lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 апреля 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Свет и надежда Александра Новосельцева

07.04.2014 "ЛГ:итоги недели".
// Общество
Фото Николая Черкасова
Фото Николая ЧеркасоваФото Владимира КуликаБунинский дом в Озёрках. Фото Владимира КуликаФото Владимира КуликаФото Ольги БеляковойКуликово поле. 8 сентября 1380 года. Объединённые полки русских князей под предводительством Великого князя Московского Дмитрия Донского, благословлённого на рать 
Преподобным Сергием Радонежским, побили золотоордынские войска Мамая

Вторая книга прозы Александра Васильевича Новосельцева называется «Свет надежды».
Она – об уходящей русской деревне, о людях, живущих или же упокоившихся в нашей земле. Написанная удивительно-тёплым русским языком, она рассказывает о том, что болит – о разрушении русского мира, о том, что уже даже не за нашими спинами – за родительскими – великая Россия, которую мы по капле, по песчиночке теряем каждую минуту


И вот пала на деревню темнота…


«В самом заброшенном уголке нынешней России, в самые глухие зимние ночи вдруг оказывается столько источников света, сулящего надежду на продолжение жизни: и от одиноких огоньков избы, и от зарева соседних деревень, и от блёсток-звёздочек, мерцающих на ветвях старого деревенского сада, посаженного век назад. И все они кажутся неотличимыми от света той единственной Рождественской звезды, что каждый год является над Россией».

Я читаю книгу елецкого архитектора, советника Российской академии архитектуры и строительных наук, члена Союзов писателей России и Сербии, краеведа, писателя Александра Васильевича Новосельцева. И поддаюсь его несуетному слогу, размеренному ритму письма, хожу вместе с ним по его любимому Польскому и обожаемым Иваном Алексеевичем Буниным Озёркам. И ловлю себя на мысли, что физически проникаю в ткань книги. Это под моими ногами скрипит схваченный морозцем снег. Это от моего неловкого движения и шелохнувшейся ветки залёгшая отдохнуть на пригорочке кабанья семейка тронулась в лес. Это мне поёт частушки (с продолжениями, не напечатанными автором по этическим соображениям) Сергей-лесник, и в моей судьбе был бы нелишним волшебник Васильев…

…И каждое утро срываюсь в свою суетность, ежедневные хлопоты, рабочую сутолоку…


... А ночью снова:


«Не хуже других моя деревушка – тихая, далёкая, два века назад осевшая у прудов тремя порядками домов – выселками из соседней, умершей теперь деревни, принадлежавшей когда-то Буниным. Порядки эти за последние полвека поредели, остарела деревня от уходящей из неё жизни. В дни того исхода из деревни мы будто бы нашлись с ней, как находят друг друга люди осеннего возраста. Не от безысходности, а по душевному влечению…»

«Главное призвание писателя – не дать в народе укорениться чужому. Герой нашего времени – человек, не поддавшийся чужому, всему этому сраму, человек совестливый, сохранивший свой язык, живущий традициями своего народа», – это слова великого русского, молчащего ныне, писателя и мыслителя Валентина Григорьевича Распутина.


– Пишется о том, о чём хочется. Не собираюсь втискиваться ни в какие рамки. Вокруг нас столько людей, о которых никто ничего не знает. Я с такими знаком. Вот мне и захотелось познакомить с ними читателей, – это уже Александр Васильевич Новосельцев. – Хотя даже некоторые братья-писатели говорят мне, что такой манеры общения, такой жизни, такой России больше нет. Это им так кажется из своих московских окон… Регламентирующий взгляд на деревню идёт из города. Да и сама деревня смотрит на город. Поэтому и исчезает традиционный уклад жизни. Люди на земле новым хозяевам просто не нужны, да и сама земля требуется только для извлечения прибыли. Иногда землевладельцы, прикупив очередной участок, распахивают даже просёлочную дорогу – их не волнует, что по ней селяне везут своих детей в школу, ходят в магазин и к доктору. Говорят, что в купчей прописана только земля, а про людей и про их нужды там никаких пунктов не было. Когда в перестроечные годы была затеяна реформа сёл российских, я в кабинете главного архитектора области Владлена Харитоновича Соломина увидел план реконструкции бунинских Озёрок. «Специалисты» решили поделить места выгона скота и птицы, что вдоль прудов, на частные огороды по шесть соток и облагодетельствовать этим озёрцев. Мне пришлось долго объяснять, почему наши «глупые» предки так «нерационально», с точки зрения современных реформаторов, использовали землю. К счастью, «реконструкция» Озёрок не состоялась…


