lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 июня 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Вера Живанович: «Богатство, которое нельзя терять»

19.06.2014 "Липецкая газета". Софья Вобликова
// Культура
Фото Ольги Беляковой

Не так давно прошел праздник Троицы. То, что накануне принято наряжать дом зеленью, цветами, ветвями березы, автор этих строк знала из институтского курса народного творчества. Но впервые столкнулась с этой традицией, что называется вживую, гораздо позже, когда оказалась в гостях в деревне как раз перед святым днем. Помнится, удивление сменялось восхищением: оказывается, этот вековой обычай жив и ныне!



Поколение, выросшее в городе, знакомое с миром больше по картинке в телевизоре или на странице интернет-сайта, довольно слабо представляет себе, что же это такое: традиционная народная культура. Перепляс под частушки кажется смешным, выступления профессиональных ансамблей русских танцев и песен — скучными и приторными. Парадокс, но исконно наше, родное, часто для нас менее интересно, привлекательно, чем чужое. Почему так происходит? Чем оборачивается для нас отказ от своих корней? И обратима ли эта ситуация в принципе? Эти вопросы мы обсудили с Верой Живанович, заведующей отделом традиционной народной культуры областного Центра культуры и народного творчества.


— Вера Андреевна, а традиционная народная культура сегодня вообще жива? Или она осталась только как объект изучения этнографов, искусствоведов?


— Жива, конечно, хоть и очень видоизменилась и многое потеряла за последние лет сто. Но есть те, кто сохраняет дошедшие до нас традиции, промыслы и возрождает утерянное. Специалисты нашего отдела — в их числе. Мы выезжаем в экспедиции по районам нашей области, записываем песни, собираем информацию о праздниках, обрядах и прочем. Причем запись в нашем деле помогает только отчасти, ведь народная традиция всегда передавалась из уст в уста, на наглядном примере, от старшего поколения к младшему. Порой надо вместе проплясать, пропеть, чтобы понять, как это должно быть.


— То есть в деревнях традиционная культура сохранилась?


— Пока живы ее носители — это те, кому сегодня 80 и более лет. Они еще более-менее причастны к истокам. Но таких людей немного, и что-то уникальное найти сегодня уже сложно.


— А чем уникальна наша область в этой сфере?


— Елецкое кружево, романовская игрушка. Это известные наши, как сейчас говорят, бренды. К сожалению, добровский гончарный промысел сегодня практически не существует. В Добром ведь жили потомственные гончары, мастерские были. Единственное, что обнадеживает, — есть преемник этого промысла. Это Светлана Юрьевна Пастухова, преподаватель Липецкого педагогического университета. Она пытается возродить промысел, выезжает на мастер-классы в Доброе, занимается там с детьми.


— Но ведь романовская игрушка в свое время тоже чуть было не исчезла?


— Да. Единственный мастер оставался — Иван Федорович Гункин. Но он успел передать свой опыт Виктору Васильевичу Маркину, который работал уже при областном доме народного творчества. У Виктора Васильевича, в свою очередь, были ученицы — Ольга Волокитина, Снежана Ильина, Анастасия Короленко, сегодня они уже сами народные мастера. Промысел возрожден, в Троицком, как известно, работает Центр романовской игрушки.


— Восстановить угасающую традицию все-таки можно?


— Конечно. Сейчас, например, такой процесс переживает юрьевский гончарный промысел. В селе Юрьево Задонского района работают уникальные люди, которые очень любят свое дело: Александр Викторович Алехин, Надежда Викторовна Чурсина, Александр Михайлович Ряжских.


А вот измалковский игрушечный промысел, к сожалению, еле теплится. Он поддерживается исключительно благодаря энтузиазму Инны Владимировны Костенко. Но необходима помощь районной администрации, ведь никакого оборудования у мастера нет.


— Вы говорите о промыслах. А сохранились ли на нашей земле какие-то особенные обрядовые традиции?


— Вот песочные узоры, которые на Троицу создают в селе Волчье Добровского района. Это абсолютно уникальное явление, нигде в России такого нет. В 2012 году эта традиция была занесена в Федеральный реестр объектов нематериального культурного наследия народов России. Вы видели их?


— Только на фотографиях.


— Это очень красиво. Песок в Волчьем используют разноцветный, узоры получаются яркие, хоть состоят они из несложных элементов: полосы, круги… Разукрашивая таким образом дорожки, волченцы как бы создают «тропу для Бога». Узоры изначально считались «обереговыми», то есть охраняющими дом от всего недоброго, а корни этого обряда уходят вглубь веков. Но в последнее время традиционные узоры стали вытесняться обычными рисунками — цветы, например, или солнышко — и надписями. Чтобы сохранить именно старинные обереговые узоры, мы уже второй год проводим в Волчьем этнографический праздник, устраиваем конкурс традиционных рисунков.


— То есть обычай жив, но вы хотите поддержать его изначальный образ, так?


— Все изменяется. Народная культура по определению не может быть чем-то застывшим, она жива до тех пор, пока развивается. Это видно на примере той же романовской игрушки: каждый мастер обогащал ее чем-то своим. Но есть и другой по сути своей процесс, когда традиция просто размывается. Вот этого хотелось бы избежать.


— Какие-то еще обряды, подобные волченскому, бытуют в нашей области?


— Трудно сказать. Вроде бы в Краснинском районе есть обычай, связанный тоже с празднованием Троицы, где главная роль отводится клену. Но это надо еще изучать.


— Неужели в этой сфере есть «белые пятна»?


— К сожалению, за семь десятков лет советской власти традиционной народной культуре был нанесен значительный ущерб. Уклад жизни на селе менялся очень быстро, какие-то явления, связанные, например, с церковными праздниками, просто искоренялись. Что-то считалось пережитком прошлого или не имеющим большой ценности, в отличие, например, от высокого искусства. В итоге этот огромный пласт был предан забвению. В последнее время, правда, интерес к нему проснулся, и не только у исследователей. Сегодня возрождение народных традиций даже на уровне правительства страны поддерживается.


— Не так давно в одном из интернет-дневников встретилось интересное размышление. Автор сравнивал две современные свадьбы: грузинскую, где молодые люди с удовольствием, мастерски исполняют свои традиционные танцы, и русскую, на которой пляшут исключительно под попсу или шансон. Из народных традиций в последнем случае остались лишь частушки, и то их все реже поют, стесняются.


— Это так. У нас если кто вдруг запляшет или пропоет народную, то все подумают о нем — или пьяный, или дурак. А ведь раньше праздники, свадьбы отмечались всем селом, и песни лились, и в плясках все участвовали. Это и есть наша исконная культура, которую мы, к сожалению, забыли, недооценили. В отличие, допустим, от чеченского народа: там даже малыши знают свои традиции.


— Да, но почему вот так произошло? Ведь и в Чечне, и в Грузии была советская власть, все народы жили в одном государстве. Но русские народные танцы, например, мы, в основном, только на сцене видим, в исполнении профессиональных коллективов, а та же лезгинка живет и сегодня в быту кавказцев.


— Традиционная русская культура, на мой взгляд, пострадала от того, что наш многочисленный народ был свое­образной соединительной тканью между другими. Вроде нас, русских, и много, и преград каких-то для нас нет, но мы так растворены среди других, что ощущение своей культуры, своей особости у нас очень слабое. Поэтому так все и ушло из нашей жизни — и танцы, и обычаи, и костюмы традиционные… Да и само течение нашей истории способствовало этому: реформы Петра I вытеснили нашу исконную культуру на периферию, породив противостояние городской, близкой к общеевропейской, традиции и деревенской.


— Вера Андреевна, вы сами — мастер традиционной тряпичной куклы. То есть вы не только словом, но и делом поддерживаете народную культуру. Скажите, а для чего сегодня, в XXI веке, нужно все это возрождать, развивать? Ведь практического смысла в тех же, например, куклах или глиняных свистульках нет, у детей сейчас другие забавы.


— Во-первых, таким образом мы сохраняем знание о нашей исконной культуре. Это как корни, которые питают жизнь нашего народа, даже если внешне это и не заметно. Засохнут корни — умрет и дерево. Во-вторых, у людей сегодня все-таки есть потребность приблизиться к своим истокам,и мы помогаем им в этом.


А дети… Вот как-то мы проводили мастер-класс в Добром вместе с Марьей Петровной Кузнецовой, нашей известной кукольницей. Ребята сначала как-то с прохладцей отнеслись. А потом так увлеклись, даже мальчишки, что их уже учителя на другие занятия зовут — а они не уходят: подождите, мы сейчас доделаем, мы вот еще чуть-чуть… И так всегда происходит. Дети откликаются, и это тоже радует.


Вообще, наша исконная культура очень богата. И она всегда вызывала к себе интерес у других народов. Хорошо, что сегодня и мы сами опомнились, стали понимать, что это — то богатство, которое нам нельзя терять.


Формула культурного кода Веры Живанович:


- Знание традиций своего народа


- Любовь к Отечеству


- Сохранение преемственности в семье

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 15 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Инвестиции в хорошее настроение

Кирилл Васильев, фото автора
// Общество

Георгиевская гвардия

Юлия Мирошниченко
// Образование

Новоселья на потоке

Николай Рощупкин
// Общество

Островок надежды

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество



  Вверх