lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 января 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Он не писал стихов, но жил поэзией

Памяти литературного критика Вл. Славецкого
17.01.2014 "Петровский мост". Владимир Богданов
// Культура
На снимке (слева направо): выпускники филфака ЛГПИ Владимир Богданов, Светлана Морозова, Владимир Славецкий, Лидия Можарова (Шуклова).

Памяти литературного критика Вл. Славецкого


В конце ноября 1998 года в Москве внезапно, по дороге на работу, скончался Владимир Иванович Славецкий. Со дня смерти талантливого критика прошло уже 15 лет. Похоронен он в столице на Митинском кладбище. Но немалая часть жизни В. Славецкого связана с Липецком: здесь он окончил среднюю школу и потом, в 1972 году, педагогический институт, здесь написал немало своих работ, опубликованных во многих серьезных изданиях.


В 70-80-е годы прошлого века литературная жизнь в Липецке была интересна и интенсивна. Тогда в областной писательской организации насчитывалось всего около десятка членов СП СССР, но помещение Липецкого отделения союза на улице Скороходова, по крайней мере, дважды в месяц до отказа заполнялось любителями литературы. И все с нетерпением ждали выступления тогда молодого, но уже опытного и признанного критика Владимира Славецкого. Вскоре его пригласили работать в столицу.                                              


…В последний день осени или же в первый день зимы 1998 года я дежурил в ночную смену в газовой службе трубного завода, куда устроился после ухода из многотиражки строительного треста. Времени свободного было много, и я позвонил Александру Адпостенкову – поболтать о том о сём. И Саша спросил меня, знал ли я Владимира Славецкого. Он умер в Москве…


Это известие ошарашило меня, долго не мог поверить в смерть Володи. Он был моложе меня на два года, ему в августе исполнилось 47… Я написал письмо его вдове Ирине. Она ответила мне, рассказала, что Володя умер 29 ноября в метро, по дороге в Литературный институт, где он преподавал, был доцентом этого вуза. Позже я узнал, что сохранилась запись его последней лекции, которую он завершил  (со свойственной ему пафосно-иронической интонацией) словами о том, что критики долго не живут. Как в воду глядел…


Пятнадцать лет прошло с тех пор, давно нет и Саши Адпостенкова, да многие уже — в  вечности…


Знал ли я Славецкого? Господи, как мне не знать человека, с которым в 1968 году вместе поступили в Липецкий пединститут и почти всё время учёбы просидели рядом в студенческих аудиториях. Конечно, общались и вне стен вуза. Семнадцатилетний Владимир Славецкий уже тогда выделялся своей внешностью, манерой держаться. Высокого роста (180 см), с красивым (так и хочется сказать —  одухотворённым) лицом, тёмными выразительными глазами, изящными движениями (Володя занимался в танцевальном ансамбле «Грация», считался одним из лучших танцоров, его фото с партнёршей украшало афишу выступлений знаменитого в то время коллектива), непередаваемыми интонациями в голосе, он не мог не привлекать внимания людей. Я был почти полной противоположностью, уже с первого курса носил бороду, которую Володя отпустит намного позже. 


Незадолго до его смерти мы случайно встретились в центре Липецка: он ненадолго приезжал в родной город по делам. Он очень изменился, став ещё более заметным в любой толпе. Седеющая борода очень шла ему...  А тогда, в студенчестве, Володя тщательно выбривал пробивающуюся поросль на лице, ухаживал за своей причёской (носил средней длины волосы, зачёсывая их назад), следил за модой, одевался в ателье… Красивый был человек. Помнится, как Юрий Нагибин, который вёл семинар молодых литераторов в Липецке в мае 1982 года, спросил, увидев Славецкого: кто этот импортный юноша? 


Я же не придавал особого значения ни одежде своей, ни внешности. Много курил.  Володя тоже покуривал, но скорее за компанию. Мы с ним почти сразу сдружились, я был постарше, и рафинированному Володе, может быть, как раз и не хватало моей грубоватости, простоты в общении с людьми…


Мы попали в одну группу так называемых литераторов на историко-филологическом факультете ЛГПИ. Учился Володя легко, обладая прекрасной памятью и даром красноречия. А уж трудолюбию его можно было позавидовать. Слушать Славецкого на семинарах —  наслаждение, так артистично он умел подать даже простенькие мысли при обсуждении изучаемых произведений. Преподаватели частенько поднимали и его, и меня, приглашая высказаться, считая нас способными оживить разговор, вовлечь в него заскучавших студентов. Особенно любил это делать Семён Теодорович Вайман, профессор, читавший циклы лекций по  зарубежной литературе.


Славецкий вскоре серьёзно увлёкся поэтами начала ХIХ века —  Е. Баратынским, К. Батюшковым, об элегиях которого написал блестящую работу. На зависть педагогам сумел пробиться с ней в престижнейший журнал «Филологические науки». Кстати, он рано начал печататься в различных изданиях, в конце его жизни список опубликованных им работ насчитывал несколько сотен.


Володе, казалось, всё давалось без особого напряга. Он, к примеру, мог запросто во время какой-нибудь лекции сочинить длиннейшее посвящение в стихах, конечно, не придавая им особого значения и не считая поэзией. У меня хранится такое, из осени 1970 года, посвящённое мне: листочек в клетку из общей тетради, сразу — беловик, с одним исправлением, украшенный виньеткой (их он любил оставлять рядом с  текстом). Конечно, сейчас смешно читать эти незатейливые строки (впрочем, наоборот, затейливые), но в них и сегодня слышу ту непередаваемую — с пафосом и иронией —  интонацию, с которой мог  говорить только он.


 


На снимке (слева направо): выпускники филфака ЛГПИ Владимир Богданов, Светлана Морозова,

Владимир Славецкий, Лидия Можарова (Шуклова).


Привожу эти строчки (упомянутый в них Барышников Евгений —  это наш преподаватель Евгений Петрович, выдающийся знаток русской литературы ХIХ века, особенно творчества Толстого и Достоевского, давно покойный. Господи, какие были у нас учителя!). 


Живёт на свете Вова —  гений,


он Пушкин новых поколений.


Скажу, друзья, вам без зазрений  –


Барышников (тот, что Евгений)


со мной согласен без сомнений…


Он столько перенёс гонений,


страданий всяческих, волнений,


он массу испытал томлений


и сладострастных наслаждений


среди вина и воскурений.


Не признаёт он возражений,


всегда в пылу больших сражений


(то есть словесных выступлений),


по воле божеских велений


и романтических видений


достигнет чётких заключений,


познает счастье  одолений


и благодарных восхищений…


Он наш пророк, он — Богом дан!

                                        29 октября 1970 г.


Не раз бывал Володя у меня  в гостях, особенно летом. Я жил в частном доме (да и сейчас живу там же), безо всяких удобств, с печным отоплением, с колодцем во дворе, но зато с буйным садом, огородом, где родители (а теперь я сам) выращивали  разные овощи, зелень… Мы усаживались где-нибудь под деревом (чаще под грушей в глубине, у забора) и беседовали, попивая домашнее вино из яблок. Этого сидра готовились у нас десятки литров… Моя пожилая мать (я поздний ребёнок), полуграмотная, простая женщина, отменно готовившая и любившая угощать, звала Славецкого  «красавецем»… 


Володя рано женился, его брак с Ириной Алексеевой был удачным. Ира сумела сотворить уют в доме, создать, что называется, необходимые условия для работы мужа. Замечательны их дочери — Алина и Виктория. Через пару лет после смерти Володи я встретился с Ирой и младшей дочерью Алиной, они  отдыхали летом на берегу Матырского водохранилища, в районе «Паруса», где много лет за ними  закреплён был домик, здесь часто гостил и Володя. Я тогда навестил Иру и Алю, это была наша последняя встреча.


Отслужив после вуза в армии (как странно представить Славецкого в ее рядах, но тем не менее), он почти всецело отдался творческой работе, защитил  кандидатскую в Минске, кажется, по Якубу Коласу. Володя неплохо владел белорусским, украинским и польским языками. Писал для периодики рецензии на поэтические сборники, принимал участие во всероссийских семинарах молодых критиков, во  Всесоюзном совещании молодых  писателей. Там его приметили и вскоре пригласили работать в Москву, в журнал «Литературная учёба». Талантливый критик и литературовед, он выпустил несколько книг, вступил в Союз писателей СССР, закончил ВЛК —  Высшие литературные курсы при Литинституте. А вскоре Владимир Иванович Славецкий и сам стал преподавать в этом единственном в своем роде в мире вузе…


Он работал запойно, может быть, поэтому и надорвался.


– В Липецке он прожил бы дольше, – сказал я Ирине при встрече, – может быть, зря переезжали…


– Ну что ты! —  ответила Ира. —  Володя нашёл здесь что хотел. Он мог пообщаться с людьми, о которых писал, профессионально поговорить о любимой литературе, в любой момент сходить в театр, на выставку… Володя купался во всём этом…


Вл. Славецкий (он  любил подписываться именно так) очень много успел сделать. Но сколько осталось незавершённого, сколько он унёс с собой в вечность… И там на него многие будут оглядываться. И в компании великих он не затеряется, ему есть о чём побеседовать с ними…


Славецкий не писал стихов, но был поэтом —  в своём творчестве, в любви к поэзии, жил ею…


Узнав о смерти Володи, я почти сразу, в декабре 1998 года, написал строчки о нём, даже публиковал их, но без привязки к нему. Теперь хочу, убрав одно четверостишие, как говорится, расставить всё по местам.


Умер друг в суете московской,


по пути на работу, в метро.


Молодой был, с внешностью 


броской,


и прекрасно владел пером.


Говорил о пришедшем хаме,


для которого правда —  ложь…


И стихами он жил, стихами…


Только разве на них проживёшь?


Видно, он напоролся на рифы


в бурном море по имени Факт.


Сердце с временем билось 


не в рифму:


называется это —  инфаркт.


Умер друг в толчее столичной.


Запоздалое вслед «прости»…


У поэтов бытует обычай –


умирать, не прощаясь, в пути…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Придумай, сделай, прикати!

 Анна СОЛНЦЕВА
// Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Арт-терапия в красках

 Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ
// Общество

Зарядились «Энергией лета»

Ирина ОВЧИННИКОВА
// Спорт
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх