lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
5 сентября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

М. ГОРЬКИЙ: «УХОДЯЩАЯ НАТУРА» ИЛИ ПИСАТЕЛЬ НА ВСЕ ВРЕМЕНА?

05.09.2014 "Петровский мост". Надежда КОМЛИК
// Культура

Писатель и мыслитель М. Горький – мощнейшая фигура русской культуры и литературы ХХ века. Это была всемирно авторитетная личность, способная своим словом действенно вторгаться в движение истории. Он был одной из тех фигур, на голос которой оборачивалась вся планета. Сегодня в общественном сознании Горький отодвинут на второй или даже третий план. Тихо и незаметно прошел 140-летний юбилей писателя (2008), молчанием отмечен и 145-летний юбилей, случившийся в 2013 году.


Такая «незамеченность», конечно же, связана с «переоценкой ценностей» времен перестройки. Тогда изменился взгляд на Горького, бывшего в советской литературе фигурой номер один. Этот взгляд стал не только суровым и критическим, но зачастую уничтожающим. Горького банально представляли «продавшимся» власти, вменяли ему в вину якобы оправдание сталинских методов построения социализма в нашей стране, террора, насилия, убийств. Говорили о нравственном «падении» Горького. Дискредитация писателя происходила одновременно с развенчанием идеалов социализма, переоценкой марксизма, отрицанием материализма и борьбой с коммунистической партией. Неприятие Горького, с которым ассоциировался социализм, было настолько сильным, что писателя пытались вычеркнуть вообще из истории нашей культуры и литературы, исключив его творчество из школьного и вузовского образования. Вспоминая жар и пыл идейно-политических ристалищ недавнего прошлого, понимаешь, что все эти страсти разгорелись отнюдь не вокруг подлинного Горького. Подлинный Горький – фигура сложная, противоречивая и недостаточно ясная даже для специалистов-литературоведов. Ведь многое из наследия Горького не найдено и не опубликовано. До сих пор не опубликовано его «завещание» – дневник, который он вел в последние годы жизни. Нет никаких сведений о чемодане рукописей, переданных писателем Марии Брудберг-Закревской перед окончательным отъездом из Сорренто на Родину. Невероятно, но до сих пор нет академического издания полного собрания сочинений Горького – первого писателя в номенклатуре советских классиков. То есть у нас все еще «усеченное» представление о творческом наследии художника, которого официальная пропаганда сделала исключительно «буревестником революции», «основоположником социалистического реализма» и «первым пролетарским писателем».


В создании такой идеомифологии немаловажную роль сыграли и политическая власть, и наша гуманитарная наука. О неблагополучии в области изучения творчества писателя заговорили давно, еще в 1968 году – юбилейном для Горького. Тогда многими деятелями науки и искусства было отмечено, что «хроническим» недостатком в изучении творчества писателя является «стандартизация» своеобразного пути писателя, «насильственное втискивание» его художественного творчества в «готовые политические формулы», использование наследия художника лишь как иллюстрации к социологическим цитатам из какого-либо политического труда. Одним словом, все годы советской власти Горький воспринимался исключительно политически, но не поэтически. И в результате произошел разрыв между словом о Горьком и словом самого писателя. Официальная пропаганда сделала из Горького мраморное изваяние «основоположника», совершенно не похожее на подлинного Горького. Вокруг этого застывшего официозного монумента и разгорелись страсти в годы перестройки, заслонив Горького подлинного: сомневающегося, заблуждающегося, мучающегося и страдающего.


Конечно, не все в горьковском наследии пережило свое время. Это касается прежде всего его публицистики 30-х гг., фантастических проектов преобразования природы и др. Но подавляющее большинство его творений это испытание выдержало, не оставив никакого сомнения в том, что перед нами мощная фигура писателя-интеллектуала, обладающего грандиозным мыслительным диапазоном, где ядерной, осевой была дума о человеке, России, русском народе, в их исторической ретро- и перспективе. И то, что он высказал по этим корневым для русской культуры и литературы вопросам, продолжает откликаться в нашем сложном, запутанном и больном мире.


Образ Человека с большой буквы – это главный, опорный образ всего творчества Горького. Согласно писателю, человек является не «сосудом греха», но Вселенной, ибо «в нее уходят все начала и концы». «Человек – это все! Он создал даже Бога!» – так писал Горький И. Репину, имея в виду фантазию, воображение, творческое начало человека, воплотившего в иконах, картинах, фресках, легендах Творца. Человекопоклонник Горький вывел ставшую кардинальной для его художественно-философской системы формулу о высоком предназначении человека: «Человек! Точно солнце рождается в груди моей, и в ярком свете его медленно шествует вперед! и – выше! трагически прекрасный Человек». «…Вперед! и – выше!» – формула, в которой запечатлено горьковское понимание прекрасной и благородной миссии Человека, имеющей планетарное значение.


В этой базовой для Горького идее содержится особого рода оптимизм писателя, укорененный в философии «крайнего гуманизма». В отличие от христианского, «крайний гуманизм» опирается не на Бога, а на возможности самого человека, на его интеллект, мудрость, опыт, ум. В атмосфере всеобщего уныния и растерянности конца XIX – начала ХХ вв., в которых пребывало российское общество, голос Горького вселял надежду, а за надежду человек готов дорого платить. Эта надежда сопряжена была с горячей верой писателя в то, что кризис возможно преодолеть силами самого человека, его разумом: «Существует только человек, все же остальное – дело его рук и мозга». Мысль человеческая для Горького является основой созидательного начала жизни. Поэтому более всего в человеке писатель ценил Мысль, «подругу человека». У Горького был культ разума, он его самый проникновенный певец. Поэтому он, как писатель, повернул стрелку эстетического компаса с изображения чувств на художественное воплощение интеллекта, мысли, на их зарождение, формирование, диалектику. Не случайно его считают основоположником интеллектуального романа.


Российскому обществу начала XXI века, переживающему сходные с началом ХХ в. чувства и настроения, более всего не хватает горьковского оптимизма, горячей веры в высокое предназначение человека, уважения к его способности мыслить и созидать. Мы устали от тотальной лжи («религии рабов»), от циничного сомнения в священных для нас нравственных максимах, таких как любовь, верность, красота, культура, благородство, материнство, народная мудрость. Пренебрежение или даже презрение к Мысли (иначе наше образование и наука не влачили бы такого жалкого существования), отказ от рационалистических ответов на проклятые вопросы бытия, нежелание или бессилие объяснить мир – все это привело современное российское общество к вакханалии всякого рода колдунов, знахарей, экстрасенсов. Мы как будто обрели веру в Бога, но утеряли веру в его творение – человека. Поистине мы живем в эпоху сна разума, его затмения! Нам необходима инъекция горьковского человекоуважения, человековосхищения, чтобы черное отчаяние не превратило нас в животных.


Горького необходимо читать и перечитывать, чтобы понимать, что «Человек! Это – великолепно! Это звучит… гордо! <…> Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать его надо!» Чтобы научиться уважать человека, надо читать русскую классику, в том числе Горького, который, по самому строгому счету, входит в первую десятку русских прозаиков ХХ века. Горького надо знать, чтобы иметь прививку от вируса обмещанивания жизни, который внедрился в ослабленный бесконечными реформами российский организм.


Мещанин – еще один опорный образ Горького – это антитеза образа Человека. В нем сконцентрирована иная философия жизни, иной строй души. Мещанин живет исключительно интересами животно-природного порядка, где все подчинено потребностям сытости, покоя, наслаждения, равнения на «золотую посредственность».


Зоологической потребностью жить «утробой» обусловлена и его жизненная позиция. Мещанин никогда не будет превозмогать себя ради какой-то высокой цели, идеи. Он ни за что не будет жертвовать собой во имя благородных устремлений. Его излюбленная позиция – «тыл сильной армии».


Как ни прискорбно, но следует признать, что мы живем в эпоху победившего мещанства, нагло манифестирующего свое право на «жисть в спокое <…> на всем готовеньком, на мягких перинах, <…> есть до того, что в жар бросит, до поту…». Одним словом, мещанин отстаивает свое право на жизнь для него без жертв, без «превозможения» своих сил, занимая при этом командные высоты в социуме. И надо сказать, что он весьма преуспел в насаждении своей философии. Сегодня мещанина тоже можно писать с большой буквы, потому что его философия потребления приобрела глобальный масштаб, поглотив и Россию. В современном мире господствует уже не культ Мысли, а культ Вещи – иконы мещанства. XXI век будет полем острейшей битвы между этими двумя силами, начало которой запечатлел некогда Горький, тревожащийся за русскую жизнь, слишком инертную и пассивную, чтобы противостоять «желудку в панаме». Поэтому писатель особо ценил в людях активное отношение к жизни и миру.


Активность вообще – ключевое ценностное понятие горьковского миропонимания, в основе которого лежит философская альтернатива: деяние/недеяние. Споря с философией пассивизма, непротивления, страдания, ярчайшими выразителями которых в русской культуре были Л. Толстой и
Ф. Достоевский, Горький всегда прославлял деяние. Центральная мысль горьковского творчества: «Не устроишь жизнь, в которой удовольствия преобладали бы, ибо жизнь по существу своему – деяние, а у нас самый смысл деяния подвергается сомнению».


Вопрос о деянии, его философском смысле, центральный в творчестве писателя, становится сюжетообразующим в романе «Дело Артамоновых», лучшем, по мнению Н. Берберовой, творении Горького. Здесь Дело, превращающееся в финале в антидело, является главным героем произведения. Несмотря на неукротимую энергию основоположника Дела Ильи Артамонова, оно не стало деянием, направленным на «украшение земли», а, превратившись в раковую опухоль, поражает весь артамоновский род. Почему?


Да потому что Артамоновы, как сказал о них чахоточный поп Василий, «на песце строят…». В этой, казалось бы, неприметной реплике дремовского священника поставлен смертельный диагноз всей деятельности рода Артамоновых. Недолговечность их дела, обреченность фабрики, зыбкость ее перспектив обусловлены зыбкостью фундамента, на котором она выстраивается – «на песце». «На песце» – это образно представленное качество основания артамоновского дела, в котором отсутствует морально-нравственная составляющая.


Как показывает опыт мировой истории и мировой литературы, зачинателем любого большого Дела всегда является личность сильная, творческая, самостоятельная, каковой в романе является Илья Артамонов-старший. «Вчерашний» крепостной, «мужик», вырвавшийся на волю, он исполнен горячего азарта жизни, жажды дела по плечу себе. Он талантлив, силен и неукротим во всем – в любви, в грехах, в работе. Это колоритная личность, тип «стяжателя-строителя», в котором творящее начало еще не подавлено стяжательством, как будет подавлено оно в его детях и внуках. И в этом одна из причин обреченности Дела. Оно достается наследникам в готовом виде, они не являются его органической частью, продолжением его идеи. Они не произрастают из всего его существа, не вкладывают в него ни души, ни сердца. Поэтому потомки Ильи в большинстве своем инертны и равнодушны к Делу. Интерес их проявляется только к бесперебойной работе Дела, потому что оно обеспечивает их сытость и привилегированное положение в обществе. Не Дело их волнует, а его плоды, не «в украшении земли» видят они его смысл и назначение, а в упрочении собственной власти. «Господа! – обращается к Городскому собранию Алексей Артамонов. – Дворянство чахнет. Оно не помеха нам, а чиновники у нас должны быть свои, и все люди, нужные нам, из купцов, чтобы они наше дело понимали…». «Нужные люди» во властных структурах и должны будут обеспечивать незыблемость командных высот владельцев Дела.


Но, воспринятое исключительно как инструмент стяжательства, наживы, упрочения социальных преимуществ, Дело выходит из-под контроля и начинает жить по своим законам, подчиняя себе и его «хозяев». И в этом кроется вторая причина гибели Дела Артамоновых, в истории рода которых обобщена история русского капитализма.


Вырвавшись из повиновения владельцев, оно начинает жить по своим законам, жестким и жестоким. Подобно огромному тяжелому шару, оно катится по земле, подминая тех, кто стоял у его истоков, раздавливая самого создателя Илью-старшего, подставившего свое могучее плечо другу-зверю – паровозному котлу, прибывшему на фабрику Артамоновых. И деяние, начатое Ильей Артамоновым для «украшения земли», превращается в страшное и бесчеловечное дело, подчиняющееся только одной власти – власти денег. А эта власть не имеет под собой никакой нравственной опоры – она выстраивается на моральном «песце», в ней отсутствует нравственный фундамент. «Дело», не имеющее нравственного основания, расчеловечивает прежде всего его владельца, у которого искажаются представления о нормах человеческой жизни, о пределах дозволенного. Все заменяется отношениями деляческими, торгашескими. За деньги все продается и все покупается, в том числе совесть, правда, честь. «Рубль – он все прошибет!» – учит своих сыновей Илья, формулируя закон, который деформирует сам смысл человеческой жизни, ее природу. Циничное применение этого закона выбивает базисные человеческие ценности – самый крепкий фундамент, на котором только и может выстраиваться гуманное человеческое общество. Это подтверждает и история новой России.


Современным «рыцарям» Дела, которых счастливо миновала эпоха первонакопления, получившим в готовом виде несметные общенациональные богатства, не мешало бы помнить уроки Горького.


Так что, думается, списывать писателя в архив слишком поторопились. Он продолжает откликаться в дне сегодняшнем, «рифмуясь» с ним. Сегодня стало совершенно очевидным, что «новый» капитализм в России отнюдь не стремится к «украшению земли». Это стало возможным в том числе и потому, что в нашем сознании утвердилось и стало незыблемым убеждение, что любая мечта о справедливом переустройстве общества приводит к катастрофе и большой крови, что человеку не нужно «расти» духовно, нравственно, стремиться быть Человеком с большой буквы, а нужно как можно больше потреблять и как можно меньше думать. Одним словом, избран прямой и короткий путь к деградации нации. Чтобы этого не произошло с нашей Родиной, Россией, вновь переживающей исторический перелом, необходимо сойти с этого гибельного пути. И здесь, уверена, поможет усвоение уроков русской классики, неотъемлемой составляющей которой является творчество А.М. Горького, писателя противоречивого, ошибающегося, заблуждающегося, но всегда остающегося неизменным и последовательным в своем отвращении к «свинцовым мерзостям жизни».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 11 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ
// История

Цепь добра

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Более 1000 юных лебедянцев

регулярно приходят на занятия в местную спортшколу
Павел Жуков, фото автора // Спорт

Жизнь и вера Османовых

Удивительная история большой дагестанской семьи
Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru // Общество

Найти ребенка

Елена Бредис // Общество

Поймай елочку

Анастасия Карташова, фото автора // Общество

Афиша

// Культура

Липецкая флотилия

Владимир Ребрик // История



  Вверх