lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
8 мая 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Потомки солдат Победы помнят героев...

08.05.2014 "Липецкая газета".
// Общество
Фото Ольги Беляковой

Нельзя заставить Родину любить. Нельзя приказать, чтобы человек помнил о тех, кто его Родину защитил. Нельзя запретить ему жить на свете так, как будто до него никого и ничего не было, а что было — не заслуживает ни любви, ни памяти.


Но любить, помнить, уважать, испытывать чувство благодарности научить можно. Только учить этому надо сызмальства. Лучше всего это сделает семья, если у нее сохранился старый альбом с фотографиями, среди которых есть снимки деда или прадеда-фронтовика. Если она сберегла пачку писем-треугольников с передовой. Если не сбыла с рук солдатские медали и ордена.


Это надежная прививка от беспамятства. А потом ростки признательности солдатам Победы должны окрепнуть в школе, колледже, вузе, чтобы человек на всю жизнь стал неуязвим для демагогов и негодяев, одевающих чучела обезьян в армейскую форму и доказывающих, что у СССР и гитлеровской Германии равная вина, равная ответственность за кровь Второй мировой.


Вот о чем думали в редакции «Липецкой газеты», приглашая читателей, в первую очередь молодых, принять участие в конкурсе, посвященном воинам-победителям. Но мы не ожидали, что будем получать послания не только от школьников и студентов, но и от взрослых, даже пожилых людей. Их авторы — от первоклассника до ветерана — хотят поведать о близких или друзьях, земляках, людях, с которыми их просто свела судьба.


Сегодня редакция печатает несколько таких писем. А в «конкурсной» папке уже дожидается своей очереди новая их порция. Неутомимый краевед из Добринки Виктор Елисеев поведал о своем земляке отважном моряке Михаиле Гуляеве. Педагоги и учащиеся липецкой школы № 51 прислали целый фоторассказ об ее первом директоре Викторе Ермакове, тоже прошедшем войну. А одноклассники Сергея Ситникова, погибшего в Чечне, напоминают о его подвиге. В следующих подборках конкурсных материалов мы познакомим вас и с этими судьбами. И, конечно, ждем новых писем.


 



Пока помню, я живу


Мой дедушка Трофим Ильич Крицын прожил 88 лет. Он был добрым, совестливым и трудолюбивым человеком. Хорошо знал карту, легко ориентировался на местности, наверное, это осталось еще от военного времени, имел хорошую память, знал историю и всегда много рассказывал о войне. Просматривая его боевые характеристики, я обратила внимание на то, что было выделено: исключительно трудолюбив, исполнителен, дисциплинирован.


Детство его было нелегким: Первая мировая война, его отец, а мой прадед, был участником этих событий, получил ранение. Затем революция 1917 года, Гражданская война — время смуты и крови.


В 15 лет, оставшись без родителей и крова, он уехал в Донбасс на шахту с единственным документом — справкой о рождении, написанной химическим карандашом. На работу его не брали, потому что несовершеннолетний. Выручил вербовщик, куда-то сходил, исправил 1913 год на 1912-й. Так началась его трудовая жизнь. В шахте грузил уголь в вагонетки и вывозил на поверхность. Нелегкий труд помог многое понять и закалил его.


Дедушка принимал участие в строительстве Рыбинского водохранилища, сначала рабочим, а потом его назначили помощником прораба арматурных работ. Жизнь как-то входила в колею, он хотел жениться, нравилась ему бойкая нормировщица, но 10 апреля 1941 года он был призван на военную службу Рыбинским горисполкомом Ярославской области. Все расчеты и планы оборвал июнь 1941 года.


На вопрос: «Как началась война? Что ты думал, чувствовал?» — дедушка всегда говорил: «Ничего не думал. Семьи не было, а за себя долго думать не приходилось. Молодой, сильный, трудностей не боялся. Почувствовать пришлось тогда, когда оказался в действующей армии в боях».


Сразу пришлось отступать. Шли только ночью, скрытно, был приказ: «Не ввязываться в боевые действия». Осенью 1941 года добрались до Можайска. Здесь формировали из раздробленных отрядов часть для обороны Москвы. Бойцов переодели, вооружили. Делали все, чтобы враг не смог взять столицу. Работы велись круглосуточно: копали траншеи, ставили противотанковые металлические ежи, минировали, никто не жаловался, никто ничего не просил.


Холодной была первая военная зима. Морозы жали до -30 градусов, немцы не рассчитывали, что холод их доконает. Дедушка рассказывал, что наши солдаты приободрились, когда им выдали полушубки, валенки, по 100 граммов спирта, подбросили в подкрепление хорошо ­обученных и закаленных сибиряков. Они не боялись холода. Начинался бой — первыми шли в атаку, удивляя отвагой необстрелянных новичков. От боевого напора, а также холодной зимы, обилия снега немцы были в шоковом состоянии. Исчезла та бравада, с которой вышагивали они в июле 1941 года.


