lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
6 марта 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

«Царский» подарок

06.03.2014 "Липецкая газета". Виктор Страхов
// Общество
Фото Ольги Беляковой
Фото Ольги Беляковой

Наступила весна, вот-вот пробудятся реки. О самочувствии одной из главных водных артерий региона, реки Воронеж, обозреватель «Липецкой газеты» беседует с заместителем директора по научно-исследовательской работе заповедника «Галичья гора» Владимиром Сарычевым, знакомство с которым состоялось много лет назад в большой экологической экспедиции.


Это был сплав на байдарках по Дону почти от истоков до южных границ региона, а затем возвращение к Липецку вверх по Воронежу. С тех пор за плечами Владимира Сарычева десятки таких путешествий-исследований. Минувшим летом группа молодых экологов под его началом вновь проплыла по Воронежу.


— Говорят, невозможно войти в одну реку дважды. Но, насколько знаю, в главный водоем областного центра ты входишь практически каждое лето. Выходит, пословица не права?


— Нет, древняя истина неоспорима: река каждый раз разная. Воронеж очень изменчив. Меняются русло, глубины, берега, растительность и живность. Меняются прибрежные селения и люди, живущие или отдыхающие на реке... С годами видно, как эти изменения складываются в тенденции — как позитивные, так и не очень. Но в любом случае Воронеж был и остается прекрасной рекой. Для липчан это поистине уникальный, «царский», если можно так сказать, подарок природы.


— Особенно остро я это почувствовал летом 2010 года, когда горели леса и от жары и жажды погибали березы, а реки продолжали жить. Но объясни — как? Что вообще можно сказать о водном режиме Воронежа? От чего он зависит?


— 2010 год, помимо всего прочего, наглядно показал, насколько неустойчив водный баланс в нашем лесостепном регионе. Ведь Центральное Черноземье никогда особенно и не было богатым на воду. Более благоприятными, чем обычно, оказались лишь годы, предшествовавшие 2010-му. Примерно два предыдущих десятилетия были относительно щедрыми на атмосферные осадки, что привело к постепенному накоплению грунтовых вод и подъему их уровня. Стали появляться новые родники, восстанавливаться малые реки, и, как следствие, Дон, Воронеж стали заметно полноводнее. Однако засуха 2010 года повернула процессы вспять. Многие малые реки высохли. Их в области — десятки. Сказалось это и на Воронеже. После засухи он в среднем стал маловоднее: уменьшились глубины и сток воды, замедлилось течение, более активно зарастает русло. Если засушливые годы будут продолжаться (а, по прогнозам климатологов, это вполне вероятно), то следует ожидать усиления неблагоприятных тенденций.


— И мы будем безучастно наблюдать?


— К сожалению, человечество еще не настолько могущественно, чтобы управлять погодой. Но снизить негативное влияние засушливого климата на реки — в наших силах. Сбережению водоемов — это давно известно — помогает лес. Значит, надо леса сажать и сохранять. Надо всеми силами сохранять озера, любые, даже самые малые болота — это летние резервуары рек, необходимые для их питания. Но, главное, надо кардинально изменить наше отношение к воде! Липчанам ее еще хватает. Более того, у нас прекрасные артезианские источники, и это наше счастье, которого мы, как мне видится, еще не ценим. Сейчас надо всеми силами стремиться к цивилизованному водопользованию, сокращению водопотребления. Мало кто в мире так неэффективно расходует воду, как мы.


— Когда-то речные поймы были сенокосами, распахивать которые возбранялось. Но потом сенокосы оказались невостребованными, и на плодородных почвах появились плантации…


— Распахивать речные поймы стали, в основном, в советские времена в погоне за «урожаем». К чему это привело — известно: смыв почвы в паводок, заиление водоемов, их последующее зарастание и исчезновение. Поля и огороды погубили множество малых рек, что отражается и на крупных. Пару лет назад, обследуя Раковую Рясу (приток Воронежа), остановились в заросшей бурьяном котловине у русла. Ширина реки в этом месте — 2 метра, глубина — «воробью» по колено. Немного погодя подошел к нам местный житель преклонных лет. Разговорились... Оказывается, мы стояли в центре плеса, который был здесь еще в 1940-е годы, шириной 30 метров, глубиной 3 метра, и рыбы, по словам собеседника, было полно. Вот конкретный пример последствий распашки пойм.


— А как можно оценить нынешние рыбные ресурсы реки? Что, в последние годы вообще не ловится, и какие виды, может быть, появились, как в свое время ротан?


