lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 сентября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Соранг в нашей жизни

Проба пера
09.09.2014 "Молодежный вестник". Анна БРАТИЩЕВА
// Культура
18 января 1912 года. Последняя фотография экспедиции Скотта.

Вот и осень… Странное время: душа то томится в ожидании чего-то прекрасного и несбыточного, то на нее находит мертвенная отрешенность. И я спасаюсь бегством от этого времени года, прячусь от тягостного, тоскливого чувства опустошенности, беру сборник рассказов Паустовского...


Сидя в кресле возле окна, внезапно понимаю, что не могу пошевелиться. Что-то не так… Окно распахивается, впустив ледяной дух Антарктики. Вскакиваю в замешательстве: от комнаты остались лишь стены! Вокруг простираются вечные, не прощающие слабость льды. Вновь решила искать спасение в кресле. Не тут-то было! Там сидел писатель, держа в руках сборник своих же рассказов, открытый на «Соранге».


Так это все сон! Такого сочетания радости, волнения, любопытства и удивления от встречи с неизведанным я еще не испытывала. Во сне возможно все! Вот он, шанс пообщаться с писателем с глазу на глаз. Поборов волнение, я подошла к Паустовскому…


– Константин Георгиевич! – немного смутившись, произнесла я. – Мне так много хочется вам рассказать. Я люблю вашу прозу, она настолько захватывает, что я представляю себя одним из героев, отправляюсь путешествовать по миру ваших мыслей…


Мои слова оборвал могучий и яростный ветер, не жалеющий экспедицию, бредущую вдали. Писатель печально смотрел на обессиленных людей. И вот я уже бегу им навстречу. Во сне несложно преодолеть километр льда, если бы так было и в жизни… Добравшись до команды, по разговорам я поняла, что это экспедиция капитана Скотта, направленная к Южному полюсу. Об их гибели писал К.Г. Паустовский в рассказе «Соранг». Мужественные и благородные люди, не терявшие самообладания и человеческого достоинства даже находясь в шаге от смерти. Они знали о своей участи, о близкой гибели. Знали, но продолжали отчаянно бороться с безжалостной стихией. Сердце сжималось от жалости и страха предстоящего, но ничего уже не изменить…


Вернувшись к писателю, я захотела поговорить о смелых исследователях, их путешествии, но он, вздохнув, подошел к окну. Там тихо рыдала Анна, сжав в руке записку лейтенанта Отса, трагически погибшего в экспедиции.


– А ведь Отс любил Анну, но она выбрала другого… Возможно, он просто бежал от всепоглощающего чувства…


– Вы пишете: «Что-то громадное входило в жизнь, чему не было имени, наполняющее все тело дрожью». Эти строки словно черные кипящие потоки, не оставляющие возможности захлопнуть книгу и не почувствовать боль. А ведь потерять близкого человека так страшно! Мы отказываемся верить в то, что кого-то больше нет. Он никуда не уезжал, его нет в другом городе, его нигде нет!.. Бессмысленно искать, но смириться с потерей трудно, особенно когда в смерти любимого есть и твоя вина. Сердце человека пожирает ненависть к себе и всему миру, его сжигает чувство невосполнимой утраты.


– Да, быть может, Отс и не отправился бы в экспедицию навстречу стальному холоду и полной неизвестности, если бы Анна не оставила его. Чего он ожидал? От себя не убежать. Как может изменить чью-то жизнь отчаянный поступок?..


Паустовский вопросительно посмотрел на меня и, встав у распахнутого окна, взял в руки кленовый лист:


– Этот листок чем-то похож на лейтенанта Отса, не так ли? Такой же потерянный, оторванный от уюта и привычного течения жизни.


Мы замолчали. Наверное, каждый подумал о своем. Вокруг уже летели снежинки, плясали, будто добрые призраки, шептали какие-то недосказанные легенды. Действительно, лист клена напомнил мне о хрупкости и невозвратимости человеческой жизни. Оторвавшись от родного дерева, едва ли дашь отпор нахлынувшему ветру перемен. Куда он унесет тебя? К другому клену? На другой полюс? Ни один из команды Скотта заранее не знал ответа. Вечный поиск и борьба были их стихией. Именно поэтому они и оставили след в истории...


