lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 марта 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Экономика 

Время возвращать долги

20.03.2014 "Липецкая газета". Виктор Страхов
// Экономика
Фото Ольги Беляковой

Самая большая санитарно-защитная зона, которую я когда-либо видел, запомнилась тем, что санзоны я вообще не видел. А что видел? Скоростной трамвай, в салон которого вошел в центре города. Стандартные многоэтажки на улицах. Потом были зеленые леса, поля, луга и светлая речушка с коротким названием Убля, удивленно-восторженный смысл которого я уяснил лишь несколько дней спустя, с разбегу плюхнувшись в ледяную воду. Впрочем, за окном трамвая было много еще чего интересного, пока наконец не показалась махина Оскольского электрометаллургического комбината.



Предприятие, построенное интернациональной командой, в которую входили специалисты ведущих сталелитейных компаний Германии, строительные рабочие из Болгарии и будущие металлурги из советских республик, в восьмидесятые годы считалось самым современным в СССР. Внедренные на комбинате технологии прямого восстановления железа были совершеннее традиционных методов выплавки чугуна. Казалось, что и санзона — а ее создания требовали весьма жесткие советские санитарные нормы — должна быть на ОЭМК самой современной. Однако проектировщики решили проблему гораздо элегантнее, разместив градообразующее предприятие в 25 километрах от «градообразуемого» Старого Оскола.


Завод и город


Липецку, увы, повезло меньше. Новый завод и новый город сооружались у нас еще до «санпиновских новаций». А потому первые строители рубили первые жилые бараки, как всегда и было принято, практически рядом с доменными печами. Размышляли они по меркам тех лет вполне здраво. Зачем, не имея никакого транспорта, обременять себя транспортными проблемами? И не обременяли, искренне веруя, что создают счастливый и уютный город.


И ведь создали! В пятидесятых и даже шестидесятых Новолипецк считался одним из самых благоустроенных и престижных местных районов. Именно он приютил обком и облисполком. Здесь возводились крупные промышленные и продовольственные магазины, школы и детсады, прокладывались асфальтированные дороги, строились больницы и поликлиники, закладывались скверы и парки. Сооружалась инфраструктура. Получить на Левом берегу квартиру со всеми удобствами липчане мечтали.


Ну а потом времена изменились. Специалисты, а также отцы комбината и города принюхались наконец к дыму заводских труб и обнаружили, что благоухает он отнюдь не озоном. Печальные подозрения подтвердили и московские медики, констатировавшие: «Установлены причинно-следственные связи между заболеваемостью населения и загрязнением атмосферного воздуха в километровой санитарно-защитной зоне НЛМК». «… При ранжировании заболеваемости …к числу наиболее неблагополучных территорий отнесен город Липецк, а в городе — территория поселка НЛМК».


Никаких открытий столичные эксперты не сделали. Липчане и без того понимали, что, несмотря на стремительный технический прогресс, «вписать в ПДК» выбросы в Левобережье не удалось. Не помогла даже широко разрекламированная программа технического перевооружения НЛМК. Во всяком случае, литавры, засвидетельствовавшие окончание ее первого этапа, уже отгремели, а Липецк по-прежнему задыхается от ароматов сероводорода.


И не только сероводорода, свидетельствуют экологи. По их данным, на рубеже веков областной центр оставался в «черном списке» наиболее грязных городов России. При этом на долю НЛМК приходилось около 97 процентов суммарных промышленных выбросов. Сегодня, возможно, общая цифра несколько меньше. Однако снижение вала в целом мало что меняет. Липецкий воздух насыщен множеством отнюдь не безобидных химических элементов, в число которых входят и соединения, использовавшиеся некогда в качестве отравляющих газов.


Самая неблагоприятная зона, отметим еще раз, — Новолипецк. Это наиболее контрастный район города, где сталинский ампир соседствует с другими не менее популярными архитектурными стилями и где дожили до наших дней обветшавшие дома 1930 годов. Еще три десятилетия назад казалось, что дни их сочтены, что масштабная программа, предполагавшая обустройство санитарно-защитных зон вокруг всех липецких предприятий, позволит решить и экологические проблемы, и одновременно исправит градостроительные ошибки. Возможно, так все и было бы, если бы не грянули перестройка, а затем шок без терапии и приватизация, перечеркнувшие все сколько-нибудь значимые общественные начинания.


Взгляд
с градирни


В конце восьмидесятых годов прошлого века замолвить слово о несостоявшихся новоселах не удалось даже буйным «зеленым», которые, протестуя против произвола властей и новоявленных буржуа, наручниками приковывали себя к дверям начальственных кабинетов, штурмовали заборы с колючкой и взбирались на гигантские конусы градирен. Борясь с металлургическим монстром, покорили, не разобравшись, что, где и кому принадлежит, 250-метровую трубу ТЭЦ-2, расположенную по соседству с аглофабрикой. И в конце концов добились. Правда, не квартир для новолипчан. И даже не прекращения наиболее одиозных производств.


Итогом сражений, скорее, стали очередные потери. Причем потери многомиллионные. Абсолютно новый, только что приобретенный за границей (большинство механизмов не успели даже распаковать) шестой листопрокатный цех НЛМК был приговорен к безвременной кончине. На заклание отправили, по сути дела, машиностроительное предприятие. Зачем, почему, кому оно помешало? Ответить на эти вопросы довольно сложно. Тем более что сегодня они справедливо обращены и на новую седьмую печь НЛМК — «Россиянку».


Претензии опять же связаны с экологией, хотя дело не только в ней. Просто экология — наиболее понятный всем нам способ напомнить новым собственникам о социальной ответственности, которую они взвалили на свои плечи, приватизируя предприятия. О том, что над многими градостроительными проектами городские власти и градообразующие предприятия работали совместно. О том, что проект санитарно-защитных зон никогда не отменял глубокой модернизации предприятий. А именно ею генералы от промышленности оправдывают откровенное нежелание связываться с санзонами. Мол, какой смысл сажать цветочки у забора, если очистить воздух можно и чисто техническими методами, как это давно и успешно делают в Японии, Германии, Южной Корее.


Действительно, делают. Вот только у нас апробированные рецепты почему-то упорно не желают работать. Хотя, казалось бы, НЛМК в техническом отношении может дать фору даже западным компаниям. Ведь он, в отличие от многих металлургических предприятий СССР, Европы и Америки, изначально строился на современной технологической базе. На НЛМЗ не было ни мартеновских печей, ни разливки стали в изложницы, ни блюмингов, ни других архаичных механизмов. Государство вкладывало в оснащение меткомбината средств больше, чем в оснащение любого другого металлургического предприятия Союза. Время возвращать долги. Есть ли желающие?


«Мы сами себя загнали в угол»


Вопрос риторический. В свое время, создав обширные заводские районы, мы сами загнали себя в угол, из которого безуспешно пытаемся выбраться сегодня. Настаиваем на установке счетчиков, фиксирующих промышленные выбросы в атмосферу, вновь фиксируем границы санитарно-защитных зон. Надеемся, что хоть что-нибудь да сработает. Но пока ощутимых подвижек нет.


Напротив, все последние годы соответствующие государственные службы под натиском коммерсантов сдавали позицию за позицией. В шестидесятые годы заводчики последовательно «секвестировали» санитарно-защитную зону НЛМК с 12 километров до 10, а в 1975 году урезали еще вдвое — до 5 километров. Позже ходили разговоры о максимальных трехкилометровых зонах, которые тоже вскоре забылись. В итоге предельными в постсоветские времена были признаны километровые санитарно-защитные зоны, но и о их реальных границах идут нескончаемые споры. От чего отсчитывать СЗЗ? От источника возможных экологических катаклизмов? От проходной?


Словом, борьба за экологическое благополучие продолжается. Пусть и меняются градостроительные тенденции, сделавшие более актуальными малоэтажные конструкции с индивидуальными садами и клумбами, грядками и газонами.


Впрочем, пока и эти проекты ориентированы больше на состоятельную или льготную аудиторию. А вот как сделать их доступными для всех? И кто вообще готов ответить на этот вопрос? Городские власти? Потенциальные новоселы? Или все-таки и работодатели?

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +5 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество



  Вверх