lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
4 сентября 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Баба Лена

04.09.2014 "Липецкая газета". Виктор Некрасов, фото автора
// Общество

Написать о Елене Федоровне Востриковой, а по-простому, по-деревенски о бабе Лене, собирался не раз, да все как-то не решался. 



Мы же привыкли к тому, что больше пишут о людях неординарных: успешных фермерах, бизнесменах, талантливых музыкантах или учителях-новаторах. А тут простая крестьянка, не удивившая односельчан никакими рекордами на  обработке сахарной свеклы или других работах, коих за пятидесятилетний стаж в колхозе не измерить ни в рублях, ни в трудоднях или иных единицах. Однако  не одни ударники пятилеток кормили страну, добывали уголь и руду, строили города и все то, что было в  огромной стране под названием СССР, а и простые труженики вроде бабы Лены.


Как барыня 


Говорить с Еленой Федоровной довелось в Верхнематренском доме-интернате для пожилых людей и инвалидов, что в Добринском районе. Сюда она полтора года назад  переселилась из небольшого ветхого домика, расположенного буквально в двадцати метрах от нового места жительства. Баба Лена и не оставила бы свой  родной дом, утопающий в зелени плодового сада, да справляться с печным отоплением становилось все сложнее, еще труднее было переносить одиночество. Сейчас у нее уютная комната — столик для божницы с несколькими иконами, как и положено, в красном восточном углу, просторная кровать, тумбочка и шкаф для личных вещей, коврик на полу и  шторы. «Живу здесь, как барыня», — любит говорить  баба Лена.


— Войти можно? — приоткрываю я дверь.


— Входите, входите, Виктор Иванович, — с нескрываемой радостью приветствовала автора этих строк Елена Федоровна. — По какому это поводу решили проведать старушку?


Должен пояснить читателю, что знакомы мы с Еленой Федоровной лет сорок. За это время у нас сложились очень теплые, почти родственные отношения.


— Прослышал я, что скоро у вас юбилей, 95-летие будете отмечать, вот и решил написать очерк о вас.


— А очерк — это вроде биографии, что ли? Так я всю и не припомню. Да и что обо мне говорить-то, я же никакая не  передовица.


— Так вот о простых тружениках, каких миллионы, мы как раз мало знаем. Тем более ваша жизнь — это почти столетие, и нам есть что послушать.


— Ну коль  так, давайте ­выйдем на улицу, у нас там стоят беседки, как раз для разговоров.


Увидев у меня в руках фотоаппарат, добавила: «Я, пожалуй, переоденусь».


Первым делом в уютной беседке я сфотографировал свою героиню. Обратил внимание на ее натруженные морщинистые руки. Вены на них — как выступившие на поверхность корни векового дуба.  А как проницателен ее  взгляд и как трогает ее еле заметная, искренняя и доверчивая улыбка.


Все работа, работа


 — Можно с рождения начинать? — сама баба Лена предвосхитила мой первый вопрос и продолжила: — Родилась  я 16 сентября 1919 года в Верхней Матренке Усманского уезда  Тамбовской губернии. Мои родители — небогатые крестьяне. Да у нас в селе и не было богатых.  В хозяйстве, как помню, имелись лошадь, корова, куда же без нее? Овцы еще да разная птица. У отца, Федора Степановича, и матери, Полины Сергеевны, нас было четверо — Иван, Алексей, Ольга и я. Оба брата погибли в Великую Отечественную войну, а сестра прожила  80 лет.  Земли было мало, да и ту на одной лошади толком не обрабатывали. Худо-бедно, а всего выращивали понемногу: пшеницу, рожь, овес, просо, овощи и табак возле дома. В магазине покупали керосин, соль да спички, одежу кое-какую, а обувку  дома делали. В школу я не ходила. Самой было как-то не в охоту к учености, да и родители не настаивали. Приходила не раз учительница, звала, пугала интернатом, да на том и осталось. Так что я фактически неграмотная. Раньше, когда помоложе была, немного каракули писала да по слогам  читала, а сейчас и совсем  все забыла. Лет с восьми пряла пряжу, носки, варежки вязала. Много приходилось работать: снопы вязать, копнить, картошку обрабатывать, грядки с овощами поливать, за скотиной ухаживать. Вот такое мое детство. И юность не отличалась переменами. Все та же работа, работа… А когда поняла, что надо учиться, так уже невестой стала.


— Помните, как проходила коллективизация, как изменилась жизнь после вступления  ваших родителей в колхоз?


— В колхозы  крестьяне вступали с надеждой, что жизнь будет лучше. У нас в селе организовали не то семь, не то восемь колхозов. Маленькие они были в то время. Наш назывался «Коневод». Помню только, как мы всей семьей плакали, когда уводили нашу лошадь в колхозную конюшню.  Сначала вроде жили немного лучше, зерна выдавали больше, чем мы собирали со своего поля, а потом стали выделять все меньше и меньше. Денег за работу не платили, начисляли трудодни.  Мне исполнилось лет четырнадцать, когда началась голодовка. Вот уж чего  врагу не пожелаешь! Настоящий хлеб вообще не ели года два, суррогат  из мякины да отрубей мама пекла, на огороде тоже ничего не родилось.  Не знаю, как мы выжили, а в селе люди  умирали с голода.  С пятнадцати лет ездила на заработки в совхоз «Петровский»,  чтобы хоть как-то  одеться, обуться и купить самое необходимое по хозяйству. Три сезона обрабатывала там по пять гектаров свеклы.  Убирали мы вручную, копачами, до  октябрьских праздников, а то и дольше. Платили, правда, неплохо, но и  терпужить приходилось от темна до темна.


Наравне
с мужиками


—  А отдыхать, на танцы бегать,  время находили? — спрашиваю дальше свою собеседницу.


— Конечно, находили, что же, мы не люди, что ли. Собирались по вечерам на улице, а зимой в какой-нибудь просторной хате или клубе, пели, плясали. Любила я плясать да частушки петь. Бывало,  никто меня не перепляшет. В 1937 году  познакомилась я со своим  будущим мужем, Петром. Он только из армии вернулся. Полюбили друг друга и поженились. Через год у нас родилась дочка, Марией назвали. Да  недолго длилось наше счастье. В декабре 41-го похоронку на  своего Петра  получила. Под Москвой погиб смертью храбрых.  В 22 года стала я вдовой.


— А каково вам  в войну жилось, Елена Федоровна?


— Всем тогда  было тяжело.  И голодно, и холодно, и страшно. Немец-то чуть до нас не дошел, под Воронежем его остановили, проклятого.
Почтальона в селе боялись: вдруг похоронку на кого из ближних принесет. Всего боялись.


— Ох и поработала я в жизни, — улыбается, продолжая рассказ, Елена Федоровна. — Боевая была, и посылали меня всюду. Наравне с мужиками работала на скирдовке соломы, на молотилке, на мельнице. В числе  других верхнематренских  девчат лет 20-25 меня как самую  боевую определил председатель колхоза ехать на торфяник. Я в слезы. Не хотелось уезжать из родного дома, а куда денешься? Раз председатель назначает — отказаться никак нельзя. Набрали нас,  15 девушек, погрузили, как солдат, в товарные вагоны и отвезли в Ярославскую область. Моя трехгодовалая дочка осталась на мамином попечении.


Тут стоит отметить, что до ­войны, да и в послевоенные годы тепловые электростанции работали именно на торфе, и добывали его в основном женщины. Позже появился первый торфоуборочный комбайн.


— Сойдет снег, просохнет немного земля, и начинается наша работа, — вспоминает Елена Федоровна. — Весной и летом сушили торф, осенью грузили его на составы. Иногда и в зиму убирать  оставались. Весь погрузим — тогда и домой. Работа была  очень тяжелой и грязной. С ранней весны и до поздней осени, целыми днями мы простаивали в вязкой холодной жиже. Зарплата зависела от выработки, поэтому старались не пропускать погожих летних деньков и махали лопатой без выходных. Нам выдавали по 700 граммов ржаного хлеба в день. Хорошего, без коры и лебеды. Немного съешь, а остальное возьмешь с собой на работу.  Платили неплохо, иногда вместо денег давали шали и платки, отрезы ткани. Мы могли сшить себе платье даже из крепдешина, а стоил он очень дорого. Так что приезжала домой я и модничала. Шесть «торфяных» сезонов отработала. Выдержала! — с какой-то гордостью за себя закончила Елена Федоровна.


После войны                 


— Как сложилась жизнь после войны? Кто из сельских руководителей запомнился?


— А как она сложилась? — разводя руками, как бы спрашивая свою память, произнесла Елена Федоровна. — По-разному: и хорошо, и плохо.  Все было, на то она и  жизнь. У кого все гладко-то складывалось?   В 1947 году умерла моя дочка Мария.  Заболела, не смогли ее спасти врачи.  В конце этого же года вышла я замуж за Никонова Александра Павловича. Он фронтовик, имел много наград, работал налоговым инспектором. Сорок лет мы с ним прожили душа в душу. В 1950 году у нас родилась дочка Валя.  Похоронила я мужа двадцать лет назад. Дочь прожила всего шестьдесят. Внук Володя от нее был, и его уже нет.  А меня вот до сих пор Господь никак не заберет.  Трудилась я  до 65 лет. Летом — на свекле, а зимой — на разных работах.
Из сельских председателей авторитетными и уважаемыми были Анцилевич Виктор Алексеевич, Астанкова Полина Михайловна и Жаворонков  Сергей Васильевич. А из руководителей хозяйства на первом месте, конечно, Астанков Алексей Федорович и Никонов Александр Николаевич.


Вот так закончилась наша беседа с женщиной, смыслом жизни которой были труд, семья, забота о ближних. Жила и живет она по христианским заповедям, не делая зла никому, не обременяя никого заботами о себе и не утратив доброго отношения к миру и людям.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 13 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +5 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Зима. В байдарках, торжествуя…

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

Контрольная работа

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Шире круг, друзья!

Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru
// "Липецкой газете" - 100 лет

Весомая альтернатива

Николай Рощупкин
// Общество
Даты
Популярные темы 

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Когда старость в радость

Александр Гришаев, agrishaev@yandex.ru // Общество

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

«Помогаю и буду помогать»

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // "Липецкой газете" - 100 лет

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика



  Вверх