— В целом в наших реках все виды рыб сохраняются. Для Воронежа по-прежнему наиболее привычными рыбами остаются плотва, окунь, лещ, красноперка. Относительно много щуки, не такая уж редкость — сом, судак, жерех.


Появляются и новые виды, так называемые «вселенцы». Последние из них — амурский чебачок, например, и бычок-кругляк. Первый — родом с Дальнего Востока (как, впрочем, и ротан), появился у нас в конце прошлого века. А бычок расселялся с низовий Дона и только сейчас достиг наших мест — первые экземпляры были пойманы в Дону у Галичьей горы в прошлом году. Встречается и форель, она «убегает» из прудовых хозяйств. Сейчас ихтиофауна области включает 51 вид. Но в количественном отношении не все так хорошо. Запасы ценных рыб скудеют, и рыбаки это знают. Причем главная причина этого сегодня не сбросы промышленных стоков (они нечасты), а браконьерский промысел (сети, электроудочки, подводная охота). Особенно опустошительны набеги браконьеров в нерестовый период и на зимовальные ямы.


— Что могут сделать для пополнения речных «закромов» рыбопитомники? Есть ли смысл в «инъекциях» белого амура и толстолобика, молодь которых миллионами выпускают в пруды и реки? Может, лучше разводить форель или стерлядь?


— «Инъекции» белого амура и толстолобика — традиционны. Но надо помнить, что это чужеродные для нас виды, способные не только очистить реки и пруды от излишней зелени, но и посягнуть на всю кормовую базу рек, ухудшить условия развития аборигенных видов. Поэтому такие выпуски должны быть обоснованы специалистами. Что касается форели или стерляди, то не надо переоценивать неожиданные встречи с ними: в Воронеже случайные экземпляры не приживутся. А вот выпуски молоди местных ценных рыб, например, леща, судака, сазана, были бы более эффективны.


— Время от времени появляются слухи, что некоторые, особенно любопытные, естествоиспытатели пытаются акклиматизировать в наших водоемах пожирающую все живое южноамериканскую пиранью. Ты что-нибудь об этом знаешь? Насколько велика опасность, что эксперимент удастся?


— Это не эксперимент, а случайные выпуски. Опасности от этого никакой — местная зима все «улаживает».


— Ты уже отметил, что промышленные стоки не главная причина оскудения рыбного запаса. И все ж какой ущерб наносят реке промышленные и сельскохозяйственные предприятия сегодня? Что больше всего тревожит экологов?


— Повторюсь: промышленные стоки даже крупных предприятий сейчас не столь вредоносны, как прежде. А многие заводы и вообще их не имеют, поскольку внедрили замкнутые системы водоснабжения. Гораздо хуже стоки с полей, несущие в водоемы остатки применяемых химикатов (масштабы и последствия этого еще не изучены), неочищенные бытовые и коммунальные стоки.


— Окурки на пляжном песке, радужные разводы в воде ручья от мытья в нем машины, следы активной «антропогенной деятельности» после каждого пикника… Часто такое встречается в экспедициях?


— К сожалению, повсеместно и постоянно. Стыдно все это видеть. К счастью, в последнее время ситуация начала меняться. Исследования традиционных мест отдыха на реке Воронеж, проведенные в 2011 и повторно в 2013 году, свидетельствуют: на берегах становится чище. Люди стали убирать за собой, увозить мусор, который раньше просто бросали под ноги.


— Многие годы ты ведешь научные наблюдения вместе со школьниками. Это что — педагогическая нагрузка или специально придуманная для «школяров» альтернатива улице?


— Почему только для «школяров»? В наших экспедициях участвуют и студенты, и аспиранты, и молодые специалисты самого разного профиля. Все, кого объединяет убеждение: Воронежу, как, впрочем, и всем другим нашим рекам, надо помогать сохранять красоту и «экологическое здоровье». Для этого их нужно изучать. Любая наша экспедиция — это непрерывный сбор самой разнообразной информации о состоянии и природных особенностях реки. Конечно, этим занимаются молодые, порой только начинающие исследователи, но тем приятнее вполне взрослый уровень их работ.


Есть такая истина: человек бережет только то, что любит, а любит он то, что знает. Считаю, что любовь и знания должны быть и в основе наших отношений с природой. Чем больше липчан увидят, оценят красоту Воронежа, своей главной реки, тем более бережно они будут к нему относиться и тем благополучней будет судьба водоема, природы и самого человека.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх