lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
23 декабря 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Как Ленина в Сугробах замело (фото)

23.12.2013 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Александра Юшкова

Чем ближе Новый год, тем сильнее хочется сказки. Но порой быль, реальность оказывается намного интереснее и загадочнее любого сказочного сюжета. Данковская земля полна легенд. Вот и старинному селу Сугробы есть что и кого вспомнить



ФОТОРЕПОРТАЖ




Сугробы впервые упоминаются в летописях в середине XVII века. Скорее всего, сначала это были Выселки из соседней Перехвали. Но к XIX столетию Сугробы – большой населённый пункт. Почему селу дали такое название? Старожилы уверяют, что в зиму здесь такие сугробища наметались, что горки детвора устраивала прямо с крыш своих домов. А некоторые хаты заметало по самую трубу – приходилось откапывать. 


Сегодня, к сожалению, зимы уже не те. И в Сугробах сугробы только на лавочках, и то только на тех, на которые некому садиться.


Врата рая


Зимой Сугробы ничем не отличаются от большинства небольших российских сёл. Тишина, тишина, тишина. Похлопывают простыни на ветру, вывешенные просушиться после стирки. Погавкивают собаки, чующие чужих. Посвистывает ветер, проносящийся взад и вперёд по пустынным улочкам. Редко когда в зимнюю пору на улицах сёл и деревень многолюдно. Только если в дни праздников.


Мы  приехали в Сугробы в будний день. Школьники укатили на жёлтеньком автобусе в Данков за знаниями, бабулям и дедулям пенсию приносит почтальон, поэтому они и не выходят за порог в непогоду. Работающие сугробовцы уже с раннего утра отправились на заработки. А денёк выдался морозный. Небольшой снежок, всё же успевший замести стёжки-дорожки, поскрипывал у нас под ногами. Метелица  подталкивала нас вперёд за главным проводником в царство Сугробов – библиотекарем Галиной Головиной.


– Сугробовцам повезло с самого начала, – рассказывает Галина  Ивановна. –  Их помещики Шишковы были цивилизованными, образованными и доброжелательными людьми. Половина крестьян были барские, половина – свободные. Но и те и другие не знали притеснения. Не то что наши, новониколь­ские (Новоникольское – современная столица сельского поселения, в которое входят и Сугробы. – Прим. авт.). Да и церковь у нас строили всем миром, а в Сугробах её возвели на средства Шишковых.


Храм святых бессребреников, врачевателей и чудотворцев братьев Космы и Домиана уже более трёхсот лет является сторожевыми воротами в село. Сначала, как и положено, он был деревянным, но в 1861 году тогдашний владелец окрестных земель Николай Петрович Шишков отстроил его в камне. 


– Говорят, что люди сами выбирали себе имена небесных покровителей, – продолжает Галина Головина. – В округе тогда лекарей было мало, да и ехать за ними нужно было за тридевять земель, вот народ и прибегал к заступничеству святых врачевателей. 


В медпункте Сугробов уже много лет трудится фельдшер Татьяна Ромашина. Местные говорят, что за внеурочную работу, за вызовы в выходные и в праздники  Татьяна Александровна тоже денег не берёт. Так что традиции лекарского бессребреничества здесь не прерываются.


Врата в храм нам отворила Надежда Алексеевна Журавлёва. И первым делом повела к иконе святого Илии Пророка. Большинство старых образов местные жители после разрушения храма прятали у себя на чердаках. Вот и Ильинский образ, весь почерневший и поблекший, одна из жительниц отыскала у себя на потолке и вернула на прежнее место. И случилось чудо – икона замироточила, а потом и самообновилась, засветилась множеством красок. Но когда образ «одели» в стекло, он «разговаривать» с народом перестал… Потихонечку сами себя очистили и все остальные возвращённые лики.


– Я родилась в Сугробах, а в шестнадцать лет уехала в Москву. При Хрущёве все из сёл бежали, – вздыхает Надежда Алексеевна. – Сорок лет я проработала машинистом в метро под землёй, то есть кипела в аду. А как на пенсию вышла, сюда вернулась и попала в рай земной!


 Истории Анастасии Кулаковой, которая любила…


Одной из первых, кто понесла святые образа из дома «домой», была Анастасия Михайловна Кулакова. Её бабушка Катерина Петровна Новикова в начале XX века тоже иконы в храм принесла, а её внучка потом повторила бабушкин поступок. А дело было так.


– Я всю войну с бабушкой пережила, – вспоминает Анастасия Михайловна. – Маму на работы гоняли. Так вот она мне много интересного на печке рассказывала. Она ведь ещё живого барина застала и очень хорошо его рекомендовала. Это он нам церкву выстроил. Так вот баба моя Катя ходила к барыне Анисье, та ей бесплатно корм для скотины выдавала. А когда новые времена пришли, барскую усадьбу начали грабить, кто-то даже поснимал все золотые люстры, да так и не смог их никуда пристроить. Бабушка тоже туда пошла. В молельной барыни горел свет, и бабушка решила, что ей туда и надо. Темно в коридоре было, и она прямо на пороге обо что-то споткнулась. Глядит, а это три иконы. Она их взяла и убежала. Потом прознала, что Анисью эту свезли в Данков к хроменькой учительнице Анне Ивановне. Баба Катя взяла маслица, крупы и пошла барыню от голодной смерти спасать. А  Анисья первым делом про иконы и спросила. Бабушка удивилась и покаялась, что она взяла. Барыня не ругалась, а приказала отнести в церкву. Бабушка так и сделала. Потом одна икона пропала. А вот остальные мы сохранили. А барин, видать, химик хороший был, раз стены храма до сих пор ни единой трещины не дали. Говорили, что к нему даже Ленин приезжал…


…И тут нам необходимо сделать остановку. Легенда, какой бы она красивой ни была, нуждается в исторической корректировке. Уж и не знаю, какой такой правитель России приезжал в дом помещиков Шишковых, только в начале 1909 года в Сугробах тот самый знаменитый и всеми любимый барин-химик Леон Николаевич Шишков отошёл в мир иной. Быть может, визитёром был один из выдающихся реформаторов российских, премьер-министр Российской империи Пётр Александрович Столыпин, кстати, тоже с лысиной? Или Сергей Юльевич Витте, его предшественник, на заре своей государевой службы управлявший сельскохозяйственной фермой в 80 верстах от Саратова? Понятно одно: кто-то из верховных правителей в данковскую глубинку наведывался. А из народной памяти имя его со временем стёрлось, а так как вслед за Маяковским многие поколения себя «под Лениным чистили», вот и решили, что только вождь мирового пролетариата тоже мог интересоваться знатной земледельческой историей их родины.


В середине ХIХ века соседнее с Сугробами село Спешнево-Подлесное в Данковском уезде Рязанской губернии (ныне Данковский район Липецкой области) было известно многим сельским хозяевам России. Здесь жил один из главных в то время специалистов свёкло­сахарного производства Николай Петрович Шишков (1791—1869). Род Шишковых известен на Руси с начала ХV века. К нему принадлежал известный в начале ХIХ столетия ревнитель чистоты российского языка адмирал Александр Семёнович Шишков. С самого рождения Николай Петрович воспитывался в доме своего деда Андрея Тимофеевича Болотова — основоположника русской сельскохозяйственной науки. Учился в Московском университете. Войну 1812 года встретил в армии офицером-кирасиром. Участвуя в Бородинском сражении, был контужен, после лечения вернулся в строй и с армией дошёл до Парижа. Написал воспоминания о Кутузове, опубликованные в 1866 году. Первый раз Николай Петрович поставил сахарный завод у себя в усадьбе в 1826 году. Но, потерпев неудачу, рук не опустил и вскоре уже стал самым известным в стране производителем сахара из свеклы. Помещик конструировал нужные детали для механизмов завода и даже бесплатно обучал учеников. В 1847 году по его инициативе было учреждено Лебедянское общество сельского хозяйства. Он прекрасно относился к своим крестьянам и задолго до крестьянской реформы использовал в имении вольнонаёмный труд. На собственные средства построил для крестьян двадцать две самые удобные избы, а в середине ХIХ века открыл в селе Спешнево школу для крестьянских детей. 

Его сын – Леон Николаевич Шишков, правнук Андрея Тимофеевича Болотова, по материнской линии правнук Георгия ХII — последнего царя Грузии, стал крупнейшим химиком своего времени. Его исследования принесли ему мировую известность как основателю теории взрывчатых веществ. В 1860 году участвовал в работе первого Международного конгресса учёных-химиков в Германии. С 1860 года преподавал в Михайловской Артиллерийской академии. В 1865 году вышел в отставку и поселился в селе Спешнево Данковского уезда, где оборудовал химическую лабораторию и продолжил свои опыты, одновременно проводя исследования и осуществляя контроль за технологическими процессами сахарного и винокуренного заводов. Много времени посвящал сельскому хозяйству. Известный географ Пётр Петрович Семенов-Тян-Шанский писал в 1901 году: «Шишков, один из лучших химиков своего времени, России, ещё более прославился после освобождения крестьян своим образцовым хозяйством…». Он был профессором, членом Русского химического общества (1868), почётным доктором химических наук (1869), почётным членом Московского общества сельского хозяйства, Русского технического общества, членом Учёного совета Михайловской Артиллерийской академии (1883), гласным уездного и губернского земских собраний, почетным мировым судьей, предводителем дворянства Данковского уезда.


