lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
16 января 2014г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Поклониться Дарам волхвов

Корреспондент «Липецкой газеты» отстояла многочасовую очередь в храм Христа Спасителя
16.01.2014 "Липецкая газета". Нина Вострикова
// Общество
Фото сайта patriarchia.ru

В Москву я не собиралась. Но в пятницу вечером включила телеканал «Союз» и услышала рассказ старца со Святой горы Афон, где хранятся Дары.



С экрана показали серебристые коробочки с золотыми изделиями в виде 28 небольших подвесок различной формы, искусно украшенных орнаментом в технике филиграни. Святыне более двух тысяч лет. К каждой из этих золотых пластин на серебряной нити прикреплены бусины, состоящие из смеси ладана и смирны. 


— Дары волхвов — одна из немногих святынь, которых касалась сама Богородица, — сказал монах.


Золотые пластины впервые покинули святую гору и были привезены в Москву. Через несколько часов автобус вез меня в столицу.


Папа, дыши!


Дождливое субботнее январское утро. В начале седьмого выхожу на станции метро Кропоткинская. Вагон наш был полон, несмотря на выходной день и ранний час, все последующие — тоже. Большинство пассажиров устремились быстрым шагом к главному храму Москвы.


На станции — целый взвод полицейских. Они-то нас и направляют в обход по стрелочке. И вот он благодарственный храм-памятник Христу Спасителю. Купола подсвечены и сияют в кромешной темноте. Но любоваться красотой святыни долго не пришлось. Люди обгоняли меня, некоторые почти бежали. У первого турникета, в непосредственной близости от храма, меня остановили.


— Здесь только инвалиды, вам туда, — показал мне путь вдоль широкой улицы, размытой дождем, мужчина, одетый в форму сотрудника МЧС.


За ограждения, предъявляя удостоверения инвалидов, проходили больные люди. И даже колясочники показывали документы. Один из них, укрытый пледом пожилой человек, обращался к девушке, сжимавшей ручки коляски так, что белели тонкие пальцы.


— Дочка, пойдем отсюда, я не выдержу, вон объявили, что только в восемь волонтеры подойдут. Это еще два часа ждать, и не факт, что они нас выберут, — тихим голосом говорил бледный старик. — Валечка, дай лекарство.


— Папа, потерпи, нельзя так часто обезболивающее, — строго сказала девушка. — Ты дыши, дыши. Влажный воздух тебе полезен. Представь, что мы на море. Папка, помнишь мое детство в Лазаревском? Мы тогда вместе плавали…


Старик молча заплакал. Слезы смешались с дождем. Девушка достала заправленный лекарством шприц и уколола вену на запястье отца. Вдруг я поняла, что в инвалидном кресле — не старик, а мужчина лет сорока, не больше. Просто болезнь состарила человека.


В щель турникета пропускают беременных, женщин с грудными детьми в сумках-переносках и в колясках. Подходит группа цыган, все беременные, даже барон — и тот вроде на сносях.


— Я их сопровождаю, послушай, моего табора женщины, пропусти а? — говорит барон, распуская массивный зонт над охранником, сует ему купюру в ладонь.


— Да что вы себе такое позволяете, — сурово отмахивается тот от взятки. — Уберите! Пусть проходят все, кроме последней. У нее подушка под плащом. Я вас насквозь вижу, в разведроте служил.


И пожилая чавелла с подушкой уходит вместе с бароном.


— Ну почему вас так много при одной коляске? — вопрошает страж правопорядка следующих паломников. — По одному с коляской.


— Мы — родители, пожалуйста, пропустите, у нашего малыша ДЦП, — просит молодая пара. — Когда я кормлю его, муж за спинку мальчика поддерживает. Ему больно, понимаете вы, больно!


Их тоже пропускают.


С молитвой за Россию


Появляются журналисты телеканала ОРТ, начинают снимать сюжет.


— Да нам не впервой уже. К поясу Пресвятой Богородицы стояли, дважды давали интервью, — рассказывает немолодая женщина. — А к кресту Андрея Первозванного когда шли, ко мне трое журналистов подходили. Один из них никак не мог понять, почему к «иконе» столько народу стоит. Я ему объясняла, что крест — это не икона, а стоят по вере и каждый со своими чаяниями.


— А вы с какими мыслями стоите? — спрашиваю.


— Я за Россию молюсь, — просто говорит женщина. — У меня двое сыновей, оба военные. Если война начнется, им придется воевать. А я не хочу войны. У меня еще и внуков-то нет! Живу я в Ховрино (один из окраинных районов Москвы). Пришлось ночевать сегодня у сестры на Ленинградском проспекте. Оттуда я быстро добралась с первым метро. А вот она не смогла приехать сюда. У нее ноги больные. Так что я молюсь за весь наш род. Правда, живых нас меньше, чем умерших. Но ведь у Бога все живы!


С Богородицей к Дарам


В очередь я встала у станции метро «Спортивная». Впереди огромный многотысячный ручей. Накрапывающий дождик усилился. Люди достали полиэтиленовые накидки, дождевики. Рядом пожилая женщина доела бутерброд, чтобы освободить пакет и прикрыть им голову от капающей с темного неба воды.


— Зонт не брала, потому что знаю: сил не хватит его держать, руки слабые, — говорит она. — А ноги — сильные. Я в молодости московский метрополитен строила. Тяжести носила. Выдержу.


В очереди интересуются, сколько же лет Анне Тимофеевне — так зовут паломницу.


— Мне 78 будет на Крещенье, но здесь и постарше стоят, — отвечает она.


Паломники заботливо просят бабулечку перейти в очередь инвалидов, но она возражает.


— Я не инвалид, здоровая, — и улыбается светлой улыбкой. — Хоть с людьми пообщаюсь, а то дома с кактусами разговариваю. Они зацвели у меня на Рождество под образами. Вот тогда я решила, что пойду к храму Христа Спасителя Дарам волхвов поклониться.


— Для чего? — спросил кто-то из очереди.


Бабулечка задумалась и ответила не сразу.


— А я и не знаю для чего, Господу это ведомо, раз я здесь, — сказала она. — Давайте помолимся Богородице, она нас и приведет к Дарам, которые в своих ручках держала. Хранила и берегла.


— Вот ты знаешь Богородицу? — спрашивает Анна Тимофеевна парня с ирокезом.


— Нет, я только «Отче наш».


— Вот и читай «Отче наш»!


Шел пятый час нашего стояния, и кто-то хотел присесть, а кто-то — чаю горячего. Все термосы были выпиты, потому что чаем и съестными припасами делились. Меня дважды угощали тульскими пряниками туляки, а женщины-украинки — сальтисоном, чем-то вроде холодца из свиной головы.


— К нам приезжайте, в Почаевскую Лавру, мы ведь из Почаева. Мы телефон сестры Дарьи оставим, она всегда дома, — приглашала молодая украинка.


Очередь к священной реликвии Афона продвигается динамично, но не так скоро, как хотелось бы. Мужчина-бурят, заметивший, как я опустила в урну вымокшие насквозь перчатки, накрывает меня клеенкой.


— Так-то лучше, — улыбается. — Не мерзни давай! Чуть-чуть осталось! Сейчас брат придет, жареного барашка принесет, веселей будет!


Плоть слаба, дух силен


Храм Христа Спасителя находится на берегу Москвы-реки, а к противоположному берегу от него идет пешеходный Патриарший мост. Этот мост — хорошее место для фотографии. С него открывается вид как на сам храм, так и на Москву-реку с Кремлем вдалеке или на памятник Петру Великому, который так же хорошо виден с этого моста. Здесь многие фотографируются, потому что ближе к храму съемки запрещены. Любительские, по крайней мере, точно.


Вдруг наша Анна Тимофеевна села на ледяной мокрый асфальт, успев расстелить газету. И голову опустила. Ни стона, ни жалобы. Ее кинулись поднимать мужчины.


— Нет, не надо, я посижу и догоню вас, вы только признайте меня, — слабым голосом просила она и на глазах бледнела, как мел. — Что-то голова закружилась.


Наблюдатели из оргкомитета по доставке святыни возникли как из-под земли. Тут же по рации вызвали «скорую помощь». Но Анна Тимофеевна не хотела потерять возможность поклониться Дарам. И согласилась переехать на машине в ту самую, льготную очередь, которая ближе всех к храму.


С ЧП быстро переключились на полевую кухню, которую организовали у автобуса волонтеры. Под дождем щедро раздавали горячую пшенную кашу, чай с булочками.


В очереди, которая растянулась по всей Фрунзенской набережной — более 25 тысяч человек, в основном женщины. Коснувшись святыни, одни хотят попросить у Бога здоровья себе и детям, другие — достатка.


Золото волхвов


И вот мы входим в храм, где нас слегка подгоняют охранники. «Крестимся заранее, кланяемся… и проходим!» Перед моими глазами внезапно появляется ковчег с филигранными золотыми пластинками и шариками. То ли золото ослепило глаза, то ли от перемены воздуха и освещения, а скорее от счастья голова пошла кругом. Касаюсь золота губами, всем лицом, и меня тут же оттесняют позади стоящие. Я как-то беспомощно оглядываюсь на ковчежец, готовая расплакаться. Кажется, внутри пустота. Ничего, кроме пустоты. Несколько секунд нахожусь в недоумении, стряхивая капли с насквозь промокшей одежды. И вдруг понимаю, что Дары не остались лежать на аналое, а перешли в сердце! Это ощущение не прошло и в автобусе, которым возвращалась в Липецк, боясь утратить то невместимое, что вместила душа. От воздуха и многочасового пребывания на холоде сразу уснула. Мне снились лица людей, с которыми я семь часов отстояла в очереди. Только их земные заботы обо мне помогли прикоснуться к святому, почти небесному.


Липецк—Москва—Липецк.


Р.S. С 7 по 13 января святыня находилась в храме Христа Спасителя. Затем ее перевезли в Новодевичий монастырь Санкт-Петербурга, а потом Дары доставят в Дом милосердия в Минске и в Киев, где с 25 по 30 января они будут находиться в Софийском соборе Киево-Печерской Лавры.
Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +5 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество



  Вверх