Последний Иван


«Всходило и заходило солнце, тянулись к небу травы, вили гнёзда птицы, летали пчёлы, спелым соком земли наливались плоды – всё это было вне времени, того, которое мы числим то срочными, суетными делами, то кажущимися непеременными обязанностями. Ничего этого у Ивана, у русской умирающей деревни не было. Но была – вечность, будто и не затерявшаяся, а запутавшаяся во временах нашей истории…»


– А известна ли нам история своей страны? – спрашиваю Александра Васильевича. – Ведь, по сути, мы знаем легенды о нашей Родине. Историческая наука как никакая другая подвержена влиянию политического строя, поэтому и переписывается она постоянно. На многие исторические факты откликаются и деятели культуры, как их называли в незабвенное советское время. Только если Илья Муромец в исполнении актёра-исполина Бориса Андреева «играет» на стороне государственников, то есть всем своим былинным видом формирует у ребёнка образ настоящего героя, защитника Отечества, патриота, мужчины, в конце концов, то нынешние мультяшные «богатыри», вроде бы тоже побеждающие врагов (им самим непонятным образом, во главе с тщедушным и алчным князем Киевским Владимиром, кстати, святым в Православии) – просто пародийные персонажи. Ребёнок с их «помощью» так далеко уходит от всего своего, что вернуть его потом «на правильные рельсы» будет почти невозможно. Так и останется он ничейным в смысле национальной и культурной принадлежности, постепенно становясь лёгкой добычей «потусторонних» пропагандистов… А сегодня и вовсе в Интернете жанр фильма «Илья Муромец» обозначается не иначе как «фэнтези». Фантастика! То есть наших детей лишают собственной истории, делая из былинного святого богатыря Ильи Муромца героя чьих-то фантазий. Следуя этой логике, в скором времени можно будет увидеть анонс: «Аватар» – документальный фильм с элементами эротики или мелодрамы…


– Всегда нужно искать того, кто «заказывает музыку». Посмотрите на ситуацию с народными песнями – в каких только аранжировках они не звучат. Народу-то необходима своя песня. Но в истинном варианте их почти никогда не услышишь – только в облегчённом, лишённом всякой русскости. В этом нет любви – только одна беспомощность… История же должна учить. И чаще всего на примерах. Поэтому нам герои очень нужны. Ребята, воевавшие в Чечне и под страхом смерти не снимавшие с груди кресты, – это наши герои, святые люди. Но ведь кому-то они мешают. Вот и появляются фильмы, по сюжету которых современные призывники переносятся на машине времени на настоящий фронт. Для них, как и для зрителя, это приключение. А там страха нет. И сострадания тоже. Историю обязательно нужно пропускать через себя, через человеческую жизнь вообще. О Гражданской войне много написано. И везде по-разному она открывается: в «Окаянных днях» Бунина, в «Дневниках» Пришвина, в письмах Ростовцевых. Через озлобленное сердце одного, через внутреннюю доброту другого и через развороченную историю семьи третьих можно понять весь ужас того времени… Недавно перечитывал свободную редакцию «Тихого Дона» Шолохова. Ах, как же тяжко тогда было казакам! Ведь, по сути, правды нигде не было. Гражданская война – это одна сплошная неправда. И хотя современное казачество ещё свою культуру, традиции блюдёт, всё равно – это уже далеко не однородное сословие. Но когда на наших единоверцев нападает зло, тогда видно, как собирается ядро казачества. То есть наш народ сплачивается перед внешней агрессией.


 – А единый ли мы народ? Страна наша большая, житель Липецкой области слышит ли и понимает чаяния, например, забайкальца?


– Где бы люди ни жили, их всё-таки объединяет культура. Причём многообразие культурных традиций никак не мешает народному объединению. Уважение к чужой культуре и к своей – важная составляющая нашего совместного бытия в такой сложной и многонациональной стране, как Российская Федерация. Причём культурный человек может быть и малообразованным, потому что образование здесь вторично. Я в книге рассказываю о самом обычном деревенском человеке – Иване. Немощный телом, но очень мощный душой, он и есть настоящий носитель русской культуры. На таких – совестливых, тихих, спокойных, смиренных, никому в жизни не помешавших, но всегда готовых помочь – русских людях русский мир и держится. У них нет ничего показного, всё – сокровенно. Когда начинаешь с этим «маленьким» человеком разговаривать, он раскрывается такой громадиной…


Свет надежды


«За деревьями, за холмиками на месте разобранного барского дома закраснелись каменные стены Знаменского храма, мерцающие по оттепели мшистым ковром инея. Храм будто бы ожидал меня, поминая нашу прошлогоднюю молитву… Я положил шапку в алтарную нишу и снова взялся складывать престол из кирпичного развала. Поставил на него иконку, свечу, поминутно гаснувшую на сквозняке, тянувшем из разбитых окон. Достал «молитвослов» и снова читал покаянные молитвы и молился за души тех, кто не ведал, что творил…».


«Россию сегодня исчужили!.. И сегодня уже даже не столь страшна чужая культура – народ всё равно живёт своими традициями. Самое страшное – это чужое образование! Появились чужие «ценности», другой язык… Нам нужно сохранять свою духовность. Слава Богу, что открываются храмы – в них поместилась тысячелетняя Россия. Словом надо давать укрепление народу», – считает Валентин Распутин.


– Сегодня нужно работать на соединение русского мира, – вторит Валентину Григорьевичу Александр Новосельцев. – Нас, как медведя в берлоге, тыкали-тыкали палкой, пока он не проснулся и не вышел на свет Божий. И посыпались со всех сторон угрозы!.. А чего нас пугать? Кому? Мы такую войну отстояли, столько всего горького, невыносимого выдержали! Санкции… У многих ваших знакомых есть счета в заграничных банках? А когда в последний раз мы покупали американские товары? Ведь всё производство сегодня в Китае. А как всё цинично и бесстыдно делается. Где был бы Обама после вторжения в Сирию, если бы его «лицо» не спас наш президент? Совести у них нет… Что такое развал страны с «помощью» американцев, я своими глазами видел в Сербии. Видел и взорванные храмы, и сожжённые дома. Видел, что процесс разобщения некогда единой страны безвозвратен. Чтобы понять, что значит Россия для сербов, нужно было туда съездить. Для нас Сербия – страна на геополитической карте, и мы про неё мало что знаем. А сербы на Россию молятся. Они говорят: «На небе – Бог. На Земле – Россия». И мы предали этих людей, которые говорят на очень близком нам языке, наших единоверцев, у которых и флаг мало отличим от российского! У нас очень много исторических параллелей. Как земля Русская начала собираться на Куликовом поле, так и сербы сплотились на Косовом поле.


Язык мой – враг мой?


«Думаешь, что всё у меня есть: и квартира, и дом, и машина в гараже, и харчи эти заморские. А ты знаешь, всё у меня в жизни теперь какое-то ненастоящее. Водка, вот эта самая, что мы пьём – думаешь, настоящая? А дом мой?.. А ведь была она, точно была у меня жизнь настоящая. Когда и есть особо нечего было, и валенки у нас с тобой одни на двоих. А вот страха перед «завтра» не было. Его ведь, счастья, если посчитать, оказывается, в жизни много было. И очень-очень оно простое, о чём и не подумаешь сразу: сома здоровенного поймал на закидушку, какую ночью поставил на лягушачью лапку, потом в Тайку влюбился на покосе. А дедов дом, хлеб бабушкин, а дороги за деревней – сколько у меня этого счастья набралось. А ведь всё это, братка, вечное. И если этого у человека не будет, жизнь его будет ненастоящей… В русском народе всегда эта наивность была, светлость такая-то…».


– Александр Васильевич, на ваш взгляд, после легализации детской эвтаназии датчане остались датчанами? А голландцы сохранили свою этническую идентичность после легализации лёгких наркотиков и однополых браков, да ещё и разрешения воспитывать в гей-парах приёмных детей?


– Мне кажется, что за возведённой в абсолют свободой личности они сломали всё духовное. Теперь у этих наций нет даже физических (скорее – физиологических) перспектив. Но ведь, по большому счёту, если задуматься, то мы понимаем, кому это всё нужно. Какая сила за всем этим стоит?.. Во Франции, например, так навязали народу вину за колониальное прошлое своей страны, что они теперь «кругом должны» африканцам, говорящим на французском языке. Так, в одном из маленьких городков Франции издревле, века с одиннадцатого, проводится праздник, который сегодня позиционируется как костюмированный фестиваль. Среди его участников людей с белым цветом кожи можно сосчитать по пальцам – только темнокожие. И они играют во французские традиции…


– Сложный это процесс – собирание нации. Посмотрите на наших братьев-украинцев: западенцы, так сказать, генетически и ментально принадлежавшие одной культуре (если вспомнить, что некогда они территориально входили то в состав Речи Посполитой, то в Австро-Венгрию), совершенно не понимают и не принимают ожидания жителей Восточной Украины, живущих в другой культуре, тянущихся к России. Получается, что народ, то есть нацию, делает единой общая геополитическая история? И даже разговаривая на одном языке, но принадлежа разным политическим системам и ветвям религии, народ делится на семьи и обособляется?


– Пока язык не трогали, все терпели. Но когда выяснилось, что русскому языку больше нет места в Украине, народ взбунтовался. Всё-таки именно язык – основополагающий фактор единства нации. Хотя в самой Украине некоторые высказываются о русском как о варварском языке, считая украинский патриархальным по отношению к русскому. Конечно, мы помним о Киевской Руси, знаем, что оттуда вся Русь приняла крещение. Но язык-то тут при чём? Только понимать язык нужно, конечно, не в контексте существования Элочки-людоедки. В языке заложена вся история народа. И обмануть язык невозможно. Сегодня одна из самых важных книг в России – словарь Владимира Даля. Его можно читать всю жизнь и удивляться. Первая буква словаря – А, по-старому – Азъ, то есть – Я, которая в современной азбуке – последняя. А заканчивается далевский словарь буквой Y – ипостась, то есть триединством Божественной сущности. То есть начинается словарь с одного человека, а завершается единственным Божьим смыслом. И это – наш русский язык!.. Жизни не хватит, чтобы узнать Россию, чтобы понять русских людей. Русским можно и не родиться, но стать им, полюбив русскую культуру, выучив русский язык…


«Слишком велика Россия, слишком хороша, слишком чувственна, чтобы заканчивалась её судьба!» – восклицает Валентин Распутин.


«Я вышел от тёплого своего очага, оставив домашний свет за прикрываемой дверью, что вела когда-то в утраченный хлев, и различил туманный свет, висевший над южным краем неба – там, где две тысячи лет назад всходила Вифлеемская звезда… Наконец сбывается и мой праздник – единственного жителя брошенной русской деревни – грядёт Рождество Спасителя!». 


Подготовила Евгения ИОНОВА

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 23 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +28 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

«Мы всегда одни из первых на выставке...»

Александр Хаустов // Сельское хозяйство

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

А осенью поедем с ветерком…

Николай Рощупкин // Общество



  Вверх