Вот какие неординарные люди управляли здешними имениями. Так что приехать к ним в гости мог кто угодно. И почли бы за честь гостить у столь уважаемых граждан. Однако гости, ворвавшиеся в барский дом в 1917 году, ничего не пощадили.


Не очень-то была милостива судьба и к Анастасии Михайловне Кулаковой. Выросшая без отца, погибшего на Великой Отечественной войне, она сама овдовела в 37 лет. На её руках осталось семеро детей, как сама Анастасия Михайловна говорит, лестница – от мала до велика: старшей – 15 лет, младшему – 5. Её супруг, Павел Алексеевич, всю войну прошёл разведчиком, не единожды бывал на краю смерти, а переступил за этот край в мирное время – несчастный случай на работе. Следом Анастасии Михайловне придётся похоронить ещё и дочь, утонувшую в Дону. 


Потом ей дадут три ордена «Материнства», наградят медалью «Слава матери». Будет у неё уважение и почёт. Только вот плеча, на которое можно опереться, да руки, в которую уткнуться, как в подушку – не будет больше никогда.


– Хорошая ли жизнь была? Не знаю… С голоду у меня ребятишки никогда не пухли. За то Господа и Царицу Небесную благодарю. С мужиками так не жили, как я жила. Детям всем высшее образование дала. Только работала я очень много, – вздыхает Анастасия Михайловна. – С четырнадцати лет я в поле трудиться начала, так и всю жизнь ни от какой работы не отказывалась. Это мне, наверное, за то, что в святые захотела, – улыбается баба Анастасия. – Я в молодости всё монашкой хотела стать. Даже на гулянья не ходила. Как ещё меня муж углядел? Так вот однажды меня забрали в Данков в военный трибунал. Библию, Евангелие раскрыли и начали учить, что даже если Бог и есть, в чём они сомневались, человек должен в труде себе копеечку добывать. И отпустили, сказав, что из меня хороший человек выйдет… А ведь многих в лагеря за веру угоняли…

Мужики-и!


И всё-таки Сугробы – места мистические. Они, как лес, по которому кругами ходят, а на место, откуда сделали первый шаг, возвращаются. В село, на свою малую родину, постоянно приезжают её птенцы, вылетевшие некогда из гнезда. Самым колоритным возвращенцем можно считать «чистого пожарника», как он сам представляется, подполковника Николая Григорьевича Кочкина. 35 лет отдал он делу огнеборчества в Данкове, охраняя местный химический комбинат. Но на каждые выходные возвращался в родительский дом, в котором вырос среди одиннадцати сестёр и братьев. Потом этот дом стал его домом, который он с любовью перестроил и обустроил. Теперь в нём и газ, и горячая вода, и все удобства.


–  А ещё тишина и свежий воздух, – продолжает Николай Григорьевич. – Собачки, курочки, огород – это всё моё. Я здесь даже про любимую рыбалку забыл…

– Увлечение у него есть – огородничество, – вступает в разговор супруга Валентина Дмитриевна. Тридцать девять лет прожили они в браке, вот и разговаривают так, будто полотно вывязывают – один сказал, другой подхватил. – У него необыкновенные помидоры вырастают, а поспевает всё вперёд всех. Он обожает свою картошку. Он – человек земли. И на земле он – царь.


– Только это не увлечение, – всё-таки захватывает паузу Николай Григорьевич. – Это – моя жизнь.


Кочкин – социально активный гражданин. Ему звонят испуганные односельчане, если отключают свет, если ослабел напор воды – верят, что настоящий пожарный всегда придёт на помощь.  Кочкин – среди инициаторов уборки на кладбище, он же – первый на реконструкции пляжа, летом  собрал неравнодушных односельчан, вместе выпилили скамеечки, столики, убрали мусор, завезли с помощью сельского главы песок – вот вам и местный  Сен-Тропе, Майами-Бич или Бора-Бора.


Кстати, глава Новоникольского сельского поселения Николай Иванович Шустиков позиционирует Сугробы как данковскую курортную зону, с красивыми пейзажами, чистым воздухом и небыстрым течением Дона. 


– Мы тоже начинаем осваивать территорию сельского туризма. Вот только кооператив Фетисовых встанет на ноги, так они обещали отстроить здесь базу отдыха. Недавно мы утвердили генплан развития нашей территории, так основная масса застройки пойдёт именно по Сугробам. И уже есть желающие там строиться. 

Несколько лет назад вслед за другом Николаем Кочкиным построился в Сугробах Владимир Васильевич Громов. Классный токарь, как его отрекомендовал друг, раньше в деревню только к тёще в гости приезжал. А теперь из села и не выгонишь – прижился. Разводит уйму всякой живности, в том числе «немецких баранов», только не блеющих, а тех, у кого «ценный мех» – кроликов, и держит пасеку. Пчёлами Владимир Васильевич занимается уже более 25 лет, чуть меньше, чем дружит с Николаем Григорьевичем Кочкиным. Завести пасеку ему посоветовала жена – Антонина Анатольевна. Дело в том, что несколько месяцев «классный токарь» Громов ремонтировал вышедшую из строя после аварии технику в Чернобыле.  Говорит, что страшно не было, смерти же в глаза не видишь, зато голова болела.


– А потом начали болеть руки, вот жена и порекомендовала завести пчёл. Сначала ульи держал у тёщи в деревне. Действительно, пчелиные укусы – лечебные, я когда со своими полосатиками работаю, они меня жалят, то и руки не болят. 


Та самая церковь


Помимо храма Космы и Домиана в Сугробах стоят ещё церкви – поменьше. В православной транскрипции семья – это малая церковь. Это раньше в округе было принято рожать аж по одиннадцать детей (как родители Николая Григорьевича Кочкина. – Прим. авт). Даже легендарное обоснование этому существует, но об этом – в одном из следующих номеров нашего журнала. А сегодня семья, где воспитываются трое детей, официально признана многодетной. Вот и мы и заехали в дом к тем, кто в этом году занял второе место на областном конкурсе лучших сельских подворий среди многодетных семей. Хозяина дома, Андрея Алексеевича Сячинова, не было – работал на строящемся в селе птичнике. Зато его супруга Оксана радушно приняла нас. Им обоим по 31 году. Старшему, Данилу,  – 11, Дарье – 7, а младшей, Диане – будет 5 лет.  Все они – сугробовские. «Подкачала» только Оксана – родилась в Ташкенте. Но в шесть лет родители привезли её сначала в Новоникольское, а затем и в Сугробы. И поселились они в доме на два хозяина, где за стенкой жила семья её будущего мужа. Только поначалу ребята воспринимали друг друга только соседями. А потом, когда Андрей на мотоцикле попал в страшную аварию, Оксана поняла, что он ей вовсе не посторонний человек. И сам Андрей почувствовал то же самое. 


–  Мы сначала жили с родителями, – рассказывает Оксана. – Появился наш первенец, и мы стали задумываться, как дальше быть. Купили первую тёлочку, поросёночка. Вот и начали потихонечку развиваться. Затем завели первых десять курочек, потом ещё десять. Сначала я в телятнике работала, но когда родила  Дарью, осталась дома. Корова, поросята, птица, огород, дети – вот моя работа. А муж трудится на производстве. Свой собственный дом мы поставили рядышком с родительским. И третью – Диану – я принесла уже сюда. А сейчас присматриваем ещё площадку неподалёку, чтобы и своим деткам выстроить дом.


Как нельзя кстати Сячиновым пришлась областная программа помощи молодым сельским семьям – на эти деньги они своё жилище и отделали. 


– Некоторые знакомые начинают меня жалеть, мол, молодая, а живёшь в глуши, – улыбается Оксана. – Меня это удивляет. Я утром встала, подоила коровку – ребятам и мужу полезный завтрак готов. Проводила старших в школу, Андрея на работу – играю с маленькой или по дому хлопочу, в огороде вожусь. До десяти вечера есть чем заняться. Это моя жизнь. И дети у нас помощники, Данил – папин, девочки – мои. Муж мой в эту землю просто врос. И никуда уезжать не хочет. А я к нему прилепилась. Где он, там и я. Так и живём. Мы всё сообща делаем, вот ладно и получается. Если в семье есть глава – за ним и нужно идти. А вот как сложится судьба у наших детей, то никто предугадать не может. Наверное, где будет работа, там они и захотят жить. Если в селе всё наладится, то, может, и наши дети тоже из Сугробов никуда не уедут.


Оксана не слышала и не могла услышать, как о том же, но другими словами говорила с нами Анастасия Михайловна Кулакова:

– Если бы сейчас было по-тадышнему. У нас же и птица, и коровы, и поросята были у всех, кроме ленивых. Была работа. И село было красивое, живое. А сейчас молодёжь уезжает, скоро и в храм будет некому ходить. А как бы хотелось, чтобы всё было хорошо…


Будем считать, что это новогоднее пожелание Деду Морозу. И пусть оно сбудется. Наш журнал в это искренне верит. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +7 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы
// Здоровье

Лазер против слепоты

Лилия Сергучева, врач-офтальмолог областной больницы № 2
// Здоровье

Боль моя, ты покинь меня

Сергей Кудаев, главный специалист по паллиативной помощи управления здравоохранения Липецкой области, главный врач Липецкой городской больницы № 6 им. В.В. Макущенко
// Здоровье

Промедление опасно для жизни

Елена Рыбина, врач-невролог Липецкой областной клинической больницы
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Особая стезя

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru // Общество



  Вверх