lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 мая 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Поединок без конца

22.05.2014 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество

Раньше говорили «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Сейчас вместо тюрьмы и сумы было бы правильнее подставить «шприц» и «бутылку». Потому что даже самые, казалось бы, благополучные родители не могут со стопроцентной уверенностью сказать, что их ребенок никогда не попадет под влияние дурной компании, не поддастся на уговоры «разок попробовать». И страх этот подспудно живет в каждом.



Наверное, потому что наркомания и алкоголизм не «оккупируют» какую-то одну конкретную социальную группу — к сожалению, они «всеядны». Акцию «Вместе против наркотиков», которая прошла в Липецкой области, можно назвать девизом всей жизни нашей собеседницы Галины Шальневой, члена Общественной палаты Липецкой области, директора профессионально­го училища № 102 УФСИН, пред­седателя областной общественной организации «Родители — против наркотиков».


— К нам в организацию, как правило, приходят мамы — растерянные, в слезах, перепробовавшие уже все методы: от педагогических до антипедагогических. Я даже знаю случаи, когда родители сами пробовали наркотики, чтобы суметь хоть как-то понять своего ребенка. Потому что ситуация на самом деле страшная. Те, кто наживается на этом, на месте не стоят. Еще совсем недавно жуткую угрозу представлял так называемый «крокодил», от которого люди гнили заживо. Ладно, запретили продавать без рецепта кодеиносодержащие препараты, так среди молодежи стал популярен «спайс», разработанный, кстати, в Америке одним ученым. Это курительная смесь, но с добавлением синтетических наркотиков. В сравнении с марихуаной сильнее раз в десять, в том числе и по последствиям. Очень быстро разрушается психика, выходят из строя печень, легкие, почки. В результате галлюцинаций многие кончают жизнь самоубийством. Ну и, конечно же, рядом с наркотиками идут преступления.



— Но если человек уже оказался за решеткой, в колонии, почему же там не происходит излечения от зависимости? Там-то он автоматически ограждается от наркотиков…



— Вообще-то ломку без наркоты они успевают пережить еще на стадии СИЗО. Но говорить о том, что в местах лишения свободы они полностью ограждены от этого зелья, увы, не приходится. В колониях не просто десятилетиями, а веками складывалась своя система выживания, своя система отношений. Я знаю случай, когда человек, не употреблявший наркотики, вышел из колонии и стал наркоманом. А все потому, что там с него за «поддержку и защиту» взяли обещание, что на свободе он займется «перебросами», то есть будет поставлять наркотики в колонию. Перебрасывал, а затем начал оставлять немного героина себе да сам и пристрастился, хотя ему уже четвертый десяток. Вот вам пример того, как система ломает человека, подчиняет его себе.



— Неужели невозможно сломать саму эту систему?



— Я много общаюсь и с осужденными, и с теми, кто уже вышел на свободу, и могу сказать одно: так называемые реформы, направленные на гуманизацию условий в местах лишения свободы, никак не помогают этим людям исправиться и стать лучше. Ведь сегодня, в отличие от советских времен, у нас только двадцать-тридцать процентов осужденных заняты на производстве или обслуживании самой колонии. Остальные семьдесят-восемьдесят процентов имеют возможность днем хорошо отдохнуть и выспаться. Их «пик активности» приходится на ночь, когда в колонии остается всего несколько дежурных сотрудников. На мой взгляд, либерализация системы исполнения наказаний только развращает ее «клиентов». Аппетиты растут, хочется еще большего комфорта, а это возможно только за счет другого человека.



— Наверняка там есть какой-то медицинский контроль, позволяющий выявить тех, кто употребляет наркотики?



— Конечно, есть. Но методы воздействия на наркоманов исключительно воспитательные. Вы можете себе представить, что на несколько сотен правонарушителей есть только один психолог?! А наркологов нет вообще. Их могут пригласить, если заявление с соответствующей просьбой напишет сам осужденный. У нас же нет принудительного лечения от наркомании или алкоголизма. Это тоже гримасы гуманизации. Впрочем, я знаю и другие случаи, когда люди на свободе полностью переосмысляют свою прошлую жизнь и начинают все с белого листа.



— Вы как-то поддерживаете с ними отношения?



— Да, они мне очень много пишут в социальных сетях. Знаете, как чаще всего начинают? «Какой же я был дурак…» или «какая же я была дурочка...». Вспоминают, как не открывали мне дверь и молились, чтобы я поскорее ушла, потому что в этот момент у них варилось зелье. Одна девочка так и пишет: «А теперь я бы много отдала, чтобы вы ко мне приехали и посидели рядом». Рассказывают о своих детях, о каких-то жизненных заботах. Бывает и так, что спустя пять лет ремиссии в какой-то стрессовой ситуации вдруг срываются, начинают колоться. Но потом снова берут себя в руки и возвращаются к нормальной жизни. Каждая такая судьба для меня как моя личная победа.



— Но ведь таких — единицы, а у остальных, получается, замкнутый круг?



— Увы, но ведь никогда заранее не знаешь, кто именно сможет этот круг разорвать…
Я уже семнадцать лет так или иначе связана с наркологией. За это время было много случаев, когда чисто физически не удавалось спасти человека, очень часто руки просто опускались, и ничего не хотелось. Но у меня всегда была цель: я должна спасти хотя бы одну жизнь. И в этой сфере меня так долго продержали как раз те ребята, которых удалось вытащить. Наркоманы даже понятия не имеют о том, что такое настоящий кайф! Это видеть своих бывших подопечных счастливыми, с семьей, с детьми! И как страшный сон вспоминать те времена, когда эти подопечные были словно одержимы дьяволом, которого из них, казалось, невозможно было изгнать. И вот когда через какое-то время ты от этих ребят слышишь «Спасибо, Галина Владимировна!», то это самое большое счастье, которое только может быть.



— Вы говорили, что приходят к вам, как правило, родители. Иными словами, вы работаете не напрямую, а опосредованно. Это не снижает результативность?



— Когда мама начинает к нам ходить, то рано или поздно ее «объект любви» непременно появится. Подростку становится элементарно любопытно: что же тут у нас происходит? Потому что после каждого посещения мама возвращается совсем другая — меняется ее поведение, ее реакции на его «выкрутасы». Ему становится дискомфортно с такой «новой» мамой, поскольку ею уже нельзя манипулировать, нельзя управлять. А ведь и наркоманы, и алкоголики — потрясающие манипуляторы! И вот когда маму не удается «достать», то хочется пойти и посмотреть, куда же это она ходит, отчего в ней такие перемены. Так что, в конце концов, с «главными фигурантами» мы тоже знакомимся.



— А вы сталкиваетесь с тем, что осужденные пытаются вами манипулировать?



— Конечно. Они очень здорово умеют «бить на жалость», умеют создать ощущение, что им все кругом обязаны из-за их «несчастной доли». Но у меня достаточно опыта, чтобы не попадаться на эту удочку. Я научилась говорить «нет», чтобы выстраивать необходимые границы.



— Так все-таки, от кого больше зависит здоровье наших детей: от государственной политики или от семьи?



— А работать должно все в сумме. И я все-таки убеждена: чрезмерная «демократизация» отношений чревата для всех. Если родители не воспитывают в ребенке чувство ответственности, то ему будет безразлична не только их жизнь, но и своя. Я знаю пример, когда красивый молодой человек за десять лет превратился в больного старика из-за наркотиков. А всему виной безоглядная любовь матери и ее чрезмерная опека. Даже «на зоне» он всегда знал, что она поможет, спасет, не даст погибнуть. Так зачем же ему напрягаться и что-то менять в своей жизни? Я не уверена, что было правильно отменять уголовную ответственность за употребление наркотиков. После этого многие «звезды» нашего шоу-бизнеса стали бравировать тем, что они курят «травку». Но есть и кое-какие позитивные сдвиги. Вместе с ростом патриотизма все больше ребят считают необходимым пройти службу в армии, причем они заранее начинают к этому готовиться. А это уж никак с наркотиками несовместимо. Что же касается моей работы, то для меня самое главное — донести до них мысль: остановитесь, и вы сможете стать лучше и счастливее меня. Это такой ежедневный непрекращающийся поединок. И даже если сегодня я проиграла, то завтра все равно смогу выиграть. Пусть я спасу только одного человека, но этот шанс есть всегда.


Кстати



Прокуратура Липецкой области проверила результативность работы правоохранительных органов по сообщениям, поступающим  на телефон «Горячей линии» антинаркотического месячника, сообщает пресс-служба ведомства.


Основанием для этого послужили сигналы о недостаточной эффективности и оперативности мер, принимаемых  по таким обращениям.


В ходе мероприятия был организован выезд по семи адресам, на которые указывали граждане, позвонившие на телефон «Горячей линии».


По одному из адресов был выявлен гражданин, 1987 года рождения, с внешними признаками  наркотического опьянения, который был направлен на медицинское освидетельствование.


В целом факты бездействия правоохранительных органов не нашли своего подтверждения. Вместе с тем прокуратура области и впредь будет проверять любой сигнал о фактах бездействия правоохранительных органов.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встают «кордоны» на дорогах

Сергей Константинов
// Общество

Союз под патронатом Меркурия

Владимир Михайлов
// "Липецкой газете" - 100 лет
Даты
Популярные темы 



  Вверх