lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 февраля 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Ради Бога, только вернись! (фото)

17.02.2014 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Александра Юшкова

Они отдали Родине всё – силы, время, здоровье, знания. Им повезло: они защищали Отечество в мирное время, но это «обстоятельство» никоим образом не умаляет их заслуг – страна каждую секунду была в надёжных руках. В руках своих защитников


Соблазняли и запад меня, и восток,

Только им никогда я не верил.

Я прошёл и проплыл сотни мильи дорог,

Но душа вечно рвётся на север.


Эти поэтические строки Павла Великжанина как нельзя лучше характеризуют старшего механика (их тоже бывших не бывает) Николая Николаевича Спрядышева. Он прошёл тысячи миль по морям и океанам, опускался на дно морское и поднимался на гребнях волн к небесам. Как и все его собратья, а вернее, кровные родственники – моряки, – он просолен морской водой, слезами радости встреч и тоски при расставании.

Казалось бы, Липецкая область от моря, а тем более от океана, далека. Но, наверное, не зря когда-то Елец признавался портовым городом (не будем смотреть на это событие с практической точки зрения, останемся романтиками). Не зря здесь, в наших широтах, началось зарождение Российского флота, ставшего опорой государства и гарантом его могущества… Множество липецких ниточек тянется к морским далям. Одна из них – судьба Николая Спрядышева.


ФОТОГАЛЕРЕЯ


Волга, Волга


Наверное, когда семнадцатилетний астраханский паренёк Коля Спрядышев в 1943 году пошёл на войну, он не думал, что делает это ради будущего своих детей. Их у него тогда ещё не было, да и сам он был совсем мальчишкой. Он шёл защищать Родину. Окончив в Майкопе школу снайперов, Спрядышев оказался в Польше. Скорее всего, астраханская «кукушка» (снайпер, сидящий на дереве) наносила весомый урон врагу, потому что на неё началась настоящая охота, закончившая­ся тяжёлым ранением нашего бойца. Год Николай Спрядышев честно бился с фашистами, но после госпиталя его на фронт не вернули. Да и сам Николай Филиппович больше никогда не брал в руки ружья – отстрелял своё на передовой. Так что ни охотника, ни рыбака из него не получилось. Зато строителем он стал знатным. Умение всё делать своими руками и желание защищать Родину – эти две основные мужские ипостаси он передал по наследству двум своим сыновьям – Александру и Николаю.


– Я родился неподалёку от Астрахани – в селе Верхнее Калиново, на могучей русской реке Волге, – говорит Николай Спрядышев-младший. – И с пятого класса бредил морем. Десятилетним пареньком любил выходить на маленькой лодке на реку в непогоду. Причём в шторм старался плавать один. На Волге штормит будь здоров, и лодку мою бросало из стороны в сторону, как на море. Несколько раз брал с собой старшего брата Александра. Но он не разделял моего восторга – его манило небо. Он даже в армии потом служил в морской авиации. А сейчас конструирует и собирает одно- и двухместные вертолёты, на которых потом и летает.


Стихии братьев развели, но не рассорили. Александр, ещё к тому же увлечённый радиотехникой, некоторое время работал радиотелемастером, а потом, по окончании педагогического института, стал учителем истории, которого любят ученики и остерегаются родственники.


«Только затронешь историческую тему, – смеётся Николай Спрядышев, – спусковой механизм срабатывает – Александр Николаевич ныряет в свою стихию и вовлекает в водоворот всех, находящихся поблизости». Так что история для всех Спрядышевых – из разряда неприкасаемых.


А самого Николая Николаевича помимо моря всегда интересовали железки. 


– Я в своё время старый отцовский мотоцикл перебрал и катался на нём сам и девчонок возил. В шестидесятые годы велосипед у нас был, как шестисотый «мерседес» сегодня. А про мотоцикл и говорить нечего. В общем, был я первым парнем на деревне, – смеётся ямочками на щеках Николай Николаевич. – А ещё я играл на баяне и гитаре, плясал и участвовал в самодеятельности. В Севастополе во время учёбы даже танцевал в Ансамбле песни и пляски Черноморского флота. Так что уже к окончанию школы твёрдо знал: хочу быть в море именно механиком.