Затем дедушка сражался в 58-й гвардейской армии Первого Украинского фронта. Командовал саперным взводом. Участвовал в боевых действиях при освобождении Польши, Чехословакии.


В День Победы дедушка всегда вспоминал форсирование польской реки Вислы и взятие Сандомирского плацдарма. 27 июля 1944 года был приказ стремительно начать наступление, чтобы у противника не было возможности получить преимущество на Висле: следовало с ходу форсировать реку и закрепиться на другом берегу. Задача не из легких. Река шириной до 500 метров, глубиной 4-5 метров, без нужных средств преодолеть ее невозможно. Саперы под проливным дождем вели разведку брода, обозначали вехами подходы к реке. На левый берег необходимо было перетянуть трос и закрепить его там. Это было нужно для переправы тяжелой военной техники. Но перебросить танки на другой берег не получилось. Под шквальным огнем немецкой авиации под воду уходили понтоны, плоты, лодки вместе с бойцами. От разрыва бомб вспучивалась и бурлила Висла, закручивала в водовороте тех, кто чудом еще оставался сверху. Но наши войска все преодолели и выполнили поставленную боевую задачу. Устоять на выгодных рубежах врагу не удалось. 18 августа 1944 года был взят Сандомирский плацдарм.


Об окончании войны дедушка узнал 9 мая 1945 года. Солдаты выбегали на улицу, стреляли в воздух, плакали, обнимались, кричали «Ура! Победа!» Ликовали уставшие от войны бойцы, а им вторила весна своим благоуханием — цветением яблонь, черемухи, сирени и пением соловьев. Оставшиеся в живых думали о возвращении домой и продолжении жизни. А мой дедушка был оставлен в Чехословакии, а потом в Австрии на целый год, вернулся домой в сентябре 1946 года.


Недавно я побывала в тех местах, где воевал дедушка. Красивая река Висла плавно несет свои воды. Жизнь людей на ее берегах размеренна и спокойна. Это спокойствие оплачено кровью тысяч солдат Советского Союза, которые полегли на территории Польши и на берегах реки Вислы.


Мы должны помнить о погибших и «детям детей рассказать о них, чтобы тоже запомнили».


Мария Пахомова, студентка Воронежского госуниверситета, юридический факультет.


Он настоящий Герой


Меня зовут Скоробогатова Даша. Мне 8 лет. Я учусь в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей в Липецке. О конкурсе «Потомки солдат Победы помнят...» мне рассказала мама.


В нашей большой и дружной семье чтят и свято хранят семейные традиции. Старший брат вместе с родителями три года занимался изучением родословной нашей семьи. Мы много узнали о предках, теперь у нас есть свой семейный герб. Особое место в родословной занимает жизнь моих родных в годы Великой Отечественной войны.


Все мои прадеды воевали. Расскажу о двоюродном брате моей бабушки, Костине Александре Ивановиче. Родился он в селе Ольговка Богородицкого сельского Совета Добринского района Липецкой области в крестьянской семье в 1922 году. Во время Великой Отечественной войны Александр Иванович служил в противотанковой артиллерии. Командовал взводом. Участвовал во многих боях, в том числе и на Курской дуге, форсировал Одер.


При жизни он вспоминал: «Уж и не знаю, почему судьба щадила меня. Очень много ребят гибло на батарее. После каждого боя ее состав обновлялся почти полностью...» Много раз его ранило. Осколки, которые Александр Иванович принес с той войны, до самой смерти были в нем. За героизм, проявленный в тяжелейших боях, он награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны разных степеней. Его имя можно найти и в архивах, и в военных мемуарах.


Вот отрывок из книги «О друзьях-товарищах» бывшего «истребителя танков», писателя, Героя Советского Союза Николая Кондакова: «Теплые воспоминания оставил в моей памяти командир взвода второй батареи Александр Костин. Это его взвод одним из первых с пехотой форсировал Одер и, геройски сражаясь с танками и пехотой противника, поддерживал наступление наших передовых подразделений на западном берегу». За форсирование Одера Александра Ивановича представили к званию Героя Советского Союза, но... приказ положили под сукно. После войны он продолжал служить, занимался охраной железных дорог в Литве. Там же умер и похоронен.


Мне кажется, что каждый из нас должен знать о героическом прошлом наших дедов и прадедов, чтобы никогда не забывать об их подвиге ради мира на Земле.


Даша Скоробогатова, ученица 1 класса школы-интерната 3-4 вида г. Липецка.



Терентьев день


Война не обошла стороной и нашу семью. Многих родственников — участников Великой Отечественной — нет уже давно в живых. Но мне посчастливилось, может быть, больше, чем моим сверстникам, потому что мой прадедушка жив.


Мой прадедушка Анатолий Петрович Ашлов родился в деревне Кузяево Раменского района Московской области. Когда началась война, ему было всего 15 лет. В 1944 году, как только исполнилось восемнадцать, он отправился на фронт. Как каждому солдату, особенно памятным для прадедушки был его первый бой. И первый день на войне. Он называл его день Терентия. Терентьев Терентий Терентьевич — так звали командира его отделения, сержанта гвардии. Дело было в Австрии. Два часа ночи. Боевая задача: к утру взять укрепленную противником высоту. Заместитель командира полка сказал прямо: «Стрелковая рота, понеся потери, выбить врага не смогла. Теперь это должны сделать вы, гвардейцы автоматной роты. Патроны не жалеть, огонь вести непрерывно, не дать немцам подняться…»


Автоматная рота — это три взвода по 33 человека. Все вооружены автоматами ППС. Боекомплект — 10 рожковых магазинов по 36 патронов — 360 на боеготове плюс 720 патронов в запасе, в вещевом мешке за спиной. Да по две гранаты за поясом. Вот с этим рота штурмовала высоту. И взяла ее. И удержала, пока полк готовился к наступлению. Контратаки немцев успеха не имели…


За этот бой прадедушка был награжден медалью «За взятие Вены». Именно эту медаль он считает одной из самых дорогих. Там, в Вене, он был ранен. Перенес три операции. Лечился почти 7 месяцев. Война уже закончилась, а он все лежал в госпитале до поздней осени 45-го.


Близится 69-я годовщина Дня Победы, но воспоминания о годах войны навсегда останутся в памяти моего прадедушки, так же, как и осколок, оставшийся в ноге, постоянно напоминающий о Великой Отечественной войне. Торжественные митинги, минута молчания, шествия, подарки ветеранам — все это крупицы нашего внимания, которое мы все должны оказывать поколению, пережившему войну. Свое уважение, свою любовь я бы хотела выразить в этих строчках, которые я посвятила моему Герою — прадедушке Ашлову Анатолию Петровичу.



Эх, смелый Терентий наш, бравый!


И бой мы смогли отстоять!


Но страшно, ребята, как страшно


Друзей на войне нам терять…



И в свой день рожденья,


И в праздник Победы


Сто грамм фронтовыхя налью.


И всех поименно вас помню, ребята…


За мир! За семью! За страну!


Екатерина Каковкина, ученица 8 «а» класса липецкой школы № 45.



Долгоруковская Хатынь


Мне было шесть лет, когда со страхом и слезами в глазах взрослые произносили слово «война». Как клич по радио неслось: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой! С фашистской силой темною, с проклятою ордой...» И все от мала до велика пошли на фронт, защищать Родину. Ушел на фронт мой старший брат, ему было восемнадцать, за ним ушел и отец, старшая сестра забрала маму и нас — четверых ребятишек — к себе. Перед самой войной она закончила Елецкий рабфак и работала учителем в селе Нетсево в Долгоруковском районе. Решили, что в деревне будет безопаснее.


Mы жили при школе. Это было деревянное светлое одноэтажное здание. Со всего села к нам прибегали ребята, они брали читать книжки, очень интересовались глобусом, который я с гордостью выносила к ним. Но фронт приближался к нам с каждым днем. Наши войска отступали под натиском хорошо вооруженного врага. Уходя из нашего села, один из офицеров посоветовал нашей семье съехать из школы, так как, по его словам, немцы жестоко расправлялись с учителями и их семьями. Мы перебрались к одной молодой женщине на квартиру, у которой было трое маленьких детей. Когда немцы были совсем близко от села, ночью моя сестра вместе с хозяйкой ушли в лес к партизанам, оставив с мамой семерых ребятишек.


Прошла целая жизнь, но хорошо помню, как немцы утром ворвались в наше село. Они шли и шли колонной, лязгая оружием и сапогами и сея страх и ужас вокруг.


Нас, ребятишек, было семеро, мы сидели на печи, когда распахнулась дверь и вместе с морозным воздухом два фашиста ворвались в нашу хату с криком: «Яйки, млеко, цукер!» Мама развела руками и сказала: «У нас ничего нет». Тогда они стали шарить по дому и нашли махотку, в которой было немного молока. Немец подозвал маму и замахнулся махоткой, мы заревели. Другой остановил занесенную руку и быстро заговорил на своем языке, указывая на печь, откуда, затаив дыхание, смотрели наши детские, наполненные страхом глаза, а маме тихо сказал: «Тикай!» и увел своего напарника. Куда же ей было бежать? Кругом немцы, да и нас целый «выводок», а на улице мороз под тридцать градусов.


