lpgzt.ru - Сельское хозяйство Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 декабря 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Сельское хозяйство 

Картофель без мундира

19.12.2013 "Липецкая газета". Александр Дементьев
// Сельское хозяйство
Фото Ольги Беляковой
Фото Ольги БеляковойВ своих книгах и монографиях о картофеле Алексей Бутов отстаивает интересы отечественной агронауки.

Ельчанин Алексей Владимирович Бутов — крупнейший в России специалист в области картофелеводства. Доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры биологии и экологии агрономического факультета ЕГУ имени Бунина. Он автор более трехсот научных работ по возделыванию сельскохозяйственной культуры, называемой в народе «вторым хлебом». 


До преподавания в университете научную и исследовательскую работу совмещал с практической деятельностью — тридцать лет отдал Елецкой опытной станции по картофелю, был здесь в должности заместителя директора по науке и производству. Сама же станция, заметим, — подразделение ВНИИ картофельного хозяйства имени Лорха. 


Ныне и станция, и сам научно-исследовательский институт переживают худшие времена в своей истории, а российское семенное картофелеводство практически развалено. На эту тему и состоялась наша беседа с Алексеем Бутовым, который принял корреспондента «ЛГ» у себя дома — в поселке Соколье опытной станции, где ученый живет на улице Лорха. Название — самое подходящее для микрорайона картофелеводов. Ведь Александр Георгиевич Лорх — крупнейший советский селекционер, доктор сельхознаук, Герой Социалистического Труда, автор знаменитого сорта картофеля «лорх», который до сих пор считается одним из лучших сортов для использования в нашей черноземной лесостепи, а по своим вкусовым качествам — пока непревзойденным. К сожалению, сорт этот канул в Лету, а то, что мы едим сегодня — далеко не та самая рассыпчатая исконно русская картошка. Поэтому диалог с ученым начался с вопроса о качестве важнейшего в нашем рационе сельхозпродукта.


— Алексей Владимирович, в последние годы картошку стало опасно покупать как на рынке, так и в сетевом супермаркете. Сваришь ее, а она тотчас черными пятнами покрывается. Или того хуже — «химией» пахнет. В чем дело?


— Тут много факторов. У наших сельхозпроизводителей одна задача — посадить клубни, провести летом необходимую обработку растений, уход за ними, по осени выкопать и продать урожай, получив доход. А вот как он достигается, за этим — цепочка проблем. Для меня, специалиста, например, не секрет, что зачастую основной причиной некачественного урожая является несбалансированное применение минеральных удобрений — фосфора, азота, калия. Отсюда подчас неокрепшая кожура клубня, которая легко травмируется при механической уборке. А где травмы, там подверженность всяким инфекциям.


— А в одном картофелеводческом хозяйстве специалисты мне сказали, что почернение сваренного картофеля вызывается избыточным содержанием крахмала в клубне.


— Неправда! Наоборот, повышенное содержание крахмала укрепляет кожуру. Причины некачественного картофеля, повторяю, тут могут быть разные. А всё, в конце концов, идет от неграмотного применения технологий получения клубней. Такой вот пример приведу. За 12 дней до уборки ботва картофеля должна скашиваться, чтобы клубень дозрел, окреп его «мундир». А у нас иные хозяева одновременно косилку пускают, за которой следом идет комбайн. Вот вам опять же травмированный картофель, о качестве которого говорить не приходится.


— А не злоупотребляют ли доморощенные картофелеводы удобрениями, средствами защиты. Запах-то «химии» отчего?


— На Западе удобрений вносят не меньше, а то и больше, чем у нас, только там технология отточена до совершенства. Запах же «химии» может быть от неграмотного применения аммиачной воды. Кроме того, сейчас много обработок делается по ботве в виде опрыскиваний. А все ли знают, что некоторые средства защиты растений применяются только в семеноводстве, а в производстве продовольственного картофеля их использование исключается! Некоторые препараты просто запрещены. У нас же агрофирмы опрыскивают ботву чем хотят и как хотят. Никто их не контролирует. Сам однажды был свидетелем, как в одном хозяйстве, где довелось быть консультантом, воевали с колорадским жуком. При первичной обработке «химией» поливали все поле. Хотя настоящим специалистам-картофелеводам известно, что делать этого не нужно. Жук — слепой, он летит на запах выделяемых растением фитонцидов, садится на кромке поля, где и откладывает яйца. Поэтому опрыскивать все поле незачем. Достаточно пройтись по краю его периметра. Это уж после, в зависимости от того, как пойдет распространение жука, поле обрабатывается или нет. 


Элементарная безграмотность и в применении препаратов от фитофтороза. Препараты есть великолепные своей эффективностью. Ими достаточно обработать картошку один раз, а поливают, как вы ее называете, «химией» все лето. Толку от этого чуть, а вред гарантирован…


— Картофель будет напичкан нитратами?


— Нитраты — они от переизбытка азотного питания, причиной которого является все та же несбалансированность минеральных удобрений. Кстати, одна из моих аспиранток провела большую исследовательскую работу по получению картофеля для детских и дошкольных учреждений, организаций диетического питания. Под моим руководством разработала специальную агротехнику, рекомендации. Ведь допустимое содержание нитратов в продукте рассчитывается на килограмм веса человека. Но то, что приемлемо для 70-килограммового мужчины, является ядом для десятикилограммового ребенка. Ему картошка нужна наивысшего качества. А такую выращивать должны истинные специалисты, досконально выдерживающие всю технологию. Чего, к великому сожалению, нет.


— Мрачную картину вы нарисовали всего того, что остается за кадром роста нынешних объемов производства картофеля.


— Картина реальная, просто сегодня производством картофеля занимаются все, кому не лень. Без соответствующих знаний и подготовки. По принципу — на огороде растет, ну и на больших площадях дело пойдет. Между тем сельхозкультура эта весьма «тяжелая», требующая к себе соответствующего «второму хлебу» уважения. А какое к нему уважение сейчас, судите по такому факту — выпускники сельскохозяйственных академий о выращивании картофеля имеют самое поверхностное представление. Специального курса по картофелеводству здесь нет, а на все про все об этой сельхозкультуре отводится… Сколько вы думали? Два часа лекций! 


Да что там — у нас практически не стало специалистов-практиков по болезням картофеля. Это, считаю, — провал, который начался с разрушения всей научно-практической базы семеноводства в России. Опытные картофельные станции на ее территории были с вековыми традициями. Вот и нашей Елецкой опытной станции сто с лишним лет. 


— Есть даже гипотеза, что здесь в свое время практиковал молодой агроном и будущий певец природы Михаил Пришвин, который еще и автор научной монографии «Картофель в полевой и огородной культуре»…


— Так или иначе, но научный потенциал Елецкой опытной станции всегда оставался высок. Достаточно сказать, что качество нашей элиты — семян картофеля — было одно из лучших на европейской территории России. Семена поставлялись по всей Липецкой области и далеко за ее пределы. И тогда же действовала четкая система контроля над производством картофеля. Специалисты станции закреплялись за хозяйствами. Помнится, я курировал Данковский район, где под «вторым хлебом» было занято 12 тысяч гектаров, Становое, Чаплыгин… 


Ныне ничего этого нет, а сама опытная станция с ее лабораторией по семеноводству практически бездействует. И, как говорится, сам сапожник без сапог. Посадки картофеля сведены к мизеру. 


— Зато развернулись в специализации на нем общества с ограниченной ответственностью.


— И с ограниченной ответственностью за качество картофеля в том числе. Те же фермеры — это далеко не специалисты, большей частью просто дилетанты-огородники… Как-то мне довелось беседовать с английским профессором-аграрием. Он рассказывал, что у них не специалисты в сельском хозяйстве вообще не допускаются до земли. И главное слово — за советом сельхозпроизводителей. Скажем, переходит по наследству от умершего отца к сыну хозяйство, ферма, так совет рассматривает, насколько грамотен этот человек в аграрном деле, имеет ли должное образование, трудолюбив ли, не навредит ли… Вот бы нам такой опыт.


— Но если развалена опытная станция, семенной материал, откуда он сейчас?


— В основном из Голландии, Финляндии… На этих семенах работают фермеры, агрофирмы. Только использование посадочного материала на его родине и у нас далеко не равнозначное. В той же Голландии государство субсидирует семеноводческие хозяйства, выкупает высококачественную элиту и продает эти семена фермерам. Тем тоже субсидируются покупки. И элиту голландцы используют каждый год. Посадил, получил только первую репродукцию и продал ее на продовольствие. Все. Цепочка прервалась. А потом — по новой. У нас же сохраняется система, действовавшая с советских времен, когда отечественные сорта картофеля были не хуже, а даже лучше голландских, давали до пяти-семи репродукций. И урожай получали высокий, и отменное качество клубней имели. 


— Другими словами, голландские сорта быстро «выдыхаются».


— Совершенно верно. Отечественные сорта потенциал имели более высокий. И служили дольше. А на несколько репродукций «голландцы» не тянут, уже на третий год урожай — смотреть не на что. Говорю это как специалист, поскольку в свое время серьезно изучал импортный посадочный материал. Просто в Голландии берут сортообновлением… В нашей стране изначально применялась иная система, которая, считаю, куда эффективнее зарубежной. 


Есть у «иностранцев» и другой минус. Они требуют по ботве 10 — 13 фитопатологических обработок, а у нас на опытной станции на отечественных сортах больше трех не делалось. А все потому, что «голландцы» не совсем подходят для российских условий, имеют слабую защищенность от некоторых видов болезней.


— Алексей Владимирович, но, «подсаживаясь» на голландский и прочий иностранный посадочный материал, Россия ставит себя в зависимость от Запада. А как же тогда провозглашенная продовольственная безопасность державы? Ведь, с одной стороны, — «зеленый свет» заграничным «одноразовым» семенам, а с другой — развал отечественных опытных станций.


— С болью в сердце воспринимаю все это. Русские сорта картошки — те же знаменитые «лорх», «невский», «удача», наш чисто елецкий сорт «сокольский» — не уступали импортным. Не верю я, что заграница нам поможет. У нее свои интересы… 


Но при всем том остаюсь оптимистом. Верю, что картофелеводство в России возродится как полноценная отрасль.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 23 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +28 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спартакиада в честь героев

Иван Афанасов
// Общество

Чтобы новоселье состоялось

Нина Вострикова
// Власть

С боями по волнам Истории

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

«Мы всегда одни из первых на выставке...»

Александр Хаустов // Сельское хозяйство

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

А осенью поедем с ветерком…

Николай Рощупкин // Общество



  Вверх