Проглотив комок в горле, я решилась продолжить диалог:


– Знаете, когда я была маленькой, всегда хотела стать писательницей. Даже сочинила пару нелепых, смешных рассказиков. Ваша короткая новелла «Соранг» швыряла меня в неистовство бурана, заставляла чувствовать соль на губах, веяла болью последнего письма, в то же время позволяла жить надеждой и томиться неизвестностью: что же дальше? Наверное, таким и должен быть настоящий художник слова: искренним, честным, но оставляющим читателю шанс самому найти ответ. И я помню тот момент, когда капитан Скотт писал дрожащим почерком предсмертную записку: «Я обращаюсь ко всему человечеству. Оно должно знать, что мы рисковали, рисковали сознательно, но нам во всем была неудача. Если бы мы остались живы, я рассказал бы такие вещи о высоком мужестве и простом величии моих товарищей, что они потрясали бы каждого человека. Мы гибнем, но не может быть, чтобы такая богатая страна, как Англия, не позаботилась о наших близких». Он ошибся. Как жаль, что даже английское правительство забыло о них и об их семьях. Это несправедливо и подло! Перед дневником капитана Скотта столько книг кажутся праздной болтовней. В нем кричала болью каждая буква. Обреченные погибнуть в антарктических снегах не теряли благородства. У меня до сих пор сердце сжимает холод, когда я вспоминаю о героической гибели Отса: гангрена ног сделала его обу­зой для команды, он это понял и ушел…


...Между нами искрилась снежная белизна, заметая все, что сохранил типографский орнамент страниц: и шотландца Отса, и Анну О’Нейль, и Скотта. Будто успокаивая ноющие раны истории. Писатель, грустно улыбнувшись, бережно вложил кленовый лист в книгу и передал ее мне: «Жизнь не кончается!». Я сжала в руках старенький, потертый томик, будто стараясь ощутить его душу. Но вдруг образ мастера пера начал растворяться в блеске снежинок. В отчаянии я изо всех сил вглядывалась в исчезающий сон, пытаясь отыскать писателя. На снегу темнели следы. Они вели к замерзшей двери. Я кинулась к ней…


«…Откуда-то страшно далеко, из Антарктики, приходит ветер, несущий запах снега и экваториальных лесов. Дует соранг – праздничный зимний ветер, приносящий воздух незнакомых стран, печальный и легкий, как запах магнолий. Сами по себе начинают звонить колокола сельских церквей, голубая заря поднимается к зениту, и сквозь снега пробиваются цветы, похожие на подснежники. У детей от радости темнеют глаза, а корабли зажигают приветственные сигналы, качаются и кланяются этому ветру, как ласковые звери с мокрой от дождя шкурой…»


Эти ожившие строки, пропитанные печалью и надеждой, нахлынули на меня. Именно такой и ощущается всепобеждающая вера.


…Очнулась я в кресле. В памяти звучали последние слова Паустовского. Да, жизнь не кончается. За окном все так же кланялись ветру деревья. Они знают, что через много лет станут гнить под землей, но им еще долго тянуться ввысь. Так и люди. Всем нам суждено рано или поздно уйти из жизни, но надо тянуться вверх. Иначе зачем все? Куда стремиться? Не только же к славе и богатству? Нет, к свету.


Хотелось вновь раскрыть книгу, будто занавес полуразгаданной тайны, и вдохнуть холод Антарктики. Что-то взволновало сердце, заставило пульс учащенно биться. На странице тусклым золотом отсвечивал кленовый лист!


Откуда-то далеко-далеко подул соранг – праздничный зимний ветер, приносящий туманный воздух незнакомых стран, печальный и легкий, как запах магнолий...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +12 C°  Ночь: +11 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Благоустройство всем миром

Николай Путилин
// Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников
// Экономика

«Пьяные очки» для трезвой езды

Сергей Банных
// Общество

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников
// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье



  Вверх