lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 апреля 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

По дорогам Европы

14.04.2014 "Петровский мост". Юрий Бакланов
// Общество
«Человек, кующий деньги» у главного офиса Европейского центробанка во Франкфурте-на-Майне
«Человек, кующий деньги» у главного офиса Европейского центробанка во Франкфурте-на-МайнеМариенплац – главная площадь Мюнхена

Впервые в жизни я попал в Европу почти четверть века назад. Но не в ту, капиталистическую, где якобы действуют волчьи законы, согласно которым сильный пожирает слабого, особенно, если по Марксу, ему светит большая прибыль. Я поехал в Болгарию по приглашению местных аграрных журналистов. В типично социалистическую страну, ведомую всепобеждающим учением Маркса-Энгельса-Ленина. И, конечно, Георгия Димитрова.


В стране «братушек» и роз


Но попал я туда на крутом изломе истории, когда распадались экономические связи не только СССР со странами СЭВ (Совета экономической взаимопомощи), но и между республиками «Союза нерушимого республик свободных». При этом не ожидавшие подвоха со стороны российских неумелых руководителей вроде Михаила Горбачёва, не предупреждённые о политической переориентации на Запад и отмене тех принципов взаимопомощи, на которых держались и СЭВ, и Варшавский договор, вчерашние братья по соцлагерю растерялись и остались один на один со своими проблемами.


Экономика Болгарии практически полностью зависела от СССР. Мы тогда ещё не знали, насколько все планы взаимопоставок были скоординированы, и не представляли того ущерба, который наши перестройщики нанесли своим верным союзникам из Болгарии. Я увидел, как тяжело пришлось простым людям после этого «удара под дых». 


На некоторых продовольственных магазинах висели таблички «Няма нищо». То есть нет ничего. Открывались они только тогда, когда привозили «франзелки» – длинные французские булки. В ресторанах запас еды был, но цены кусались. Впрочем, на меня это не распространялось. Болгарские журналисты обеспечили меня не только отличным номером в гостинице «Родина» (по-болгарски, ударение на втором слоге, а название столицы София, на-

оборот, на первом) и кормили на убой, особенно в ресторане Дома журналистов в центре города. Но большей частью обедали мы у кооператоров, новых, как и у нас, богатеев, предприимчивых людей. Единственное – раздражала привычка хозяев вести неторопливую беседу о их бизнесе под коньяк или водку (ракию) без всякой закуски. А когда ты был уже почти пьян, вели к накрытому столу в кафе или ресторане. В кооперативе, где фасовали мёд, нас долго угощали медовой водкой, которой больше нигде не делали. И предлагали поставлять им мёд из России, не соответствующий европейским стандартам, для продажи внутри страны. Тогда больше своего, полученного на горном разнотравье, в лесах на склонах Балкан и Родоп, они смогли бы отправлять в другие страны Европы. В кооперативе по фасовке чаёв из лекарственных трав предлагали вместе выращивать эти травы на российской земле. Я предлагал потом рассмотреть эти предложения весьма высоким лицам в Москве, но ответа болгары так и не получили. При тогдашней чехарде в правительстве, Минсельхозе не до того было. И вышли на медовый рынок не мы с братушками из Болгарии, а Китай, а по чаям из трав лидерство захватили компании из Нидерландов и Великобритании. 


Ещё мне неприятно было смотреть на своих соотечественников-туристов, которые со шведского стола накладывали себе столько еды, что могли съесть едва половину. А некоторые ещё тайком пытались вынести что-то с собой. Как же презрительно смотрели на «старших братьев и сестёр» болгарские официантки! 


18 лет Россия просилась в ВТО. Для чего? Чтобы выходить на рынки других стран. Зачем же было отталкивать в своё время друзей по СЭВ, которые стремились сохранить общее экономическое пространство? Помню, как новоявленный болгарский миллионер пригласил меня на презентацию первого номера газеты «Болгарский фермер» и попросил переговорить с руководством Липецкого тракторного завода о поставке тракторов или продать хотя бы шесть ЛТЗ для знакомых фермеров. Но бывший гендиректор ЛТЗ, когда я вернулся домой, ответил, что не может продать технику, каждый трактор реализуется только по разнарядке Госплана. К слову, прошло совсем немного времени, и уже новый гендиректор просил искать покупателей везде где только можно. Но именно тогда Россия и начала терять Болгарию как надёжного политического и экономического партнёра. И болгарских «братушек» – тоже. 


