lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
17 января 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

У совести прощенья попрошу...

17.01.2014 "Петровский мост". Алексей Колядов
// Общество

САШОК


После недельной конторской маеты Сашку спалось безмятежно — почти так же, как в лучшие его — с тридцати до сорока пяти — годы. Конечно, он и сейчас в свои пятьдесят с хвостиком ничего еще мужик: незнакомки бальзаковского возраста — самые сладкие для интимных утех — случается, с интересом оглядываются, сталкиваясь с ним на улице ли, в кафешке или театре. И не просто оглядываются, а идут, если уж так сильно захочется ему, до конца. Сколько их было, таких «бальзаковских», чуть помоложе или совсем юных, почти нимфеток, а порой и умудренных опытом матрон, в его донжуанском списке? Когда-то, воодушевленный пушкинским примером, начал его составлять. Дошел до ста пятидесяти, обогнав в том Александра Сергеевича, утомился и бросил. И то: знаменитый тезка его прожил  считанные годочки (тридцать семь, кажется), которые для него, Сашка, всего лишь часть жизни. Незаконченной к тому же: еще погарцует, даст Бог, и еще не раз ощутит под собой приманчивое женское тело. И пусть славой им не тягаться — он всего лишь песчинка по сравнению с Александром Сергеевичем, — еще не известно, кто из них счастливее. Тот, великий, умиравший после роковой дуэли в конвульсиях плоти и томлении духа — изменяла или нет ему Натали? — и он, маленький-маленький, всего лишь чиновник районного масштаба,  никогда не сомневавшийся (и поделом!) в  супружеской верности его Сашеньки, не «подарившей» ему, как Натали Пушкину, своего Дантеса.


Да, так уж случилось, в их семье двое Саш: он — Сашок, и она — Сашенька. Под себя подбирал половинку — верную и нескандальную. Тридцать пять лет они не разлей вода — единое целое. Двоих детей воспитали и выпустили в свет. Ни одной ссоры серьезной (несерьезные не в счет, как без них?), ни одной претензии с ее стороны, как бы долго ни задерживался «по работе», что бы ни говорили досужие языки о его якобы похождениях на стороне. Только спросит ласково: «Ведь они все выдумывают, Сашок? Правда?». И он согласно кивнет: «Конечно, выдумывают, Сашенька! Просто завидуют нам. Не обращай внимания! Ведь ты у меня — умница!» 


Конечно, умница. Вот уже лет пять, с тех пор, как переболела Сашенька раком, перепробовав и нож хирурга, и химиотерапию, физическая близость между ними как-то сама собой почти сошла на нет, даже спят они (благо, большой дом их после отъезда в Москву детей пустоват) в отдельных спальнях. Поначалу думалось: проблем с Сашенькой теперь ему не избежать! Как же: с молодости ощущал себя в сексе гигантом, хватало и на подружек, и на женушку. Бывало, приедет за полночь весь выжатый очередной игруньей — Сашенька лишь жалостливо улыбнется, словно упрекнет: «Не стыдно тебе, Сашок?». А у него — откуда только силы брались? — к ней верный подкатец: «Как я соскучился по тебе, милая! Быстрее, быстрее в постельку!» Ну какая жена после этого всерьез упрекнет муженька в неверности? Сашенька, во всяком случае, не упрекала. 


Она и сейчас — в пору их почти раздельного ночного проживания — не жалуется на него. Перепадет разочек — в недельку ли, в месяц — что-то подобное прежнему — и на том спасибо. А порой ей и того не обламывается. Вот как сейчас. Сашок сладко потянулся в постели, вспоминая  недавний отпуск на курорте. Уезжал, понятно, без нее, по профсоюзной путевке. И, конечно же, не пожалел: было с кем оттянуться! Не до нее и всю неделю после отпуска. Как-никак на нем — целая контора: пятнадцать человек штата, легковая машина. За всем — глаз да глаз. А тут еще — семинар двухдневный в областном центре. Со всеми заморочками и приятностями. Сашок зажмурился, вспоминая, как соблазнительно выглядела в постельке Антонина — его коллега из соседнего райцентра, моложавая и спортивная. Она, точно, не Сашенька с ее горестными складками на щеках и обвисшим животиком…


— Сашок, тебе чай или кофе? —  В голосе жены предупредительность и внимание. 


И вся она, заглянувшая в осторожно приоткрытую дверь спальни, — в непременных утренних бигудях, миленьком атласном халатике, подаренном им ей на день рождения, ласковая и удобная для жизни. Вот ведь и поздний (ближе к полудню) завтрак в постель для любимого мужа по выходным — с первых лет замужества продуманный ритуал, как бы негласное условие  их семейного договора: ты — материальное обеспечение, я — забота о тебе и детях! Да и что ей остается, мелкой служащей собеса…


— Пожалуй, чай! —  Сашок заученно улыбнулся и потянулся к газетам, стопочкой лежащим на прикроватной тумбочке. 


Их туда всю неделю складывала Сашенька, зная, что другого времени на чтение, кроме воскресного утра, у него не остается. Пока он лениво просматривал их городскую газету, Сашенька успела причесаться, сервировать передвижной столик — чай, сливки, бутерброды с колбаской и сыром, все, как обычно — и вкатить его в спальню. Поставила столик рядом с кроватью и присела на краешек постели, в его ногах.


— Поедешь сегодня  на рыбалку, Сашок? — она старалась говорить естественно, но виноватость так и звучала в ее голосе. — Может, возьмешь меня с собой? Что-то хочется!


Сашок вздрогнул и чуть не уронил чайную чашку на простыню:


— Черт!.. 


— Заодно искупались бы в пруду, — торопливо закончила Саша. — День-то сегодня какой теплый!


— Но ты же знаешь, — Сашок рассерженно посмотрел ей в лицо и рывком (армейская привычка, оставшаяся у него на всю жизнь), чуть не столкнув Сашеньку, сел в постели, свесив ноги на пол. — Я на рыбалке люблю один. Ты же червяка сама не насадишь!


— Хорошо! Езжай один  — раз так! — покорно согласилась Саша. — А я к маме схожу. Что-то прибаливать стала она. 


Взволновавшись, она покраснела и необычно, по-молодому как-то похорошела. 


— Извини, Сашенька, — Сашок почувствовал себя виноватым. — Я вовсе не хотел тебя обидеть. Ты же знаешь: воскресенье — мой день. Завтра после работы, если захочешь, поедем на пруд: искупаемся. А сейчас,  — он подвинулся к ней и ласково взял за руку, — иди ко мне. Ты  такая красивая…


Умиротворенные и довольные друг другом, они немного еще повалялись в постели, а потом каждый занялся своим делом: жена — подготовкой его летнего воскресного «тормозка» — бутылка  сухого, колбаска там, что-то из овощей, фруктов, а Сашок побрился, почистил зубы и пошел в гараж — собираться на рыбалку.


Скоро туда пришла и Сашенька. Положила в багажник их повидавшей виды, но еще вполне приличной «десятки» рядом с удочками и спиннингами «тормозок» и участливо заметила:


— Что-то давно ты рыбки не привозил домой! Перевелась, что ли, она?


Сашок внимательно посмотрел на жену: не с подвохом ли ее вопрос? Но ничего подозрительного не уловил ни на ее лице, ни в тоне голоса и разъяснил, как маленькой:


— День на день не приходится! Да и рыба для меня, ты же знаешь, не главное. Просто побыть на природе, насладиться процессом…


— Понятно! — кивнула Саша, ласково касаясь мужниного плеча. — Поосторожнее за рулем! Береги себя…


Вырулив за окраину райцентра на областную трассу и вспоминая сцену проводов его женой, Сашок не без самодовольства ухмыльнулся: «Ну и дает Сашенька: «Не перевелась ли рыбка?» Это — смотря какая рыбка! Та, что ему интересна, — с человеческим обликом — вряд ли переведется, даже захоти он. Вот ведь Юленька — давняя неудовлетворенная страсть его — не выдержала, позвонила вчера на сотовый: «Приезжай завтра ко мне — есть  кое-что… для тебя. Не пожалеешь!» Помолчала и добавила язвительно: «Если твоя… красавица неописанная отпустит. Но ты же не скажешь, к кому едешь?!»


Конечно, не скажет! Ведь у Сашеньки при одном только имени Юльки настроение сразу падает. А ведь какие подружки были верные: вместе и на работе в ДК, и дома  (в одной комнате общежития), и на гулюшках. А до того одно культпросветучилище закончили в областном центре  (Юлька — на хореографа училась, а Саша — на массовика-затейника). С ней, с Сашей, он первой познакомился на вечере в ДК. Тогда после института его направил райком на курсы руководящих работников, и вечером от нечего делать он пришел в Дом культуры на танцы. Перед танцами — обязательное для того времени «мероприятие» — то ли бег в мешках на шутливый приз, то ли еще что-то столь же «завлекательное». Руководила всем этим действом Саша, очень ему понравившаяся: энергичная, но без неприятной командирской властности, тактичная и скромная. Уж он так старался, так старался ради нее, что не мог не победить на соревнованиях!  Как победитель пригласил ее потанцевать, а к полуночи, после закрытия ДК, пошел провожать. Она его потом, на свою голову, и с Юлькой познакомила. 


Та ему сначала не понравилась: уж очень властная и моторная — все время в движении, в действии. Его, сибарита по характеру, такая энергия просто пугала. Но чем брала Юлька — статью. И еще — красотой. Ну просто Венера! Не влюбиться в нее было трудно, и он поддался, несмотря на слезы и страдания Саши, переселившейся по такому случаю в другую комнату общежития и переставшей разговаривать с Юлькой даже по работе. Те два сумасшедших месяца, что он крутил с Юлькой, остались в его памяти кошмаром: не жил, а только думал о ней, с кем она сейчас, чем занимается — уж не этим ли таким желанным, но запретным (для него, во всяком случае) делом? 


Да, как ни смешно ему сейчас признаваться (при одном только воспоминании об этом Сашок досадливо заерзал на сидении и  так неосторожно крутанул руль, что чуть не вылетел на обочину), Юлька ему по-настоящему ни разу ничего не позволила. Ну так только: исцеловать всю до изнеможения да слегка погладить запретное. Чуть что: «Женись и делай, что хочешь! А так — нельзя!» Не то, что Сашенька: поддалась, а теперь страдает! Хотел было жениться на Юльке. Да остановило ее повелительное: «Кольцо покупай с бриллиантом! Не скупись!» Хорошо было ей говорить: не скупись. А на какие, интересно, шиши было разгуляться ему, сыну слесаря из местного ПМК? Учился на сущие копейки, а когда получил диплом, зарплату в конторе, как и всем в те времена, дали самую скромную. В общем, так получилось,  что в свой маленький районный городок к себе Сашок (так первой стала называть его Юлька, чтобы не путать с Сашенькой, а потом и та привыкла) увез женой не Юльку, а Сашу, сразу все простившую ему и ничего от него не ждавшую, кроме ласки.


Юльку он после этого за тридцать лет не видел ни разу. Доходили слухи, что была дважды замужем, но не слишком удачно: расходилась. По службе ей повезло больше: руководит то ли ДК, то ли концертным залом.  Стала еще более заносчивой и властной, утратив толику красоты, но не растеряв привлекательности. В этом сам убедился, встретив ее недавно  в сочинском пансионате. Жили почти рядом, на одном этаже, встречались в кафе и на пляже и, конечно, друг за другом невольно подсматривали. Нет, в душе у него к ней, конечно, ничего не ворохнулось — так, разве что мужское любопытство. Да и она смотрела на него холодно и, пожалуй даже, высокомерно, здоровалась кивком, а когда назвала по имени, представляя землячке и своей соседке по номеру — смешливой блондинке Марии, то ее фразочка «Это Сашок, дорогая, мой … приятель молодости» прозвучала уничижительно, словно «Это мой кот Васька, дорогая!» Ну да он и не комплексовал: кот да не твой, милая Юленька! Нескольких партнерш — самых лучших в пансионате —  поменял за смену, даже с Марией переспал разочек в отсутствии Юлии, когда та уехала в горы на экскурсию. Наверное, та дала ей номер его сотового.  Интересно, что хочет она сообщить ему? Не хотелось ехать, да поосторожничал: а вдруг Юля выйдет на Сашеньку, сообщит ей про Марию! Нет уж, лучше потратить полдня да решить все, по возможности, тихо-мирно…


До областного центра Сашок добрался за полтора часа. Десяти-этажный дом Юлии на окраине нашел быстро. Переложил в портфель, который всегда возил в салоне, Машенькин «тормозок», годный на все случаи жизни, и поднялся на пятый этаж. Юля открыла дверь сразу, поразив прекрасно сшитым, даже щегольским платьем, выгодно подчеркивающим формы, замысловатой прической и дорогой парфюмерией. От ее оценивающего взгляда он невольно поежился: угораздило его отправиться к ней в своем походном — мятых джинсах да дешевенькой тенниске, — как на рыбалку. В таком наряде да с портфелем он выглядел, наверно, комично рядом с ней в ее со вкусом меблированной  квартире. Чуть упав духом, но не утратив до конца уверенности, прошел за хозяйкой в зал, высматривая столик, куда выложить «тормозок». Но не успел расстегнуть портфель, как догадливая Юлия опередила:


— С джентльменским набором, наверное? Винцо, надеюсь, не то же, что прежде, за рублик? Не трудись: не понадобится! 


Голос ее звучал сухо и насмешливо. Сашок уже хотел обидеться на «язву»: зачем  вызывала, если не нужен? Но она опять взяла инициативу в свои руки, усевшись на диван и указав ему место напротив, в кресле. 


— Садись и слушай! — Посмотрела на его напрягшееся лицо и чуточку, словно пожалев, помягчала: — Ты уж извини, Сашок, миссия у меня неприятная. Не взялась бы ни за что: решишь, мщу… за прошлое. Но Мария — думаю, ты помнишь ее — меня очень просила… встретиться с тобой и кое-что сообщить…


Она помолчала и, наконец, выдала, отведя от него глаза: 


— Нехорошие у вас дела, Сашок: Мария-то вич-инфицированная. Просила тебе сказать об этом!


От неожиданности Сашок даже открыл рот и тяжело задышал: 


— Не может быть! Как она могла?!


Юля понимающе и сочувственно кивнула:


— Она не знала. Проверилась после отпуска по случаю, и результат — положительный. Обычно в таких случаях идут по цепочке —  проверяют всех партнеров. Но тут, — Юлия сделала многозначительную паузу, — исключение. Лаборантка — Машина приятельница, и конфиденциальность гарантирована. И все же лучше не жди и проверься сам! И еще советую: ограничь контакты! Сашеньку жалко… Как ты теперь с ней? Простит тебя?


На Сашка было страшно смотреть: лицо его исказилось, от ярости он захрипел:


— Гадина!.. Грязная!..


— Нет, она не гадина, Сашок.  Не грязная. Просто вам не повезло обоим. Не предохранялись ведь? Да?


Юля еще о чем-то спрашивала, совала ему в одну руку какую-то бумажку, в другую портфель и почти бежала за ним в прихожую, а потом на лестничную площадку, к лифту. Сашок не смотрел на нее и только бормотал:     


— Гадина! Гадина!


Добежал до машины,  кое-как открыл дверь и плюхнулся на сиденье, выронив из ладони скомканный листочек. Вспомнил: его сунула ему Юля. Что-то важное? Да, это записка: «Позвони! Маша». Трясущимися от негодования пальцами набрал ее номер. Ожидал чего угодно, но только не этого:


— Саша, не волнуйся! В лаборатории что-то напутали. Результат — отрицательный! 


У Сашка что-то словно оборвалось внутри:


— Ка-ак?! Что за шуточки? А Юля?! Что ты ей наговорила?! 


— Прости! Мне самой только что позвонила подруга. Юльку я не успела предупредить. Ты — первый!


Мария еще что-то говорила о безалаберности приятельницы («В субботу уже было известно, но она закрутилась, дурища»), о своем недавнем отчаянии «с балкона собиралась броситься», он слушал вполуха, уже догадываясь, что над ним, скорее всего, просто изощренно поиздевались, и отключился, не попрощавшись.     


Через полчаса он ехал по знакомой трассе домой и внешне выглядел ничуть не изменившимся: достаточно поживший, но еще не поставивший на себе крест мужчина. И только он один знал: что-то в нем кардинально изменилось. Навсегда?  


Остальные рассказы читайте в журнале "Петровский мост", №4, 2013 г.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 20 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +7 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Творцы гармонии искусства

Сергей Малюков, laavo7@yandex.ru
// Культура

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Образование

В диалоге с депутатом Госдумы

Елена Леонидова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Корона для «Мисс Творчество»

 Анна СЕРГЕЕВА // Образование

Не работа, а сказка

 Юлия СКОПИЧ // Общество



  Вверх