмирять.


– С наглыми нарушителями мы всегда боролись. Сотрудники заповедника и я писали письма в разные инстанции и убеждали по-хорошему. Я чуть ли не весь заповедный лес перегородил специальными ограждениями. Мне даже бетонные сваи привозили. Вбивал поперёк дороги и забор ставил с замками. И всё напрасно – замки сбивали, сваи выкорчёвывали. А однажды мне пришлось борозду с железными шипами на дороге положить. И результат был – колёса у непрошеных гостей на машине сдулись.


Но и нарушители закона всё-таки отомстили семье лесника. Когда раздавали всем в селе земельные паи, Томозовы в списках не значились. Но они не стали никакой правды искать, по судам ходить. Ивану Тимофеевичу не хочется тратить драгоценное время. Говорит, я лучше пройдусь по лесным стёжкам-дорожкам, которые уберёг и от возможных пожаров, и от обычного людского хамства.


– Моя обида быстро прошла. Я в то время спасал кустарники от нашествия лосей. Каждый день огораживал их от рогатых любителей полакомиться редкими растениями. Потом аист прилетел, он в наших краях нечастый гость, ворон чёрный. Обо всех новостях нужно доложиться, – с улыбкой рассказывает собеседник.



Красота исключительная!


Ивану Тимофеевичу никогда не бывает скучно в родном лесу. Он не хотел работать среди людей, ему отрадней послушать, о чём переговариваются с ветром деревья, что щебечут друг другу птицы, понаблюдать за косулями, кабанами, за барсуком, строящим себе норку. Говорит, тайна у леса одна – красота непостижимая. Кто без неё жизни не представляет, тот в эту тайну и посвящён.


– Я любил подняться на лошади на пригорок и окрест посмотреть: подо мной ковыль высокий волнами расстилается. А за ним – поляна с цветами пёстрыми. Красота исключительная! Думаешь – вот бы девчатам сарафаны нашить с такими-то красками яркими, чтобы и синий цветок, и красный рядышком, – мечтательно говорит лесник.


А сарафаны из цветочных полян Иван Тимофеевич не зря воображает. Он ещё и любитель шитьём разным заниматься. В своё время получил профессию закройщика. После того, как налюбуется на ковыль волнистый, берётся воодушевлённо за своё любимое занятие. Раньше все одни и те же лекала на разную одежду делали, а Иван Тимофеевич мог сам любую выкройку нарисовать. Однажды снохам дублёнки сшил с интересной выделкой: по полям колокольчики вышитые пустил, те самые, что распускаются для тех, кто знает тайну красоты исключительной.


– Вот только жалко они эти дублёнки недолго носили, говорят, не по моде. Но я не обижаюсь. Шью по вечерам, особенно зимой, всё в семью копеечка выходит. Зарплата лесника в советское время была всего семьдесят рублей. Я нашему прокурору пиджак сшил, милиционерам полностью перешивал форму, чтобы покрасивее да поудобнее была. Всё могу: и скроить, и сшить, и до сих пор иголку в руки с удовольствием беру, – говорит Иван Тимофеевич.


Галина Ивановна своим мужем гордится. И делу уважаемому он всю жизнь предан, и детей чудесных воспитали, и внуков. И сердце у него горячее, а характер – добрый. Потому и прожили они в любви и радости пятьдесят три года.


– Встретились мы на танцах. А заметил он меня потому, что я была одета в пальтишко красивое, мама из Москвы его привезла. А в этот вечер рабочие нефтяники к нам на огонёк заглянули. Окружили меня...


– А я подошёл к Галочке и увёл её из-под носа у ребят. Мне стало жалко, что они своими грязными руками пальтишко новое испачкают, – шутит Иван Тимофеевич. С того вечера мы и неразлучные.



Легенды дороже самоцветов


Какой Галине Ивановне муж достался, она узнавала постепенно по его поступкам. То несчастного, вымокшего до нитки енота из леса притащит – надо обогреть, шубку намочил убежать не смог. Однажды лесник принёс молодой хозяйке яйца дикой утки. Косил возле гнезда и спугнул мамочку. Они эти яйца своей несушке подложили, и та вывела птенцов.


– Ох, и намаялась я с этими утятами. Они же клевать не умеют, должны мошек ловить. Так я им дождевых червей копала и в клювы их прожорливые вкладывала. Выходили, получились отличные утки. Улетели потом. А однажды принёс Иван из леса лисёнка. Тоже его выхаживали. Ребятишки с ним играли, любили зверёныша. А его, сколько ни корми – всё равно в лес убежал, – улыбается Галина Ивановна.


Галина Ивановна, хоть и жена лесника, но лес плохо знает. Это стихия мужа, но гулять по заветным местам, которые Иван Тимофеевич дарил ей вместо шуб и самоцветов, любила. Есть такое место – «Городище». По легенде здесь во времена монголо-татарского ига город был. В этом месте сын Геннадий даже каменный топор находил. Частенько они заглядывали и на Лискин луг. Там – раздолье! Название это место получило ещё до революции. Жила здесь настоящая отшельница – бабка Лисуха. Теперь этот луг так и зовут её именем. Травы на нём душистые, красота исключительная! А ещё есть в здешних лесах поляна Дмитрия Ивановича – вот такое незатейливое название. История этого райского уголка заповедного леса проста.


– Когда-то в царские времена некому Дмитрию Ивановичу за его служение родине подарила царица шашку и эту землю. Он был хороший человек, по­этому сохранилось его имя в веках. Так мы и говорим: пошли на Дмитрия Ивановича поляну, – пересказывает местные легенды лесник.



Романтичный лесной герой


Иван Тимофеевич интересно и с любовью рассказывает про свои лесные угодья, будто хочет, чтобы каждый, даже тот, кто не видел этой красоты, представил её и в душе своей сохранил. Карты у него никогда под рукой не было, а помнит он каждую лужайку и поворот тропинки.


– Вот идёте вы по оврагу, сворачиваете, там поляна, проходите вниз – будет ложбина, а дальше – ущелье. Я люблю в самом низу посидеть и ввысь посмотреть – прямо горы настоящие!


Иван Тимофеевич не просто лесник с обязанностями: посадить дерево, вырастить, срубить сухостой, отстоять лес от непрошеных гостей. Он ещё и романтичный лесной герой. На Плющань часто приезжают на пленэры художники. Первый критик картин – Иван Тимофеевич. Всегда подскажет и как подсолнухи правильно на солнце смотрят, и с какой стороны тропинку лучше нарисовать. Художники говорят, после его замечаний прямо не работа, а живопись получается. Но любоваться той красотой, что только ему открывается, лесник отправляется в одиночестве.


– Люблю наблюдать за птичкой зимородком – зимой она зелёная. Спрячешься поблизости и смотришь, как лесная красавица ловко за рыбкой ныряет. Надо же, сама чуть больше воробья, а улов ладный у неё получается. А однажды я всю зиму приходил любоваться на лебедя. Он, видно, отстал от стаи. Жил у воды, а питался одной бодягой – это растение такое. Загляденье! – удивляясь, рассказывает лесник.


Иван Тимофеевич никогда не пройдёт даже мимо камня. Однажды ему попался какой-то древний экземпляр: камушек разрезал железо. Он сразу отнёс находку к сотрудникам заповедника. Там в музее есть стенд с фотографиями научных сотрудников заповедника, лучших работников. Иван Тимофеевич так скромно сказал:


– И я там есть. Такой же хороший, как они.


В свои восемьдесят два года лесник Иван Тимофеевич уже, конечно, не исполняет всех тех обязанностей, которые обычно ложатся на плечи. Но хозяином леса он всё равно остался. Сам может пройти четыре километра до любимой Плющани (а под его оком ещё и Змеиная гора и Бык – места эти к Елецкому лесничеству относятся), окинет просторы профессиональным взглядом – всё ли хорошо с его исключительной красотой. За нарушителями лесного царства ему, конечно, уже не поспеть, но бороться за справедливость он не перестал. И жена его во всём поддерживает.


…Душа у Ивана Тимофеевича за каждую былинку переживает, за каждый родничок и за каждый цветок. Он даже не может срубить деревья, которые растут в палисаднике его дома и затеняют весь свет. Сосна, клён и берёзка… Как же можно убить их – ведь это ж красота непостижимая…


Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 17 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +16C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 



  Вверх