Мне прямо на улицах Софии люди говорили: зачем вы нас предали? Бывший помощник премьер-министра два часа изливал душу, говорил, что боится выходить на улицу, поскольку ему уже угрожали. Экстремисты действительно пользовались моментом. Началось со сноса памятника Ленину в самом центре Софии – на площади перед фешенебельной гостиницей «Шератон» и ЦУМом. Затем в Пловдиве разгорелся спор о том, сносить ли памятник Алёше на высоком берегу Марицы. Но у подавляющего большинства болгар сохранилось чувство благодарности за освобождение страны от османского ига. И памятник в этом старинном городе остался. Мы с нашим корреспондентом Юрием Савиным специально ездили в Пловдив, который раньше в рамках СЭВ славился крупнейшей ярмаркой. А поскольку он был основан ещё римлянами, здесь сохранился амфитеатр, на котором сражались гладиаторы, в наши дни проходят многолюдные концерты. Мы посидели на каменных ступенях, насчитывающих более двух тысячелетий, выпили по чашечке кофе, поглядели на веселых студентов, которых, казалось, не очень задевали драматические события в жизни страны. Прошлись пешком по пешеходной улочке с массой кафе, вход в которые ведёт через стеклянные двери прямо с улицы без больших порогов: армянские, турецкие, болгарские… Можно было спуститься в подземное кафе, устроенное ещё на месте римских бань-терм. В общем, в Пловдиве мелкие торговцы уже тогда пытались приспособиться к меняющейся действительности, врастая в капитализм. Наряду с государственными открывались частные ресторанчики. В такой, с очень вкусными национальными блюдами, особенно мясом в горшочках, расположенный в двухэтажном особнячке между Казанлыком и Шипкой, привёз нас главный селекционер по розе единственного в мире Института розы Райчо Цветков. Мы ехали сюда по дороге, вьющейся по склонам Балкан, и через долину на противоположной стороне видели вершины Родоп. (Кстати, в тех местах проехали большое село, своим названием напомнившее о Липецке, – Чернозёмно.– Ю. Б.). Райчо огорошил нас неожиданным вопросом: сколько вы заплатите мне за интервью? Мы в недоумении переглянулись. Он рассмеялся: да шутка это, вы такие же бедные, как и мы, болгары. 


Райчо умер год назад, добрым словом этого талантливого человека помянула вся Болгария и родной Казанлык. Кстати, бывал он в Липецке и Мичуринске, сотрудничал с местными селекционерами. Институт розы, эфиромасличных культур и лекарственных растений с музеем розы продолжает работать. Это – народное достояние республики. Но я забегаю вперёд. Мы съездили с Райчо в село Шипка. На перевале стоит только памятник Героям Шипки. Сам очень красивый собор с разноцветной мозаикой стоит в селе у подножья Балкан. Узнав, что мы из России, дежурный смотритель пустил нас бесплатно. Здесь мы увидели изображения русских святых, а внизу в светлом подвале – надгробные плиты с останками воинов шести Донских казачьих полков. Как можно было не сохранить общую память и общую историю совместной борьбы за независимость, которая велась на протяжении нескольких войн, и разойтись по разным квартирам, чтобы потом с трудом восстанавливать разорванные связи? 


На вечере по поводу презентации фермерской газеты болгарские журналисты продолжили спор по поводу путей развития страны, наказания тех, кто довёл экономику до плачевного состояния из-за тесного сотрудничества в рамках СЭВ. Говорили, что надо бороться против коммунистов. Кстати, последние, в отличие от наших твердолобых ленинцев, быстро смекнули, что надо менять программу, отказываться от прежнего наследства, и зарегистрировались уже в качестве социал-демократов, «синих», как здесь их назвали. Так же мирно сменялись и правительства в Болгарии.

В России больше знают морское побережье Болгарии: Варну, Бургас, Золотые пески с их пляжами и курортами. Именно здесь богатые русские покупают виллы и апартаменты. Но я пишу для обыкновенных туристов и читателей и уверяю, что побродить в горах и летом, и золотой осенью в Болгарии, посмотреть её монастыри и старинные городки тоже очень интересно. И очень жаль, что эта красивая страна превратилась в одну из беднейших в Европе. Отсюда за последние годы уехали в более благополучные государства Европы и в США почти два миллиона молодых людей. Печально для страны с прекрасными природно-климатическими условиями. Но всё-таки по уровню доходов Болгария и сегодня стоит впереди Молдовы, Украины и Беларуси. А по качеству жизни пожилых людей значительно опережает и Россию.


Запад есть Запад, Восток есть Восток


Эти слова Р. Киплинга, сказанные по совсем другому поводу, как-то невольно вспомнились при посещении Западной и Восточной Германии. Берлинская стена пала свыше 20 лет назад, страна стала единой, но различия в экономике и социальной сфере остались. Из всех федеральных земель бывшей восточной зоны развивалась в унисон с Западом только одна – Саксония. Более того, в чём-то треугольник Дрезден – Лейпциг – Галле даже обогнал некоторые западные земли. Недаром его прозвали европейской Силиконовой долиной. За годы после объединения страны здесь было построено свыше трёх тысяч новых предприятий, в том числе компаниями США и других стран, с самыми современными технологиями. Я трижды был за последние годы в Лейпциге – самом большом городе Саксонии – и удивлялся происходящим здесь быстрым переменам к лучшему. Даже сейчас, в период европейского экономического кризиса. Именно в кризис немцы добились исторического рекорда по объёму экспорта продукции!


Ещё пять лет назад при въезде в Лейпциг со стороны Берлина с правой стороны можно было видеть обшарпанное здание Дома печати и рядом такие же старые жилые многоэтажки. Сейчас всё это старьё снесено, редакции газет размещены в новой высотке, видной отовсюду. В городе развёрнута масштабная реконструкция исторических зданий, в том числе оперного театра, соборов, центральной торговой площади. Рядом с огромным старинным вокзалом, под которым находится торговая улица Promenade с десятками магазинов, бутиков и предприятий сферы услуг, вырос большой новый отель, поскольку число туристов в Лейпциге постоянно растёт. Здесь одних пассажей, да не таких, как в Липецке Плехановский, а капитальных, в два-три этажа, насчитывается целых 44. И среди них самый знаменитый – пассаж Медлера в самом центре города. Именно в нём расположен погребок Ауэрбаха, знаменитый ресторан, по популярности занимающий пятое место в мире. Его посещал когда-то Иоганн Вольфганг Гёте, написавший здесь «Фауста». Поэтому скульптурные герои «Фауста» и стоят у входа в погребок. В самом ресторане Мефистофель и Фауст восседают на большой бочке с вином. По преданию, Фауст летал на этой бочке по Лейпцигу и угощал вином студиозусов.


А всего в Лейпциге насчитывается 15 тысяч памятников истории и культуры – есть на что посмотреть. Буквально рядом с пассажем и Markplatz находится знаменитая Tomaskirche (церковь св. Фомы), в которой регентом хора свыше четверти века служил гениальный композитор Иоганн Себастьян Бах. До сих пор хор мальчиков Tomaskirche известен всему миру. Рядом с собором – памятник Баху, его музыку исполняют здесь постоянно, в том числе и уличные скрипачи. А по другую сторону собора стоит памятник ещё одному знаменитому композитору, который жил и творил здесь, – Филиппу Мендельсону. Здесь родился композитор Рихард Вагнер, работал Роберт Шуман. Поэтому музыка здесь слышна везде: в театрах и на площадях, прошлым летом мы встретили здесь румынских баянистов и ансамбль буддистов. 


Лейпциг был основан как город Липск более тысячи лет назад, а местный университет был открыт вторым в Германии после Гейдельбергского ещё в 1409 году. Отсюда вышли несколько лауреатов Нобелевской премии, учились известные философы Фридрих Ницше и Готфрид Лейбниц, русский писатель Александр Радищев, из ныне действующих знаменитых политиков – Ангела Меркель. Кстати, в Лейпциге был открыт и первый частный университет в Германии. Туристам из России обязательно стоит посетить памятник Битвы народов, возведённый в честь сражения под Лейпцигом объединённой коалиции армий Австрии, Пруссии, России и Швеции с войсками Наполеона. В этом грандиозном сражении с обеих сторон пали 110 тысяч солдат и офицеров, после чего Бонапарт потерял все завоеванные территории в Европе. Неподалеку от этого величественного монумента построена православная церковь в честь павших русских воинов. 


Ещё Лейпциг славится своими водоёмами в парках с чистой водой, у которых расположены пляжи и где можно отдохнуть в летние дни. В Лейпциге расположен крупнейший Институт охраны окружающей среды, несколько тысяч его сотрудников работают по всему миру, от Арктики до Антарктиды, отслеживают природно-климатические изменения как на земле, так и в тропосфере. Его специалисты проектируют биогазовые станции не только в Германии, но и в Китае, Монголии, Беларуси, Украине, Киргизии, России. Читают лекции в Шанхайском, Пекинском университетах, в Татарстане и ряде областей Черноземья. Доктор Ларс Клинкмюллер, который прекрасно владеет русским языком, по моему приглашению участвовал в экологическом форуме в Липецке. У автодороги на Магдебург одна из крупных фирм, по проекту учёных в кооперации с местными фермерами, построила биостанцию, на которой производится газ из силоса и навоза. Одна эта станция обеспечивает газом 185 тысяч домохозяйств. А пишу я это для того, чтобы показать, чем восток страны отличается от запада. В этих федеральных землях, особенно в самой аграрной Мекленбург-Передняя Померания, можно встретить остатки былой коллективизации: коммуны, обширные поля площадью до 400 гектаров, в несколько раз больше, чем у фермеров на западе Германии. И, что характерно, вся земля обрабатывается. Знакомый фермер из Мекленбурга лет десять пытается не то что купить – взять в аренду хотя бы гектара два-три земли, не получается. Немцы любят работать на земле. 


