lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
6 августа 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Дом и Мир

06.08.2014 "Липецкая газета". И. Неверов
// Культура

Мне всегда хочется стихи Людмилы Парщиковой читать кому-нибудь вслух — домашним, друзьям, да пусть даже первому встречному. Ведь если ты стал свидетелем чуда, как не рассказать о нем другим! Я не преувеличиваю. Чтобы вы в том убедились, приведу не отрывок, а целиком очень короткое стихотворение.


Мать пройдет — половица не скрипнет.


Пронесется по дому тепло.


Оттого-то, наверно, и липнет


Тонкожилый листок на стекло.


Осень, ветер, и сумрак, и слякоть —


Только в доме у нас благодать,


И пока еще не о чем плакать.


Мать уйдет — и начнет холодать.


Настоящая поэзия — чудо. А это — настоящая поэзия. И ничего, что Людмила Парщикова произносит нашей реальности не просто жесткий, а страшный приговор: «Лирика нынче не в моде — время впадения в грех...». Что это означает? А то, что лирическая поэзия вся и всегда про жизнь души. Да в греховное, оглохшее, ослепшее время кому интересна душа — не только чужая, но и своя. Иное дело плоть — жадная, прожорливая, жаждущая комфорта и удовольствий.


Тем не менее сама Парщикова все равно как писала, так и пишет лирику. Недавно один критик заметил: сегодня поэзия чаще всего невнятно шепчет, бормочет. Только это не о Парщиковой с ее чистым, сильным, но не крикливым голосом, в котором звенит то надежда, то боль, пересекаются интонации незащищенности и бесстрашия перед жизнью. Поэтесса бывает трагичной, усталой, отчаявшейся. Однако она не теряет изначального и конечного ощущения гармонии и справедливости бытия. «И мир не черен и не розов, и в том спасение мое».


Не знаю, сколько лет не выходили у Парщиковой сборники стихов. Но вот наконец появилась немаленькая книга «Многоточие». Причем не где-нибудь, а в элитарном московском Объединенном гуманитарном издательстве (ОГИ). И сделалось особенно очевидным, насколько творчество нашей землячки цельно, едино, как настойчиво и органично движутся, развиваются, разрастаются его главные темы.


Однажды Бродский сказал: у каждого крупного поэта есть свой внутренний ландшафт. На его фоне и рождается неповторимость звучания стиха. У Пастернака, к примеру, ландшафт — московские задворки с черемухой. У Мандельштама — греко-римско-египетский коллаж из портиков и пилястров, внушенный архитектурой Петербурга. Людмила Парщикова обитает не в мегаполисе и не в сельской глубинке. Пейзаж, неизменно присутствующий в ее сознании и подсознании, — маленький райцентр, по традиционным меркам — захолустье, одновременно родное и постылое. Оно отнимает у поэта какие-то возможности и шансы. И вместе с тем от чего-то спасает, помогает себя собрать, сосредоточить, не разменять на медяки суетных тусовок и карьер.


Вот вам тому иллюстрация. Начало стихотворения: «Никакой бы, казалось, с поэзией связи — здесь никто из поэтов не жил никогда. Только речка Матыра у города Грязи, да еще поезда, поезда...». Ради экономии места пропущу несколько строк и сразу процитирую финал: «И навеки присвоены городом этим я, река, и гудок паровозный, и ветер, как озноб, пробегающий по камышу». Здесь нет смирения перед судьбой. Парщиковой смирение чуждо. Она человек ранимый, но мужественный. Поэзия вообще занятие не для малодушных и робких. Нет, она не смиряется, а соглашается с выпавшим ей на долю. Для нее свойственно такое мудрое приятие. В конце концов, дух и вправду веет где хочет. И ненапрасно в другом стихотворении поэтесса договаривает, в сущности, то же самое, но уже с вызовом, прямо и страстно: «Я из земли, из детства, из России отчаянным подснежником расту...»


Среди сквозных линий сборника «Многоточие» — мотивы связи Дома и Мира. Дом, уж какой ни есть, — знак и образ защищенности, тепла, постоянства. Но в него в любое мгновение может ворваться ветер, несущий то беду, то свежие запахи иной, неведомой, необъятной жизни. «И так, казалось, сердцу мало надо! А нужен мир! До капли. Целиком». И он готов обступить тебя, этот мир. Растревожить, подвергнуть испытаниям и удивить:


Какие дали и какие были


Стучатся в запотевшее окно?


Какие ветры, из каких эпох


На мне скрестятся, как из дома выйду?


Другая возникающая у Людмилы Парщиковой тема — душевное сиротство, одиночество, когда «душу греет лишь привычка к жизни, рядясь в надежду, веру и любовь». Что делать. «Судная доля моя неделимая — так получилось, что любящих нет. Только любимые». Но как Дом рано или поздно отпускает тебя в Мир, так одиночество, непонимание, горечь отчуждения от того, что дорого и любимо, неизбежно выводят душу на какую-то новую высоту (или глубину). Ибо «судьба на вырост мне дана», а «людская печаль не мешает течению жизни».


... «Никакой бы, казалось, с поэзией связи»? Но теперь у маленького города Грязи эта связь, безусловно, есть. Там живет и работает замечательный русский поэт, чьи стихи, собранные в книгу, становятся событием отнюдь не районного, не областного, а российского масштаба.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +3C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Аристократ духа

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru
// Культура

Забвению вопреки

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

А вот кому «спасатель» от денег?

Анастасия Карташова, тел. 50-17-35
// Общество

Пятый век обители


// Общество
Даты
Популярные темы 

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

«Лабиринт» для умников

Ольга Журавлева // Образование

Без фальстарта с надеждой

Денис Коняхин // Спорт

Быстрый гол! И крепка оборона…

Иван Афанасов // Спорт

Без намёков на сенсацию

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх