lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
5 апреля 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

«Вдохновляюсь дневниками капитанов»

05.04.2014 "Липецкая газета". Сергей Малюков
// Культура
Фото Николая Черкасова
Фото Николая Черкасова

Директор областного художественного музея Павел Матвиец стал лауреатом премии Президента РФ молодым деятелям культуры. В Екатерининском зале Кремля престижную награду ему вручил Владимир Путин. Какое место должен занять музей в современной культурной среде, как удалось установить плодотворное сотрудничество с ведущими музейными центрами страны, какие приятные сюрпризы ещё ждут липчан? Об этом и многом другом Павел Матвиец расскажет читателям «Липецкой газеты».


— Павел Сергеевич, всех интересует, за что именно присуждена такая значимая награда?


— Премия вручалась с формулировкой «за вклад в развитие оте­чественного музейного дела». Это высокая оценка большого труда всего коллектива музея, наша общая награда. Когда на основе областной картинной галереи создавался художественный музей, недостаточно было просто переделать вывеску. Современный музей не ограничивается одними лишь экспозициями, не менее значима его научно-исследовательская, издательская, просветительская деятельность, каталогизация и реставрация экспонатов. Одна из «жемчужин» нашей коллекции — само здание Дома Губина. Необходимо, чтобы музейная экспозиция органично заполняла пространство старинного особняка.


Мы активно работаем над тем, чтобы стать большим музейным комплексом, стараясь отслеживать все актуальные тенденции музейного дела. Начали серьезно заниматься фондами, сформировали концепцию нашей визитной карточки — постоянной экспозиции. Очень важно установить профессиональные и дружеские связи с ведущими музеями страны. Когда в регион приезжают первоклассные выставочные проекты, звучат слова одобрения от опытных коллег, то понимаешь — мы на верном пути. А ещё приятно, когда твои мысли и стремления совпадают с позицией главы государства. И премия — это своего рода оценка правильного выбора и хороший стимул двигаться вперёд.


— Какое место, на ваш взгляд, должен занимать музей в современной культурной среде, как сделать его интересным для людей, которые всё больше времени проводят в виртуальном пространстве?


— На награждении я абсолютно искренне сказал: музей в России — это больше, чем музей, это скорее храм культуры, своего рода стержень иммунной системы нашего общества, гарант духовного здоровья народа. Какие бы современные технологии ни появлялись, они всё равно будут играть в музее второстепенную роль. Его основа — подлинные вещи, ценность которых с годами только растёт. Когда ведутся переговоры с другими музеями о партнерстве — это наше непременное условие. Да, это сложно, дорого, требует создания определенных условий, но результат того стоит. Когда человек получает возможность своими глазами увидеть шедевры Государственного Эрмитажа или Русского музея, то испытывает такие эмоции, которые не сможет дать ни одна виртуальная экскурсия. А у музея, сумевшего организовать выставки столь высокого уровня, соответственно растет репутация в профессиональной среде, что облегчает дальнейшие контакты.


— Сегодня в художественном музее представлено преимущественно классическое наследие, а готовы ли вы предоставить площадку для современных экспериментов в искусстве, например тех, которые продвигает известный галерист Марат Гельман?


— Сегодня, слава Богу, никто не призывает художников писать в русле некой генеральной линии, есть галереи современного искусства, его поклонники и коллекционеры. Но, я считаю, избрав определенный формат музея, надо его выдерживать, шаг за шагом осуществляя свою культурную миссию. Не секрет, поступают разные предложения, но мы не поддаемся искушениям и в крайности не бросаемся. Придя в музей как в храм, люди верят, что его экспонаты — это некий эталон искусства, важно не ставить эксперименты над их душами, выдавая за истину то, что ею не является. Это наша последовательная позиция. Свято место пусто не бывает, дадим слабину — и его займут люди совсем с другими представлениями о прекрасном. А Марату Гельману, думаю, будет тесно в Доме Губина, есть гораздо более подходящие для его проектов залы. Должна быть гармония внешнего и внутреннего содержания, музей начинается с фасада, и мне очень дорога его камерность.


— Какой из многочисленных выставочных проектов последнего времени вам особенно дорог?


— Очень ценно для нас сотрудничество с Московским государственным музеем А.С. Пушкина, ещё и потому, что это очень личная, дружеская история. Его директор, Евгений Анатольевич Богатырёв, авторитетнейший человек в музейном мире. Мы сделали уже три совместных проекта, стало уже доброй традицией открывать год экспозицией из коллекции пушкинского музея.


По степени сложности организационной работы и ответственности, конечно, отмечу прекрасную выставку старинных икон из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства. Столичные коллеги провели тогда очень серьезную работу с нашими сотрудниками. Вообще каждый такой проект для нас — отличная школа, ещё один сданный экзамен. Начиная от того, как привезти и разгрузить ценные экспонаты, распаковать и разместить их в зале. Мне лично очень нравится развешивать работы, с удовольствием участвую в этом процессе. У каждого музея свой стиль подачи материала, свой почерк. И, естественно, свои аннотации, документы. Но чем сложнее, тем интереснее.


— Как формируется фонд художественного музея, сколько сейчас хранится экспонатов, какие из них представляют наибольшую ценность?


— На сегодня наш фонд, включая филиалы, составляет порядка пяти тысяч работ. Ранее предполагалось формировать его исключительно за счет приобретения произведений искусства. Но сейчас многие ведущие российские мастера готовы передать нам в дар свои работы. Так, из Москвы я привез работу замечательного московского художника Ильи Каверзнева, работающего в академическом стиле. Рыночная стоимость картины — порядка 20 тысяч долларов, но живописец, побывавший со своей персональной выставкой у нас, предпочел подарить её музею в знак уважения. И таких примеров немало. Из-за ограниченных объемов фондохранилища мы, увы, даже вынуждены порой вежливо отказывать дарителям. Все решения всегда принимаются независимой экспертной комиссией, в которую я не вхожу. Могу лишь высказать свои соображения о художественной ценности той или иной работы, не более.


Каждый наш экспонат по-своему интересен и ценен. Важно уметь предложить публике узнаваемые культурные бренды. Ажиотаж вокруг той же Джоконды гениального Да Винчи в Лувре — это еще и результат хорошей работы музейных маркетологов. Задача музея — вводить в научный оборот максимальное количество культурных брендов, подогревая интерес публики.


Любой шедевр — первый среди равных. Нужно уметь грамотно позиционировать музей и его коллекцию, и тогда посетителям не будет скучно. Частные галереи в первую очередь зарабатывают на искусстве, отсюда дутые громкие имена художников, баснословные цены, шумиха в прессе, скандалы и прочие технологии раскрутки. У нас задача принципиально иная, в первую очередь воспитательная. Здесь не должно быть место пошлости и модной шелухе. Исходя из этих принципов и подбираются экспонаты.


— Чем будете удивлять и радовать липчан в Год культуры?


— На днях у нас открылась персональная выставка «Балтийская симфония» великолепного мариниста Евгения Щербаня из Санкт-Петербурга. Очень светлый художник и человек, профессионал в своем непростом направлении живописи, наследник традиций русской маринистической школы. Всем рекомендую познакомиться с его творчеством.


В течение года мы продолжим сотрудничество с нашими хорошими друзьями, музеями-побратимами. В ближайшей перспективе Липецк увидит у нас экспонаты из собраний Русского музея, музея-заповедника «Петергоф». Обязательно сделаем выставку совместно с Санкт-Петербургской академией художеств. Активно ведется «музейная дипломатия», не так давно установлены контакты с одним интересным британским музеем, не исключено, что в будущем мы примем гостей с Туманного Альбиона. Летом пройдет традиционный пленэр «Русская провинция», уже ставший заметным явлением в художественной жизни в ЦФО. Всех планов открыть не могу, но приятные сюрпризы обязательно будут.


— Чувствуется, о делах музейных вы можете рассказывать бесконечно, но давайте поговорим о вас лично. Что привело вас в эту довольно редкую профессию?


— Все мы родом из детства. Именно тогда закладываются все наши основные склонности и увлечения. Не могу сказать, что с юных лет я не мыслил для себя иной стези, но посещение музеев, вдумчивое знакомство с их сокровищами подарили мне одни из самых ярких детских впечатлений.


Первое образование на факультете иноязычной культуры ЛГПУ было связано с педагогикой и иностранными языками. Это тоже промысел Божий, все не случайно происходит. Владеть языками очень важно в современном мире, а педагогика здорово мне помогает в общении с людьми. Наша целевая аудитория — в первую очередь дети, к ним нужно найти подход, подобрать ключик к их сердцам.


Затем, уже в более зрелом возрасте, я окончил Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина по специальности «искусствовед». Исследовал творчество художников-маринистов. Профессия редкая и интересная, реализовать её уместнее всего в музее.


Главное, я считаю, не отказываться от того, что тебе нравится, делать любимое дело искренне.


В 2009 году я пришел в областную картинную галерею, в 2011-м стал её директором, а спустя два года преобразовал галерею в музей. Я счастлив, что со мною рядом работают преданные своему делу единомышленники — искусствоведы, реставраторы. Мы — одна команда, и я горжусь этим. Люди другого склада у нас попросту не задерживаются.


— Сами занимаетесь живописью или, быть может, коллекционируете её?


— Нет. Лучше не совмещать работу и хобби. Мое любимое дело — коллекция музея, ей я и отдаю всё своё время. Наверное, это выглядит как какой-то фанатизм, но, вернувшись из Москвы с награждения, я, едва умывшись, с утра побежал в музей. Действительно, не представляю свою жизнь без всего этого.


— Что произвело на вас в последнее время наиболее сильное впечатление в культурной жизни?


— Посещение Музея Мирового океана в Калининграде. Он ещё даже не до конца построен, но то, что уже готово — поражает масштабами. Я искренне порадовался за нашу страну, которая строит совершенно фантастическое здание океанариума в виде земного шара размером в девятиэтажный дом. Это просто потрясающе. Тем более, я не равнодушен к морской тематике. Читаю сейчас путевые записки известных российских капитанов — Крузенштерна, Головнина, Беллинсгаузена, Литке. По сути, корабль сопоставим с учреждением, и, читая ощущения капитана, записанные по дням в бортовом журнале, ловишь себя на мысли, что какие-то ситуации на корабле во многом схожи с твоей практикой. Открываешь наугад страницу такой книжки — и словно поднимаешься на капитанский мостик, примеряешь на себя решения капитана. Жаль, что эта часть литературного наследия редко востребована читающей публикой.


— Наверное, увлечение морскими историями и сформировало ваш профессиональный интерес к маринистике…


— Видимо, да. Как и любой мальчишка, не наигравшийся в кораблики, мечтающий о море, соленом ветре и опасных путешествиях, но живущий далеко от портов, я искал всё это в книгах и картинах. Море ведь у каждого свое внутри.


Маринистика — очень сложный жанр, океан изменчив и непостоянен, непросто уловить его настроение, найти верный свет и цвет. Мне очень нравятся наши старые мастера — Щедрин, Боголюбов, Воробьёв, гениальный Айвазовский. Он был так плодовит, что написал более шести тысяч произведений, за это его все обижают, а напрасно — попробуйте, как он, сделать такой «ширпотреб». Русская школа живописи совершенно особая, она впитала всё лучшее из мирового искусства, по-особому переосмыслив классическое наследие.


— В Год культуры высказывается много разных мнений о её состоянии и насущных проблемах, а что думаете об этом вы?


— И музей, и культура в целом — это государственно-образующее явление. На недавнем Культурном форуме не случайно чаще других цитировали слова академика Дмитрия Сергеевича Лихачева и Владимира Владимировича Путина. Да, сегодня нашей сфере чего-то не хватает, что-то пока не получается, но важна последовательность действий и решимость государства поддержать отечественную культуру. Культура, как воздух, её отсутствие замечаешь, когда она исчезает. Год культуры — это здорово, но пора объявлять культурное столетие.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 19 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Творчество без границ

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Культура

Русские женщины

О чем мечтают они в канун Нового года
Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Общество

Работа на доверии

Свой очередной день рождения Липецккомбанк отмечает высокими и стабильными результатами
Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru
// Экономика
Даты
Популярные темы 

России – русские станки!

Игорь Сизов // Экономика

Крепить индустриальный суверенитет

Владимир Петров, Максим Ионов // Экономика

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов // Общество

Плюс три миллиарда рублей

Сергей Кибальниченко, Лариса Пустовалова // Власть

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Власть

Комфортная среда своими руками

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru // Общество



  Вверх