Продолжая рассказ о Лейпциге, хочу подчеркнуть, что этот город будет и дальше развиваться по плану автоконцерна «Фольксваген», который планирует в перспективе стать крупнейшим в мире производителем автомобилей. Из почти 30 миллиардов евро, выделенных для достижения этой цели, свыше 20 будут направлены на развитие нового завода «Порше» в Лейпциге. Остальные деньги пойдут на расширение предприятий, выпуск новых моделей в Мексике и России: Калуге и Нижнем Новгороде.

Рассказывая о Саксонии, нельзя не упомянуть и о главном городе этой земли – Дрездене, который называют самым красивым в Германии. Разрушенный почти до основания англо-американской авиацией, применившей ковровые бомбардировки, он восстал из пепла благодаря упорному труду немцев. Старый центр с его величественными соборами и Цвингером, в котором разместилась знаменитая художественная галерея. Здесь же восстановленная полностью и исключительно красивая Frauenkirche, в которой часто проходят музыкальные и сольные концерты различных знаменитостей. Рядом поставлен памятник основателю лютеранства Мартину Лютеру, хотя он родился в другом городке. И длинная стена «почёта», на которой изображены выдающиеся деятели Саксонии вроде Августа II Сильного. Он был одновременно и королём Речи Посполитой. По преданию, у него было 365 детей – больше, чем у любого султана. Он строил соборы и замки, сделал Саксонию сильным королевством. Памятники Августу II и его сыну Августу III, которому закрепить за собой престол Польши и одновременно княжество Литовское помогла союзническая русская армия и который, в отличие от отца, был бездетным, поставлены в Нойштадте на правом берегу Эльбы. Здесь же находятся красивый оперный театр, железнодорожный вокзал и широкий пешеходный бульвар со скульптурами. 


Но процветание ведущих городов Саксонии, её университетов, в том числе Горной академии во Фрейберге, в которой учился ещё Михайло Ломоносов, – только одна сторона медали. В маленьких городках вроде знаменитого Мейсена и соседней Ризы положение куда хуже. И связано оно с закрытием предприятий новыми хозяевами: в Мейсене закрылся горнодобывающий карьер, в котором работали 1200 человек. И сейчас на весь город осталась старейшая в Европе фабрика знаменитого на весь мир фарфора с трёхэтажным музеем, а также рестораны и прочая туристическая инфраструктура. На местный замок Альбрехтсбург, в котором жили короли Саксонии, огромный собор рядом, музей, которые расположены на высокой горе над Эльбой, разноцветные, словно пряничные домики внизу у реки, музей фарфора приезжают поглазеть люди со всего мира. Особенно много приезжает японцев. Но если пройти по узким улочкам старинного городка, то на некоторых можно почти подряд прочитать, что эти дома продаются. Так же и в соседней Ризе, где были развиты машиностроение и химия, построен Олимпийский бассейн, а главную площадь заполнили смешные фигуры музыкантов. Но и здесь практически на каждой улице, ведущей от центра, видны надписи о продаже жилых домов и магазинов. 


Отличительной особенностью пейзажа на востоке являются ветрогенераторы. На западе, в долине Рейна, их не встретишь. Здесь очень красивая природа: невысокие, поросшие летом взгорья, далее вниз идут фруктовые сады, третьим ярусом за ними – виноградники. И очень плотно застроенные фермы, деревни, городки. А по закону ветряки ближе 950 метров от крайнего дома ставить нельзя, жителям шум не нужен. Очень красивы природные ландшафты на юго-востоке – в Тюрингии, которую называют зелёным сердцем Германии. Сюда приезжают туристы из разных стран. В городке Эйзенах расположен самый крупный завод «Опель», в нём родился И. С. Бах. Ну а Веймар, включенный в число культурных памятников ЮНЕСКО, я уверен, знаком каждому цивилизованному человеку. Здесь сохранились дома Гёте, Шиллера, которым поставлен совместный памятник, композитора Ференца Листа, здесь похоронен Ф. Ницше. Туристам обязательно покажут несколько старинных замков и ухоженных парков, узкие средневековые улочки. Но радость от посещения этого уютного центра европейской культуры смели надолго омрачить нацисты, построив в 10 километрах на запад, в покрытых лесом горах, концлагерь Бухенвальд. Сейчас здесь мемориальный музей. 


От Гамбурга до Фрайбурга


В западных землях Германии, особенно в маленьких городках и деревнях, сразу бросаются в глаза более плотная застройка, ухоженные домики с цветами на балконах и в лоджиях, а зимой – с фигурами Санта Клаусов. Я проехал от севера на юг, наверное, пол-Германии. И нигде, за исключением автобана, ведущего от Нидерландов вдоль границы с Францией в Швейцарию, да ещё на въезде в Гамбург, не видел автомобильных пробок. Немцы говорят, что они бывают во время зимних метелей и летних отпусков, когда люди семьями едут к южным морям, в Италию, Испанию, Грецию. 


Чтобы попасть в Гамбург, второй по величине город Германии, надо простоять минут 15 перед въездом на высокий мост-эстакаду или в тоннель под Эльбой. В Гамбурге мы были недолго. Но хватило времени, чтобы на центральной площади неподалеку от морского порта полюбоваться красивейшим зданием ратуши, торговыми рядами, которые напоминают по архитектуре построенные в российских городах. Поскольку Гамбург – один из самых крупных европейских портов, здесь самыми уважаемыми людьми были капитаны. Поэтому для них построили на возвышенном берегу рядом с портом целую улицу двухэтажных коттеджей с садиками. Чтобы море и суда всегда были у них перед глазами.


На площади перед ратушей русский баянист зарабатывал на сосиски с пивом, наигрывая знакомые мелодии. Хотя, забегая вперёд, скажу, что после открытия границ для румын и болгар первые стали со своей уличной музыкой конкурентами россиян. Чтобы увидеть Гамбург целиком, поднялись на самую высокую церковь – св. Михаила. И зрелище того, как в лучах закатного солнца в гавань медленно входят корабли, действительно незабываемое. 


Из Гамбурга в Магдебург планируют строить прямой автобан. До городка Арендзее в земле Саксония-Ангальт эта дорога дойдёт еще не скоро, но владелец автозаправки «Zum Arendsee» Альфред Ландсберг уже пребывает в радостном предвкушении. Он уважаемый человек в этом маленьком городке, его избрали главой местного отделения ордена стрельцов. Из своей АЗС он сделал небольшой торговый комплекс, в котором есть бистро, магазин, детская игровая площадка. За чашечкой кофе он рассказывает, что изучал опыт коллег в США, планирует расширить торговлю, когда увеличится поток автомашин. Вообще, немецкие предприниматели – отзывчивый и довольно откровенный народ по сравнению, например, с американскими или русскими. Руководители предприятий, научных организаций не скрывают от собеседников ни уровня рентабельности, ни проблем, ни даже технологий. Генеральный директор фирмы «Мейсен Ойл» Вольфганг Шнейдер с возмущением рассказывал, как федеральное правительство обмануло тех, кто поверил в обязательства не облагать налогами трейдеров биотоплива. А он с коллегами арендовал 140 колонок на АЗС в четырёх странах (у нас представить чужаков на автозаправках невозможно), наладил доставку рапсового масла из Испании в Роттердам, и вот почти всё насмарку. Подал в суд на правительство – проиграл. Ну, ничего, не унывает предприниматель, займёмся заготовкой дров, пеллет, использование которых вместо подорожавшего газа возросло в стране в два с лишним раза. 


Профессор Экхардт Диньюс из Гейдельбергского университета, возглавляющий одновременно лабораторию в Институте технической химии университета Карлсруэ в земле Баден-Вюртемберг, который построил первую в Европе промышленную установку по производству бионефти из соломы, разрешил мне даже сфотографировать технологическую схему превращения сингаза в жидкое топливо. Правда, чтобы первый раз попасть в этот институт, где ранее занимались ядерными исследованиями и на толстых стальных дверях ещё написаны предупреждающие надписи «Eingang verboten» («Вход воспрещен»), «Gefahr fur Leben» («Опасно для жизни»), пришлось ждать разрешения несколько дней. Нам запретили фотографировать лишь однажды – на головном заводе концерна «Фольксваген» в Вольфсбурге, где заместитель генерального директора Инго Дрешер показал новые модели автомобилей, в том числе и образец, который ездит без водителя.


Простые люди в Германии тоже очень общительны. Вспоминаю ужин в мексиканском ресторане в Карлсруэ в канун Рождества, в котором я встретил четырёх престарелых бабушек, увлечённо играющих в покер. Трое из них – лет под 80, заказали по небольшому бокалу пива, а четвёртой, как оказалось, уже за 90, она пила только минеральную воду. Попросил разрешения их сфотографировать. Пожалуйста, ответили бабушки и пригласили за свой столик. Согласитесь, в праздничный вечер в наших ресторанах трудно такое даже представить. Здесь же к каждому гостю относятся с уважением. 


Вообще, мне повезло, предрождественские дни и вечера я провёл в компании весёлых людей, среди которых были и студенты, и совсем пожилые люди, в Кёльне, Фрайбурге, Мёнхенгладбахе. Гуляния начинаются уже в полдень, и везде главным напитком является горячий глинтвейн. Студентам и школьникам подают безалкогольный напиток, обычно с булкой и огромной баварской сосиской. В каждом городе и городке свои фирменные кружки, которую можно взять с собой, заплатив пару евро. И обязательно в каждом соборе или мюнстере сооружают ясли младенца Христа с красочными фигурами. Иногда очень большие. Как в Кёльне, под стать самому большому собору Германии Петра и Марии, который считают главным архитектурным памятником страны. Строился он свыше 600 лет и достраивается до сих пор, как собор Гауди в Барселоне. Даже англичане и американцы не стали бомбить этот шедевр, который виден со всех сторон ещё на подъезде к городу. Многие туристы специально приезжают сюда, чтобы побывать в соборе, увидеть его знаменитую мозаику. В Кёльне есть также знаменитая церковь св. Урсулы и другие старинные соборы. Для интересующихся скажу, что здесь расположен самый большой в Европе публичный дом. Я в нём не был – дела. Зато посещал знаменитый завод лучших в Европе (и не только) дизельных двигателей для тракторов и газотурбинных установок компании «Deutz». И те, и другие поставлялись в Липецк для тракторов ЛТЗ-155. Работают они и в тепловозах на российском Севере. Мне пришлось обедать здесь, а также на американском тракторном заводе «Джон Дир» в Мангейме, в Институте охраны окружающей среды в Лейпциге, на фирме KWS в Айнбеке в так называемых заводских столовых. Быстро. Вкусно. И везде рабочие, рядовые и топ-менеджеры питались вместе, безо всякого разделения на начальников и подчинённых.


Ещё одно наблюдение по поводу автомобильных пробок. Их здесь меньше потому, что в своих, особенно небольших, городах люди предпочитают чистый воздух и многие ездят на велосипедах. А также потому, что министерства и федеральные службы расположены не только в Берлине, как у нас в Москве, но и в Бонне, Кёльне, Гамбурге, Карлсруэ, Мюнхене, Дрездене и других городах. Всем известно, что Центральный европейский банк и Германский банк находятся во Франкфурте-на-Майне. Из-за обилия банкиров и финансистов этот город дороже, чем столица. Кстати, во Франкфурте я увидел транспорт, который у нас попал в опалу: красивые скоростные трамваи, которые окрашены в разные цвета в зависимости от маршрута, чтобы люди заранее видели свой. В Лейпциге такие трамваи ходят в составе трёх-четырёх вагонов, что и делает этот городской транспорт рентабельным, экологичным и удобным для пассажиров. И это – ещё один способ избегать пробок.


Городок Фрайбург на самом юго-западе страны, в долине между горами Южный Шварцвальд, швейцарскими Юра и французскими Вогезами более чем вполовину меньше Липецка. Но расположен он очень удачно в экологически чистой местности со своим микроклиматом. Сюда зимой и летом приезжают туристы, особенно с детьми и особенно из Франции, в окрестных деревнях всегда есть свободные комнаты, а здешние фермеры даже учат французский язык. Во Фрайбурге целый год проходят различные фестивали: музыкальные, театральные, джазовые, кино и другие. Как говорят местные жители, скучать не приходится. Из 220 тысяч жителей – 30 тысяч студентов крупнейшего университета с крупнейшей медицинской клиникой, в которой выросли четыре нобелевских лауреата. Сюда на лечение приезжают больные из разных стран, в том числе из России. Фрайбург известен также своим собором, одним из красивейших в Европе, который строился свыше 300 лет. По архитектуре он напоминает собор Парижской богоматери, а по мозаичным окнам – Кёльнский собор. Зарубежных туристов сюда приезжает более трёх миллионов в год.

Фрайбург называют солнечным городом. Здесь расположен один из институтов им. Фраунгофера, в котором солнечную энергию преобразуют в электрическую. Солнечные панели отсюда поставляются в 18 стран мира. Жители города почти 20 лет назад отстояли право на экологическую чистоту, воспротивившись строительству АЭС. И оказались правы, поскольку Германия полностью отказывается от эксплуатации атомных станций, выводя их из эксплуатации. В районе Ваубан построен целый ряд так называемых пассивных домов, электроэнергию и тепло зимой, холодный воздух летом они получают от солнца и из земли. А руководитель архитектурной мастерской Рудольф Диш построил единственный в мире дом, который автоматически поворачивается к солнцу батареями. Точь-в-точь, как в сказке: «избушка, избушка, повернись ко мне передом, а к лесу – задом». Жена архитектора показала нам дом и, смеясь, сказала, что когда она вернётся с покупками из магазина, вход будет уже в другой стороне. 


С холма Шлоссберг с высокой смотровой башни можно осмотреть весь город. Но мы посмотрели на него с одной из гор Шварцвальда, посещая вместе с экспертом Инновационной академии Фрайбурга местных фермеров. По крутой, петляющей дороге поднялись к самой «высокогорной» молочной ферме. Фермер показал свои владения, сказал, что молоко даёт основной доход, ещё у него есть участок леса. А еще у него есть вычищенный до блеска огромный самогонный аппарат. Оказывается, фермерам разрешают гнать самогон, но только из фруктов и ягод, по 300 литров на продажу и сколько угодно – для себя. Ну как тут было не попробовать? Тем более что рядом стояли банки с закуской и висели очень аппетитные окорока. 


Хороша страна Бавария


А теперь рассказ о самой богатой и красивой германской земле, свободном государстве Бавария. На западе она граничит с землей Баден-Вюртемберг – в городе Ульм, который в 1810 году разделил по Дунаю Наполеон. В одной близлежащей деревеньке граница между землями проходит прямо через местный центр. В мозаичный пол вмонтирована широкая медная полоса, по сторонам которой написано «Баден-Вюртемберг» и «Бавария». По одну сторону находятся магазин, душ и туалет, по другую – ресторан и кафе. 


В Ульме есть королевский дворец династии Каролингов, он был столицей герцогства Швабия (сейчас главным городом швабов является Штутгарт). На центральной площади построен самый высокий в мире христианский собор, а рядом огромная публичная библиотека из стекла оригинальной архитектуры. В Ульме родился и жил Альберт Эйнштейн. Его дом разбомбили в годы Второй мировой войны, на его месте установлена мемориальная доска, а у железнодорожного вокзала – памятник знаменитому земляку.


Баварцы тоже считают Эйнштейна своим, поскольку он с отцом жил в Мюнхене и когда-то помогал своему родителю развешивать электрические лампочки на Терезином лугу в дни «Октоберфеста».


Бавария – самая богатая и, благодаря Альпам, самая красивая федеральная земля Германии, со своим правительством. Здесь расположены такие всемирно известные концерны и компании, как BMW, Audi, MAN, Adidas, Puma, Siemens, Аllianz. Здесь размещается научное общество им. Фраунгофера, объединяющее более 50 институтов. Для Олимпиады в Сочи «Сименс» изготовила 36 скоростных электричек «Ласточка». Отсюда к нам поступают промышленные холодильники, различная медицинская аппаратура для диагностики. И даже племенные коровы, от которых получают рекордные надои на комплексе в Каликино. Баварцы умеют и любят работать, но почему-то исторически недолюбливают немцев с севера. Здешний язык немного отличается от классического немецкого. Даже в ресторанах название ряда блюд и слов с немецкого переведено на баварский. А столица имеет сразу три названия: Мюнхен, Мюних и, по-баварски, Минга. 

Мюнхен – третий по величине город Германии. По преданию основали его монахи, которые бежали от свирепых кочевников. Покровительницей Мюнхена считается дева Мария, её фигура осеняет главную площадь Мариенплац, за которой находится построенная в её честь уникальная Frauenkirche. По преданию её строили, чтобы вместить всех горожан, но денег у города не хватило, и вместо шпилей с крестами появились византийские маковки на двух башнях. Ещё одна легенда: достроить собор предложил сам Сатана, но с условием: в приходе не будет света, будет темно. Мастера сделали цветные витражи, свет проникает. Сатана увидел это и в ярости топнул ногой. Сейчас след мужской ноги 43-го размера встречает вас перед скамьями, на которых сидят верующие. По местному поверью если встать в него, то год для вас пройдёт спокойно. Не оттого ли здесь всегда много туристов? На одной из колонн видишь барельеф бывшего папы Бенедикта XVI, который служил здесь настоятелем. 


О соборах Мюнхена можно говорить много. В церкви св. Михаила похоронены баварские короли и герцоги из правящей династии Виттельсбахов. (Сейчас их хоронят на фамильном кладбище у монастыря Андекс, одного из любимых мест отдыха горожан, где есть ресторан и два кафе и где монахи варят очень вкусное пиво). В подвале похоронен и герцог Лихтенштейнский, приёмный сын Наполеона Евгений Богарне. Когда-то он в чине генерала французской армии брал Москву. После отрешения Наполеона от власти отказался от французского трона, который ему предлагали, и поселился в Мюнхене. Подружился с императором Николаем I, который приезжал в Баварию. Женил своего младшего сына Максимилиана на младшей дочери русского царя Марии. В честь их обручения на средства семьи Богарне в Петербурге был построен Мариинский дворец. А в соседнем Баден-Вюртемберге на королевском троне сидела другая дочь Николая I – Ольга. Её здесь до сих пор чтят за развитие просвещения и проводят в Штутгарте «дни Ольги». До неё королевой этой земли была рано умершая дочь Павла I Екатерина, которая отдала один из дворцов в пригороде Штутгарта – Хоэнхайме под университет. 


На старейший собор Мюнхена Alter Peter высотой в 14 этажей стоит подняться по деревянным ступенькам узкой крутой лестницы. Зато со смотровой площадки хорошо видны не только Мариенплац и самое красивое здание города – новая ратуша, но и весь центр. Если идти пешком от собора Петра через площадь Стахус, на которой расположен главный городской музей, мимо главного железнодорожного вокзала, то можно дойти до красивого собора св. Павла. Через дорогу от него напротив статуи Баварии и Пантеона славы расположен Терезин луг, на котором проходят самые большие в мире пивные фестивали «Октоберфест». Посещают их свыше 6 миллионов туристов, которые выпивают миллионы литров пива и приносят в бюджет города почти один миллиард евро. 


Кто любит пиво и историю, может посетить в центре на Platzl самый большой в мире пивной ресторан, вмещающий около четырёх тысяч человек, – «Хофбройхаус». Здесь в свое время сиживал Моцарт, тосковали за кружкой баварского по Родине Ленин и Крупская, которая писала в одном из писем, что пиво стирает классовые противоречия. 


Одним из самых известных русских, которые жили здесь, был дипломат и поэт Фёдор Тютчев, друг Генриха Гейне. За 27 лет в Мюнхене он написал массу стихов, в том числе и знакомые всем нам с детства строчки: «Люблю грозу в начале мая…», «Зима недаром злится, прошла её пора…» Памятники этим двум поэтам в самом большом в мире Английском парке стоят рядом. 


В Мюнхене и окрестных городах – одни из лучших европейских и мировых клиник. В двух элитных вузах – университетах Людвига Максимилиана и техническом – учатся около 80 тысяч студентов более чем по 200 специальностям. Два эти университета дали миру свыше 30 нобелевских лауреатов по естественно-научным дисциплинам – в два раза больше, чем вся российская наука. Основателя Политехнической школы, переросшей в Технический университет, короля Людвига II, называют «сумасшедшим королём». Всю королевскую казну он истратил на строительство трёх дворцов, главный из которых Нойшванштайн у города Фюссен в предгорье Альп называют сейчас «восьмым чудом света». Со всех концов сюда едут туристы, особенно много я видел японцев. В замке снимал свои мультфильмы знаменитый режиссёр Уолт Дисней, а наш композитор П. И. Чайковский вдохновился пейзажами и начал писать музыку к балету «Лебединое озеро». В этом озере короля то ли утопили, то ли сам он утонул, большой крест на берегу поставлен.  


Но лучший отдых летом в Альпах. Мы поднимались на подъёмнике на самую высокую гору Баварских Альп – Цугшпитце, часть этой горы находится уже в австрийском Тироле, «границу» можно перейти по достаточно узкому переходу. А провести в горах можно целый день, поскольку чистейший воздух и прекрасные пейзажи располагают к безмятежному отдыху. В безоблачные дни отсюда видна территория сразу четырёх стран. Мы съездили в одну из них – Австрию, в ее культурную столицу Зальцбург, город постоянных музыкальных и театральных фестивалей. На площади перед театром и памятником Моцарту можно послушать знаменитых артистов. Или семейный коллектив Немцовых из Беларуси. Подняться пешком или на фуникулёре мимо озера с форелью на гору Фёстунберг к крепости Хоэнзальц-

бург, откуда открывается великолепный вид на город. Здесь жили врач Парацельс, писатель Стефан Цвейг, композитор Иосиф Гайдн, дирижёр Герберт фон Караян. Чтобы добраться от главного вокзала до Театральной площади, надо сесть на троллейбус № 2, и если вам повезёт, то за рулём будет сидеть общительный водитель Олег из Владимира, которого знают и приветствуют все водители города. Он расскажет о достопримечательностях, как до них добраться, 10 лет живёт уже здесь. А если знаете немецкий язык, то любой житель станет для вас гидом. 


Обратно из Мюнхена в Берлин мы ехали скорым поездом. Наша соседка по купе немка Лиля рассказала, что работает в Лейпциге в социальной службе, выдаёт талоны на питание бомжам и деньги владельцам крупных собак. По 8 евро на собаку в день. Мы прикинули, что в рублях собаки получают больше, чем моя жена пенсию. Но потом успокоились: собакам-то больше уже не добавят, а нам пенсии, если ещё поживём, обязательно!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Республика мечты

 Олеся ТИМОХИНА
// Общество

Дом для Барбоса

Ангелина ЧЕРНЫШОВА, медиацентр «Оранжевый лис»
// Общество

Выше радуги

 Евгений КОЗЛОВ
// Культура

На заповедных дорожках

 Алёна ЛЕОНОВА
// Образование

Живая география

Евгений КОЗЛОВ
// Общество
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Особая стезя

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru // Общество



  Вверх