Сейчас я уже не помню, сколько было таких дней, холодных и голодных, тревожных и страшных, но однажды немцы как-то засуетились, стали укладывать награбленное, ясно было, что собирались уходить из деревни. Но то, что случилось дальше, не могло присниться даже в самом страшном сне. Жителей всего села стали выгонять на улицу, мама успела завернуть младшего братишку в одеяло, кое-как одеть нас, так мы оказались в толпе односельчан, которую гнали, словно скот на бойню, в школу на окраину села, где фашисты устроили конюшню. Люди, а в основном это были старики, женщины и дети, понимали, что вот-вот произойдет что-то страшное. Мама сжимала мою руку, второй держала малыша, а глазами словно обнимала остальных. Под ногами лошадиный навоз, присесть было некуда, все стояли. Окна заложили соломой, но по запаху гари, по треску деревьев было ясно, что село горит. Кто-то кричал, что поджигают школу, что закладывают мины. Я не понимала тогда всего трагизма нашего положения, а мама молчала. Мне было страшно от того, что кричат и мечутся люди, я стала плакать, а наревевшись, уснула. Проснулась среди ночи от холодного ветра и шума. Двери были нараспашку, и дяди в белых халатах успокаивали людей. Взрослые плакали и обнимались. Оказалось, что партизаны вместе с группой наших бойцов освободили наше село и немцы в спешке, а может быть, еще по каким-либо причинам, не успели поджечь школу.


Подоспела и походная кухня, нас накормили, дали горячий сладкий чай. Все находились в школе, потому что в селе не осталось ни одного целого дома. А те, кто пытался укрыться от фашистов у себя дома, — сгорели заживо.


Поплакав и погоревав, мама усадила нас в сани, укутав соломой, и повезла снова в Елец.


Сейчас мне почти 80 лет, я ветеран труда, инвалид второй группы, пишу вам потому, что хочу, чтобы люди знали и помнили о полностью сгоревшем селе Нетсево, которого уже нет на карте Липецкой области, а ведь это село, так же, как и Хатынь, должно вечно напоминать поколениям о том, что пережили мы — дети войны.


Екатерина Семеновна
Устинова, г. Елец.



Огненный путь


Я хочу рассказать о своем дедушке Григории Антоновиче Синицыне. В своем сочи­нении я буду пользоваться его воспоминаниями.


Октябрь 1941 года. От севера до юга и день и ночь гремят оружейные залпы, ревут моторы в свинцовом небе, со скрежетом взметают землю танки. Земля в огне. Идет великая битва. Фронт у стен Москвы. Фашистам не удалось подойти к ней прямым путем. Они хотели обойти столицу с севера и юга, стараясь сжать ее в тиски. Для этого надо было взять Тулу. В это время к городу спешили свежие эшелоны советских войск. 238-я стрелковая дивизия получила срочный приказ выйти на правый берег реки Оки и задержать противника.


Дедушка рассказывал мне:


— Был я артиллеристом, разведчиком. Особенно мне запомнился бой 17 октября 1941 года. Кончились снаряды. Что делать? Танки голыми руками не возьмешь, а они прут на нашу батарею. Позвонили на контрольный пункт командиру, и он разрешил расходовать неприкосновенный запас. После этого остается только использовать бутылки с горючей смесью. На нашем пятачке сгрудилось несколько десятков вражеских самоходок и танков. Полтора часа без продыху рвались снаряды со всех сторон. Кончился и НЗ. Лейтенант Полященко попросил по рации соседнюю батарею: «Хлопцы, подмога требуется, по нашему квадрату огонь!»


Вызвать огонь на себя — значит, почти похоронить себя. Но на этот раз пронесло. Зарылись поглубже в окопе, а когда стихло, высунулись — душа радуется: все вражеские самоходки дымятся.


За этот бой мой дедушка получил свою первую награду — орден Красной Звезды.


Далее была битва под Серпуховым. Мой дедушка был разведчиком и добыл ценного «языка», который дал показания. Этот подвиг описан в книге, изданной в 1942 году. Называется она «Под гвардейским знаменем». А вот отрывок из другой книги — «Огненный путь», посвященной 30-й гвардейской стрелковой дивизии, в которой служил мой дед. В бою за Новое Село осколком мины был убит командир взвода. Пушки замолчали. Но ненадолго. Разведчик Григорий Синицын произвел необходимую корректировку, и орудия снова повели обстрел противника. Четыре попытки вражеских танков и пехоты потеснить наших гвардейцев провалились. Мой дедушка получил орден Красного Знамени.


После войны он много лет работал в Самаркандском ­горисполкоме. С женой Ириной Петровной они вырастили двух дочерей: Полину и Татьяну, помогли поставить на ноги двух внуков.


Олеся Султанова,
учащаяся Липецкого техникума сервиса и дизайна.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +5 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество



  Вверх