lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
24 мая 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Невидимая часть айсберга

24.05.2014 "Липецкая газета". И. Неверов
// Культура
Фото Николая Черкасова
Фото Николая Черкасова

Библиотекарь выдает книжки, музейщик водит экскурсии, галерист развешивает картины. Такими эти профессии кажутся со стороны. На самом деле книжки, экскурсии и картины — лишь видимая часть айсберга. И, может быть, самое интересное происходит, когда в том же музее или галерее нет ни публики, ни репортеров, ни телевизионщиков.


Чернавский проект


Светлана Иноземцева — галерист. А значит — человек, легкий на подъем. Где-то в глубинке живет талантливый художник или хранятся старинные холсты? Для нее не вопрос тут же сорваться с места, чтобы встретиться с живописцем, увидеть пейзажи, портреты, натюрморты собственными глазами. А отправиться в Тамбов, Воронеж, Вышний Волочек, Москву договориться о каком-то совместном проекте и подавно проще простого.


Так она и ее помощники, допустим, организовали творческий пленэр в удивительном измалковском селе Чернава. Назывался он «Русская провинция». В Центре изобразительных искусств, который возглавляет Светлана, совместно с участниками Художественного объединения липецкой молодежи (сокращенно — ХОЛМ) выбрали Чернаву не случайно. Во-первых, село старинное, малая родина Феофана Затворника и поэта Павла Шубина. Во-вторых (впрочем, для художников, вероятно, как раз во-первых), там больше сорока лет находится коллекция из ста произведений ведущих советских живописцев и графиков. Их передали в дар местному ДК по распоряжению легендарного министра культуры СССР Екатерины Фурцевой. Это было поощрение за образцовую работу сельского клуба. Кстати, творения тех же авторов в тот же самый день получила и Третьяковская галерея.


— Как сказал один художник, куст рисовать можно где угодно, — говорит Светлана. — Но вот побывать в Чернаве — особая удача. Семь дней ребята вкалывали как одержимые, сделали по два десятка пейзажей каждый. Потом их холсты демонстрировались в ДК рядом с той сотней картин из уже классического советского наследия. А дальше мы с радостью и гордостью показывали все это уже в нашем Центре в Липецке.


«Русская провинция» и выставка «Больше, чем реальность» стали заметным событием для области. И то, и другое потребовало больших хлопот от Светланы и директора ДК Ольги Васильевны Инютиной. Но они нашли и единомышленников, и спонсоров. А теперь Светлана чувствует личную ответственность за судьбу чернавской «малой Третьяковки».


— Надо хлопотать, чтобы в ДК была возможность обеспечить элементарные условия для сохранения великолепной коллекции, для ее пусть не реставрации, но хотя бы консервации, — считает она. — Власть должна найти на это средства, тем более сумма-то не заоблачная. Между прочим, увидев картины из Чернавы, воронежцы предлагали: продайте их нам, у вас сразу появятся деньги на новый ДК. Никто на это не согласился, слава Богу. Но помочь селу необходимо.


…Вот, оказывается, чем занимаются галеристы между презентациями, вернисажами и интервью для телеканалов.


«Прививка» в «Азбуке искусства»


В тот день, когда мы встретились со Светланой, она вернулась из Москвы. И сразу — ко мне на допрос.


— Зачем ездила? А там в Музее наивного искусства открывалась выставка мастера романовской игрушки Елены Смолеевской. И я в единственном числе была у нее «группой поддержки». На правах давней дружбы. Мы с Леной работали вместе в Липецком музее народного декоративно-прикладного искусства. Она тонко чувствует прелесть как будто бы упрощенных, а в действительности изощренно-выразительных форм, языческий дух и особую образность этих игрушек. Причем сама не только повторяет канон, но и осторожно обновляет его, подтягивая древний промысел к современному опыту. В Москве ее вещи оценили. Там масса знатоков и коллекционеров. Я очень довольна, что Лена, настоящий профессионал, преподаватель худграфа Липецкого педуниверситета, охотно сотрудничает с нашей галереей.


В немалой степени благодаря ей мы произвели впечатление на одном из самых необычных российских фестивалей — «Рождественская мистерия Санкт-Петербургского собрания вертепных театров». Он проводится одиннадцать лет Российским этнографическим музеем. Вы знаете, что такое вертеп? Это ярмарочный кукольный театр. В нем в незапамятные времена разыгрывались евангельские сюжеты. И вот теперь на берегах Невы проходят фестивали, чтобы сберечь это трогательное народное зрелище.


Ну, узнали там каким-то образом, что при нашей галерее тоже есть вертеп. Присылают приглашение. Только вертепный театрик нашей детской студии (ею, кстати, руководит одаренная художница Илона Федорова) не ярмарочный, у него совсем другой, авторский, почерк. Что ж, если нет традиции, ее надо создать. И Елена Смолеевская придумала персонажи в стиле все той же романовской игрушки. Получилось необычно, красиво и вместе с тем в ключе вполне фольклорном.


Но фестивали фестивалями, а для нас главное, что вертепные представления о рождении Христа органично вписались в жизнь Центра. В сущности, эти маленькие спектакли — интерактив. Дети на них не зрители, а участники. Они декламируют рождественские стихи, уносят домой рождественские письма.


Вообще дети в Центре — желанная публика. Им все внимание. Мы хотим научить их, как сформулировал Пришвин, смотреть и видеть, слушать и слышать. Делаем им такие маленькие «прививочки», чтобы они не заразились черствостью, глухотой, слепотой. Что я под этим подразумеваю? Конечно, в первую очередь детскую творческую студию «Азбука искусства». Илона Федорова раздвигает ее рамки далеко за пределы галереи. Допустим, акция «Живой город — зоопарк». Ребята в зоопарке рисуют зверье, потом по их рисункам вырезают фанерные фигурки. Сейчас эти фигурки украшают в зоопарке беседку.


По-моему, очень принципиально, что родители в студии приобщаются к творчеству вместе с детьми. У нас нет такого: привели сына или дочку? Ну, а теперь свободны до конца занятия. Нет, ради Бога, встаньте сами к мольберту, возьмите карандаши, кисти… Вы думаете, отказываются? Что вы! Рисуют с удовольствием. Людям в жизни не хватает игры, свободной самореализации, полета души. Поэтому, кроме детской мастерской, при галерее открыта студия для взрослых. Ее ведет молодая художница, активистка «ХОЛМа» Аня Кушнарева. Сейчас, правда, в работе студии возник перерыв. Надеюсь, ненадолго.


Но я продолжу о совместных занятиях детей и родителей. Анна Кушнарева сделала зарисовки Липецка. Это контурные рисунки, предназначенные для раскрашивания. Тут вам и городские улицы, и Христорождественский собор, и памятник Петру, и НЛМК. И дети, и взрослые все это раскрашивают. Причем солидный народ берется за дело с не меньшим энтузиазмом, чем малыши и подростки. Сама наблюдала, как азартно орудовали карандашами, кистями кандидаты наук.


Кстати, неожиданный и настораживающий симп­том. Дети раскрасили рисунки, изображающие Новолипецкий комбинат, в черно-фиолетовые, черно-коричные тона. Ничего зеленого, синего, голубого. Ребят этому никто не учил. Откуда взялось у них такое катастрофическое, сумрачное восприятие? На месте руководства НЛМК я бы задумалась, как исправлять, изменять имидж предприятия в глазах горожан.


В общем, на детей мы ориентируемся постоянно. И это дает плоды. Наших детей в галерее можно мгновенно отличить от остальных, которых приводят к нам на экскурсии. Те носятся по залу, орут, не способны сосредоточиться, всмотреться, понять. А наши существуют в ином ритме. Они надолго останавливаются возле картин, они созерцают, сопереживают. Значит, «прививка» действует.


Как стать галеристом?


Светлана не заканчивала искусствоведческий факультет. В институте культуры она училась на библиотечном. И затем многие годы была библио­графом.


— На посторонний взгляд, библиография — дело однообразное, скучное. Но меня она увлекала, затянула. Не случайно, когда культпросветом руководила Крупская, библиографов приравнивали к ученым. Мне повезло: в областной научной библио­теке я попала в замечательную команду, собранную и выпестованную директором Клавдией Никифоровной Сухининой. Я общалась с крупным специалистом архивного дела Валерием Борисовичем Поляковым, тогдашним директором Дома-музея Плеханова Александром Самуиловичем Бережанским, опытным музейным и библиотечным работником Светланой Ивановной Кукрак. Я у них училась. Мы готовили библиографические указатели литературы о Льве Толстом, Георгии Плеханове. Я длительное время была составителем календаря знаменательных и памятных дат Липецкой области. На обложке его мы неизменно помещали классическую латинскую фразу: «Даже самые славные имена забываются, если их не вспоминать».


А придя в Центр изобразительных искусств, я постаралась усвоить уроки и принципы работы в ту пору руководившей им Татьяны Ивановны Нечаевой, наиболее авторитетного липецкого искусствоведа. Все это мне пригодилось и в музее декоративно-прикладного искусства. Хотя там я погрузилась совсем в иной мир. И моими учителями стали старики и старушки из дальних, порою умирающих деревень. Мы ездили в этнографические экспедиции в Чаплыгинский (Раненбургский) район. Нам повезло открыть заново удивительную мураевинскую вышивку. Эти путешествия — не столько в пространстве, сколько во времени — незабываемы. Я попадала в места, где жили одни старики. Атмосфера, как у Тарковского в «Сталкере», — заброшенность, запустение, нет дороги, до магазина восемь километров… А люди — неунывающие, щедрые во всех отношениях.


Помню дедушку с гармошкой. Мы к нему подошли, а он запел частушки. Слышим: батюшки, да это же про нас! Спрашиваем: неужто вы их прямо вот так с ходу сочиняете? А он смеется: частушка она на то и частушка, чтобы сразу, с ходу... А старая женщина, подарившая музею редкостной красоты кружева… Она рассказывала, как их плели уже ослепшие кружевницы. Вы можете себе такое вообразить? В музей мы привозили целые ящики редчайших находок.


Что же касается Цент­ра — тут своя специфика. Любая выставка требует огромного напряжения. Начиная с концепции. Не могу не похвалиться: наш зал — лучший не только в Липецке, но и в Черноземье. Его легко перепланировать. Нужно — распахни весь от края до края. Нужно — раздели на отсеки. Пространство, которое трансформируешь ради того, чтобы каждый холст, каждую скульптуру преподнести публике в максимально выигрышном контексте. Естественно, что не мы робко стучимся в мастерские художников, а к нам идут и идут с предложениями, из которых надо выбрать самые перспективные, самые заманчивые для зрителей.


В Центре нет дилеммы, какому искусству отдать приоритет: реализму, модернизму, постмодернизму. Как говорится, прелесть жизни — в контрастах. Допустим, чернавский проект знакомил липчан с первоклассными реалистическими произведениями. А объединив усилия с воронежцами и тамбовчанами, галерея представила творчество художников конца двадцатого века, того самого ельцинского «лихого десятилетия». Разумеется, это было тяжелое, даже трагическое время. Но вот художники все-таки вырвались из-под надзора, за частокол запретов. И, чувствуя волну свободного свежего воздуха, шли на дерзкие эксперименты. Вдали от крупных художественных столиц рождались интереснейшие произведения, не уступавшие западным сенсациям. На выставку ходили толпами. О ней спорили. А мы были удовлетворены: удалось вернуть зрителям работы мастеров, иные из которых ушли из профессии, а иные — из жизни.


Шесть сезонов Центра, на мой взгляд, ошеломляют разнообразием. Центр открывался выставкой блистательного Евгения Сальникова. Его творчество — это праздник фантазии, иронии, оно заряжено позитивом. Так родилась традиция: в начале каждого сезона — сальниковский вернисаж. На чей-то взгляд репутация Евгения Павловича давно устоялась. Но он умеет преподнести сюрприз. Цикл «Люди «Венеры», герои которого — бомжи, может удивить и смутить. Но картины настолько сильные, глубокие, что именно их попросили нас привезти в Воронеж на фестиваль современного искусства «Чернозем».


Не хочу наскучить, перечисляя все сколько-нибудь примечательное в нашей галерее за последние месяцы. Пожалуй, добавлю лишь одно: Центр — это частное учреждение культуры. Он живет благодаря, прежде всего, учредителю Ларисе Александровне Присекиной. Но мы неизменно включаемся в самые масштабные общегородские и региональные программы. К примеру, к шестидесятилетию Липецкой области у нас, как во всех главных музеях изобразительного искусства города, демонстрировалась часть работ XI Межрегиональной выставки «Художники центральных областей России». Не остается галерея в стороне и от таких событий, как Дни Липецка. Скажем, можно считать, что уже появилась добрая традиция — проводить выставки по итогам городского конкурса художественной свадебной фотографии «Тили-тили-тесто… Золотой кадр».


Сейчас мы выходим на новый виток своих поисков. И уже не замыкаемся в стенах самого Центра. Возникают проекты, связанные с показом творчества наших мастеров в других городах. Липецку есть что предъявить. У нас трудились и трудятся крупные, отнюдь не местного уровня живописцы, скульпторы, графики, одаренная молодежь. Расширить их аудиторию — задача достойная и вдохновляющая.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +11 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина
// Общество

Не тяни резину

Марина Кудаева
// Общество

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева
// Общество

На отдых досрочно


// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество



  Вверх