lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
27 декабря 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Ельчанин по призванию

27.12.2013 "Липецкая газета". И. Неверов
// Общество
Юрий Каверин (слева) и исполнительный директор правления Союза геральдистов России Константин Мочёнов.

Я не спорю:  об умерших либо хорошо, либо ничего. Но  не могу промолчать: Юрий Васильевич Каверин бывал сердит, придирчив и даже мелочен. К примеру, нам, журналистам, каждое лыко ставил в строку. Случалось, прочитает заметку о своем любимом Ельце и ну гневно сверкать огромными, выразительными глазами, которые казались моложе всего остального в его вполне ветеранском облике лет на пятьдесят. «Да кто ж так склоняет название реки Воргол! — возмущался он, будто  ему  нанесли личную обиду. — В родительном и прочих падежах надо писать не Воргола, не Ворголу, не на Ворголе, а Воргла, Ворглу, на Воргле».


Даже в последнем письме в нашу газету он  поделился  саркастическим наблюдением. В телепередаче  о самых драматичных днях обороны Москвы Юрий Васильевич услышал реплику журналиста: «Немцы в бинокль уже разглядывали сталинские высотки». Каверин насмешливо прокомментировал: «Далеко глядели фашисты: высотки-то  достраивали в 1954-1955 годах, уже после смерти  Сталина».


Не умел он прощать глупости и промахи, если дело касалось русской истории,  дорогих для него героев и событий прошлого.  А особенно  ставшего ему родным Ельца. Он иногда с юмором говорил о себе: «Я — елецкий националист. Ельчанин — моя национальность  и призвание».


Некрологов в газете удостаиваются обычно люди пусть не прославленные, но  известные: герои, академики, народные артисты, крупные начальники. Каверин к  разряду этих избранных не принадлежал. Он был просто учителем. Что с того, что Юрий Васильевич лет сорок, а то и все пятьдесят  преподавал мальчишкам и девчонкам физику? Это тянет от силы на  соболезнование из восьми строчек  на последней газетной странице. Но и его не случилось. С полгода назад, чувствуя, что здоровье  на исходе и ему с женой не обойтись без помощи близких, Каверин уехал в Подмосковье к сыну. Так что о его смерти в Липецке многие узнали с опозданием. Вот и эти заметки я пишу спустя несколько недель после похорон.


Все-таки странно представить: он больше никогда  не переступит порог моего редакционного кабинета, громогласный, седой, грузный. Впечатление грузности усиливал неизменный рюкзак за спиной. С ним он, похоже, ходил и в гастроном, и в  книжный магазин. Из него торжествующе извлекал какую-нибудь новинку о людях, связанных с Ельцом, — о Бунине, Пришвине, Розанове. Оттуда же  вытаскивал и крупным энергичным почерком  исписанные страницы — очерк о талантливых елецких спортсменах, воспоминания о военном детстве, о друзьях-учителях или обеспокоенное послание с вопросом: почему на  Бородинском поле нет памятного знака в честь сражавшегося там с Наполеоном Елецкого полка?


Бог весть когда Юрий Васильевич впервые напечатался в нашей газете. Думаю, в этом он опередил и всех ныне живущих и работающих, и вышедших на пенсию журналистов-ветеранов. А читателем ее он стал с первого номера. Может, потому так ревниво и придирчиво реагировал на любую ошибку: в «его» газете неточностей быть не должно. По крайней мере, в материалах по истории и краеведению. Он разделял точку зрения близкого ему по духу земляка, авторитетнейшего ученого-архивиста Валерия Борисовича Полякова: кто небрежен в малом, тот не постыдится соврать и в главном.


Поначалу я  удивлялся: откуда он так досконально знает историю? Потом он рассказал: у него были завидные учителя. Из фронтовиков. Они пришли к пятиклассникам средней школы № 8 Московско-Курско-Донбасской железной дороги станции Елец сразу после Победы. На уроки древней истории Александр Федорович Герасимов приносил редкое издание Плутарха и другие книги, беспредельно раздвигавшие границы изложенного в учебнике. Каверин и его одноклассники  на всю оставшуюся жизнь влюбились в историю. 


А другой незаурядный педагог Иван Устинович Ефанов  вел физкультуру. Он перевернул всю школьную жизнь. У разболтанных пацанов послевоенной поры вдруг совсем не оказалось свободного времени, даже на каникулах. Все до единого начали азартно заниматься спортом. А сам Юрий Васильевич, тогда, конечно, просто Юра, первый завоевал звание чемпиона Ельца по шахматам среди школьников. 


Ему и вправду везло на учителей. Он видел, как настоящий наставник выпрямляет,  наполняет новым смыслом жизнь ребенка, подростка. Так спасал сотни «трудных» ребят легендарный Борис Лесюк. Он помогал им осознать себя мужчинами, защитниками, водил в походы, где проверялись, закалялись  дух и тело. Я вдруг только сейчас подумал: а не оттуда ли, не из тех ли романтических походов, сохраненное Кавериным до седых волос пристрастие к рюкзаку, который он предпочитал портфелям, сумкам и целлофановым пакетам? Ну, а уж что до выбора профессии, тут сомнений никаких: он поступил в пединститут, чтобы стать таким же, как Герасимов и Ефанов. 


Каверин не понимал, как можно считать себя русским, россиянином и не интересоваться прошлым, не любить историю России.  В его небольшой квартире находилось место не только для сотен книг, но и для реликвий, от которых не отказался бы ни один музей. Из своих «фондов» для какой-нибудь публикации о Ельце он добывал то редкую фотографию, то открытку с изображением суворовца. У него уцелели даже пуговицы от шинелей солдат-фронтовиков. На обороте пуговиц — надписи на английском: «Нью-Йорк. Сделано в США». Так сказать, вот вам, господа-товарищи, и «Второй фронт». 


Отдельная тема — его увлечение фалеристикой, особенно геральдикой. Он не просто собирал, а изучал награды, значки. Но прежде всего  — гербы. И был искушен во всех тонкостях геральдического искусства, строго оценивал, насколько соответствуют его правилам новые гербы Липецкой области, ее городов и районов. Для Каверина  это были символы, связывавшие  далекое прошлое и  будущее.


Правда истории, по Каверину, не слова,  не абстракция, а материальная, плотная, плотская реальность,  которую он видел, осязал, описывал в своих скромных, кропотливо выверенных заметках. Оттого и не был  он восприимчив к модным поветриям, когда главная доблесть заключается в опровержении всего, что устоялось, обрело хрестоматийный авторитет. Глубоко верующий православный человек Каверин не судил, не топтал Сталина. Для этого он слишком хорошо помнил войну. Он  был свидетелем того, как тогда спасали русскую культуру, как спасали детей-подранков, росших без отцов. Об этом он рассказал в еще не опубликованном  мемуарном  очерке. Надеюсь, это сочинение  появится на одной из страничек «Былого».


Когда Юрий Васильевич готовился к отъезду, сложнее всего было с домашней  библиотекой.  Перевозить ее  было не по силам, не по деньгам. Он попросил меня свести его  с букинистами, чтобы отдать им за бесценок сотни томов серии «Жизнь замечательных людей». А еще ему хотелось, чтобы не разрознилось, попало в хорошие руки, в какую-нибудь ветеранскую организацию самое полное в регионе собрание военных мемуаров. 


Он ушел из жизни сорок дней назад вдали от Липецка, вдали от Ельца. Но остался моим и вашим земляком. Остался ельчанином. Елец  был главным городом в его жизни. Той каплей,  в которой отразилась вся Россия с ее бедами, подвигами, надеждой и верой. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 19 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +12 C°  Ночь: +11 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Благоустройство всем миром

Николай Путилин
// Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников
// Экономика

«Пьяные очки» для трезвой езды

Сергей Банных
// Общество

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников
// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье



  Вверх