«Ну, погоди!»


Когда он попал служить в Севастополь, обрадовался, как складываются карты. В учебном отряде № 11 он познал все азы подводного плавания и поступил в морское училище. Через два с половиной года в звании мичмана и с дипломом механика на руках Спрядышев распределился на Балтийский флот. А спустя полгода уже старшиной команды мотористов он вновь вернулся в Севастополь: там стояло на ремонте его новое судно – спасатель «Владимир Трефолев». И тогда в 1974 году состоялся его первый большой поход – боевая служба в Средиземном море. Она длилась недолго. Вскоре команда вернулась к месту приписки – порт Лиепая. Именно в 1974 году Балтика была объявлена морем дружбы, а «Трефолев», как лучшее советское спасательное судно, отправился с дружественным визитом в Швецию.


– С нами вместе ехали много «нахлебников», то есть «нужных людей» из политотдела, продовольственной службы, КГБ. А так как штат команды не резиновый, то вместо четырёх положенных механиков оставили двух, а на их места записывались «подсадные утки». Из-за этого работать нам приходилось очень много. Но шведы-то этого не знали. К нам частенько на борт поднимались представители Королевского дипкорпуса. Особенно шведы любили приходить к нам вечерами, даже заранее занимали очередь. С закатом солнца мы устраивали киносеансы, причём показывали советские мультики. Самой большой популярностью у гостей пользовался «Ну, погоди!». А ещё они были в восторге от нашего борща, макарон по-флотски и компота.

В том же году корабль перевели на Северный флот, и Николай Спрядышев оказался в Североморске. Спасатели помогали судам надводного и подвод­ного флота, попавшим в беду. В 1976 году у берегов Канады Спрядышев с
командой поднимал экипаж разбившегося самолёта-разведчика – найденные тела двенадцати лётчиков с почестями захоронили в водах Центральной Атлантики.


– С нами вместе последние почести погибшим советским военным отдавали и канадские пограничники, – вспоминает Николай Николаевич. – Они проявили большое уважение и соблюли весь ритуал.


Были в его биографии и боевая служба у берегов Исландии, и глубоководное погружение у Медвежьего острова, несколько раз он пересекал грозный Атлантический океан, разгадывал тайну Бермудского треугольника, любовался красотами Карибского моря, разминировал Суэцкий канал, встречался с белыми медведями на Новой Земле, боролся с «тяжёлыми» водами в «горле» Белого моря, четырежды усмирял непокорный и кровожадный Бискайский залив. А ведь именно там, у побережья Франции, в 1993 году трагически погиб наш земляк Евгений Смургис.


– Мы таких мореплавателей-одиночек встречали не раз. Кто-то из команды считал их героями, отважными романтиками. А кому-то они казались сумасшедшими. Я бы в океан один не пошёл, несмотря на то, что десятилетним пацаном переплывал в одиночку бушующую Волгу.


В 1997 году Николай Спрядышев уходит под воду – переводится служить на подводном снаряде «АС-9», втором в СССР аппарате, построенном для оказания помощи тонущим подлодкам. 


– Я когда маме сказал, что служу на снаряде, она схватилась за сердце. Для неё снаряд – это что-то из военного детства. Я сын фронтовика. Мой тесть  тоже прошёл всю войну, награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Славы. Оба моих отца никогда всуе не вспоминали о фронте. Для этого существовал только один день – 9 Мая. Именно на День Победы я всегда приезжал в родительский дом – это было святое время. И вот тогда, выпив по пятьдесят граммов, орденоносцы начинали вспоминать… Мой старший внук Александр недавно написал про прадеда реферат. Мальчишку даже в Мурманске по телевизору показывали – такой пронзительный рассказ у него получился.


На долю Николая Спрядышева не выпала тяжёлая участь – поднимать затонувшие лодки. Но наши моряки были всегда готовы прийти на помощь. Поэтому учения на флоте были делом обычным. Кстати, одной из «подопытных» лодок, на которой отрабатывались спасательные навыки, была субмарина, впоследствии получившая имя «Липецк». Вот такой звоночек для «морского волка» – помимо флотских существуют ещё и другие карты, на которых есть такая земля – Липецкая область. Но тогда старший механик Спрядышев ни о чём таком (смене профессии, места жительства) не думал и не догадывался.


О море, море...


– Мне было без разницы, где плавать – под водой или на воде. Я любил и до сих пор люблю эту стихию. Тем более что я не подвержен морской болезни. Вернее, у меня её особенный вариант: во время качки я хочу кушать. На всех моих кораблях об этой особенности знали и приносили еду во время шторма прямо в каюту. У меня нет клаустрофобии. Море – это моя жизнь. Во время шторма меня обуревал не страх, а гордость за человека, его волю и интеллект. Когда сквозь огромную волну идёт «железо», которым управляет Человек – это грандиознейшее зрелище! В такие моменты у меня всегда наворачиваются слёзы, – Николай Николаевич сделал паузу, было видно, как по рукам побежали мурашки: – Ведь человек может на равных быть с Океаном. Только всегда нужно к нему относиться с уважением. Нас неоднократно накрывало с головой. Хорошо, что судно имеет герметичный корпус – всплывёт в любом случае. Мы свой «Трефолев» так и называли «ванькой-встанькой». Шутили: «Ребята, волна выше сельсовета» – значит, шторм около девяти баллов. Однажды во время восьмибалльного шторма у нас отказали все приборы и механика – корабль встал поперёк волны, то есть в самую уязвимую позицию. Судно заваливается, а мы шепчем: «Ради Бога, только вернись, только встань на прежнее место». 


В 1986 году Николаю Спрядышеву по состоянию здоровья запретили спускаться под воду. Пришлось снова переходить на надводные корабли. А механик он был, как говорится, от Бога – единственный имел доступ на пять кораблей Северного флота. 


– В 2007 году мне исполнилось 55 лет, и в мае я уволился со службы. Подготовил себе достойную умную смену и решил: пусть работают молодые. Мы внесли свою лепту в общее дело, так что пора перебираться поближе к земле. Целый год не знал, куда себя деть – обуревала такая ностальгия! Море снилось, казалось, я работаю на пароходе, готовлю главную машину к пуску, отрабатываю аварийные ситуации. Жена взмолилась, мол, заканчивай издеваться над собой… Так что ещё год я служил в… душе и во сне. А в 2008 году мой капитан позвонил и предложил сходить на Кубу – повторить подвиг 1976 года. А мы уже начали обживаться в Вербилово, приступили к строительству дома… Я сразу же бросил всё, хотя дети были в отпуске и упрашивали меня остаться. Но мне было важно выйти в море. Эти пять месяцев похода меня немного отрезвили. Несмотря на то, что там «рулили» мои ученики, которые стали великими специалистами, золотыми механиками, отношение к людям и технике у экипажа уже иное. А для меня самое главное, как для механика – три основных постулата работы: я должен знать все механизмы, должен технику уметь обслуживать и эту технику любить. 


Тогда в 2008 году одной из точек похода была Венесуэла. В это время в Каракас с официальным визитом прибыл Президент России Дмитрий Медведев, тогда же состоялись совместные российско-венесуэльские военно-морские учения. С палубы своего судна, обеспечивающего безопасность нашей делегации, Николай Спрядышев с командой видели, как на соседний корабль поднимались лидеры двух стран.

– За свою службу мы получили благодарности со стороны руководства России и Венесуэлы. Потом мы проехали по многим городам этой страны и везде к нам, к русским, – добросердечное отношение. Я вообще хочу сказать, что к русским, как раньше – к советским, во всём мире относятся с уважением. Репутацию нам подпортили только «звёздные» мальчики и девочки, веселящиеся на шикарных курортах. В Венесуэле нас на улицах сопровождала охрана. Люди там живут бедно, да и сам режим военный – просто так по городу не погуляешь. А Уго Чавес для них – бог. Это действительно так – никакой пропаганды. Ещё один общий для всей Южной Америки и Кубы кумир – Че Гевара, настоящий герой для латиноамериканцев. А Куба навсегда стала одной из моих любимейших стран. Только она не подписала Конвенцию о чистоте моря, поэтому порты там очень грязные, а вот пляжные места – прекрасные. Правда, в последнее время на Острове свободы многое коммерциализируется. Даже фотографируются местные жители с туристами только за доллары. Причём в стране два вида валюты, один вариант доллара имеет хождение только в крупных городах, а второй – в провинции. 



Точка оседлости


Так сложилось, что уже около десяти лет Николай Спрядышев с семьёй живёт в Липецкой области – посерединке между любимым Севером и не менее близким Югом. Говорит, что после многолетней службы в северных широтах постоянную жару плохо переносит, поэтому, выйдя на пенсию, решил в родные астраханские места не возвращаться. И вспомнил он, как ездил к брату жены в липецкие края в гости, как всё ему было здесь по сердцу. Взял за руку супругу Светлану и отправился на поиски земли обетованной. Две недели ездили «по липецкой губернии», присматривались, приценивались, и в последний день заглянули в Вербилово. Да тут и остались.


– Жена поначалу не очень хотела жить в деревне – привыкла к городу. А я решил, что нужно жить в своём доме, здесь и гараж под рукой, и речка, и огород, и воздух чистый. Дом отделывал своими руками. В помощниках были книги, журналы да телевизор. Даже камин сам сложил. Сделал тёплые ванну и туалет. Жена влюбилась в этот дом, и теперь мы – на родине.


Первый раз Николай Спрядышев пошёл под венец с односельчанкой Валентиной. Она родила ему двоих дочек – Татьяну и Елену. Но в кризисные девяностые годы семья не выдержала – развалилась. Вторую жену – Светлану – Николай Спрядышев встретил в Североморске, у неё подрастала дочь Ира. Так и стал Николай Спрядышев отцом трёх дочерей и дедом шестерых (пока) внуков.


– С первого июня по двадцать девятое августа у нас в доме живут пятнадцать человек. И всем хватает места и дел. В семье у нас – патриархат. Я сижу во главе огромного стола, жена, дети и внуки – по обе руки. И никто не притронется к еде, пока я не начну кушать. Два моих зятя – моряки, только сейчас поменяли профессию – обслуживают нефтяные промыслы Севера. Ещё один зять – федеральный судья Мурманской области. Девочки окончили один и тот же факультет педагогического института в Мурманске. Татьяна стала логопедом, Лена и Ира преподают иностранные языки – они владеют английским и норвежским… Я же вспомнил свой немецкий, когда однажды стояли на ремонте в Германии... 


P.S. – А если сейчас предложат выйти в море…– Пойду не раздумывая! – не дал мне договорить Николай Николаевич, и снова я увидела в его глазах слёзы. – В любое место. Хоть на надводном пароходе, хоть на подводном судне. Всё равно. Только бы – в море. В душе оно у меня постоянно плещется…

фото из семейного архива Николая СПРЯДЫШЕВА


Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: 0 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Занавес!

Евгения Ионова
// Культура

Бегущая по волнам

Евгения Ионова
// Культура

Покровские традиции

Евгения Ионова
// Культура

Когда душа хочет праздника…

Наталья Сизова
// Культура

«Союз нерушимый» для маленьких и больших

Наталья Сизова
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Без права на ошибку

Ольга Журавлева // Общество

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина // Общество

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов // Экономика

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников // Общество

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева // Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников // Экономика



  Вверх