lpgzt.ru - Юрфак Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 декабря 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Юрфак 

Преступник с диагнозом

19.12.2013 "Липецкая газета". Андрей Славин
// Юрфак
Фото Ольги Беляковой

В праздничный день 23 февраля нынешнего года в селе Ксизово Задонского района местный житель 54-летний Виктор Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры после совместного распития спиртного нанес ножевые ранения своему родному брату 1956 года рождения. Брат умер в больнице через четыре дня. Но на этом похождения селянина не закончились. Он пришел в дом к 50-летнему соседу и нанес ему ножевые ранения, от которых потерпевший скончался на месте.


 


Тихие агрессоры


Уже известно, что убийцу судить не будут, а отправят на лечение. В ходе расследования уголовного дела в отношении подозреваемого в двойном убийстве Виктора Ш. была проведена стационарная психолого-психиатрическая судебная экспертиза. Медики пришли к выводу, что ксизовский злоумышленник страдал во время совершения инкриминируемых ему деяний хроническим психическим расстройством в форме «шизофрении параноидной формы непрерывного типа течения». Да собственно и страдает этим заболеванием в настоящее время. Кроме того, правоохранители и врачи теперь уверены, что Виктор Ш. представляет большую опасность для общества, а посему нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.


Журналисту «ЛГ», побывавшему на минувшей неделе в Ксизово, удалось узнать некоторые подробности случившегося и познакомиться с личностью преступника. Тихое, запорошенное снегом живописное Ксизово было полно какого-то покоя и умиротворения. Как выяснилось, дом убийцы стоит теперь пустой. Однако составить портрет психически больного селянина труда не составило. Здесь его хорошо знают практически все. По словам местных жителей, Виктор Ш. так и не осилил в советское время местную школу-восьмилетку, некоторое время работал в колхозе сторожем и всю свою жизнь пил, что только усугубляло течение его психического заболевания. Был ли он опасен для окружающих? Здесь мнения сельчан диаметрально расходятся. Некоторые говорят, что был он тихим и вежливым, но в то же время есть очевидцы, которые рассказывают, что Виктор мог прийти в местный магазин с ножом и требовать выпивки. Есть и местная версия причины этих двух жестоких убийств: якобы его брат Сергей и сосед, по деревенскому прозвищу Утюг, постоянно издевались над душевнобольным. Но что в действительности происходило 23 февраля в доме Виктора между братьями — никто не знает, да и, видимо, не узнает, ибо ссора между родственниками произошла без свидетелей. Известно только одно — смертельно ранив брата, Виктор не успокоился, а прямо с ножом постучал в дом соседа, то бишь Утюга. Дверь открыла его сожительница. Виктор нападать на нее не стал и вежливо попросил позвать хозяина дома. Но когда сосед появился на пороге, визитер без всяких объяснений ударил Утюга ножом и убил на месте. (Надобно заметить, что погибший не был местным жителем, в Ксизово дом купила его сестра из Липецка, а он с сожительницей проживал в нем на правах сторожа домовладения).


Три нехороших брата


В этой семье было три брата. Старший — Иван, средний — Сергей и младший — Виктор. Лишив жизни брата Сергея, Виктор остался один на этой земле. (В 2009 году топором зарубили старшего брата Ивана, а в начале этого года умерла их 90-летняя мать. Старушка была чистоплотная, очень трудолюбивая, набожная и большая рукодельница). Все три брата нигде не работали, пили и находились на иждивении у пожилой женщины. Последние годы старушка покупала в магазине только черный хлеб и макароны, а молоко, как сказали журналисту «ЛГ» местные сердобольные женщины, — только по большим праздникам. Когда старший брат, Иван, сидел в Ельце за кражу, старушка копила ему деньги на сало и сигареты. Средний брат, Сергей, тоже к рюмке прикладывался и в местах не столь отдаленных срок отбывал. Единственное отличие его от старшего и младшего братьев в том, что он был когда-то женат, но семейная жизнь не заладилась и, по воспоминаниям земляков, он когда-то поджёг подворье тестя. За это и сел первый раз, а всего был судим четыре раза.


Старшего брата, Ивана, убил 1 марта 2009 года местный молодец Николай. 1980 года рождения. Это было тоже двойное убийство, в этот день Николай зарубил не только Ивана, но и Владимира Е. 1952 года рождения. Иван и Владимир зачем-то пришли к Николаю в гости, но между мужчинами возник конфликт, и Николай взялся за топор. Как вспоминают местные жители, «так и уложил обоих рядышком». Николай сейчас отбывает 12-летнее наказание в Ельце. Это не единственное его убийство. Первое он совершил в 14-летнем возрасте, когда конем (!) умышленно насмерть затоптал пожилого скотника на ферме. Говорят, что у Николая был очень жестокий отец, мать от него в свое время сбежала с осетином-шабашником, но позже вернулась в село. Воспитывала его бабушка. Николай бабушку очень любил и носил в паспорте ее фотографию. Что удивительно, не только эта деталь вызывает у местных жителей одобрительное к нему отношение. По их словам, Николай всегда помогал тому, кто к нему обращался. Стало быть, хотя и убийца, но человек, получается, тоже хороший.


Лечение в остатке


Итак, Задонским МСО СУ СК России по Липецкой области завершено расследование уголовного дела в отношении Виктора, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ («убийство двух лиц»). Следствием была собрана достаточная доказательная база, и уголовное дело направили в суд для применения принудительных мер медицинского характера в отношении жителя Ксизово. Виктора будут лечить. Согласно статье 21 УК РФ, лицо, которое в момент совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности. Как стало известно «ЛГ», на минувшей неделе в отношении обвиняемого областной суд вынес постановление о применении принудительных мер медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, и убийца-шизофреник уже помещен в больницу. Стационара такого типа в нашей области нет, спецбольниц с усиленным наблюдением всего семь по стране, и ближайшая находится в городе Орле.


Ограничение свободы — шаг ответственный


Безусловно, лечить больного человека надо. Но после случившегося появляется немало вопросов. Например, можно ли было избежать трагических событий и еще до совершения преступления изолировать психически нездорового человека от общества и тем самым сберечь две человеческие жизни? Оказывается, не все так просто. Участковый не может собрать справки о всех, кто проживает в его районе. Медики не имеют права предоставлять информацию о диагнозе своего пациента, так как это является врачебной тайной. К сожалению, по закону применить к психически больному человеку какие-то меры никто не может, пока человек своим поведением не докажет, что он представляет угрозу для общества. Кроме того, статистика ломает обывательский стереотип — среди людей, страдающих психическими заболеваниями, преступники встречаются нечасто. Другое дело, что практически все преступления, совершаемые психически не­уравновешенными людьми, становятся резонансными. Еще одно немаловажное обстоятельство — в современных условиях не все больные с психозами нуждаются в обязательной госпитализации в психиатрическую больницу, многие из них могут получать лечение амбулаторно.


Клиническая картина шизофрении чрезвычайно разнообразна. Если быть точным, то клиника болезни определяется специфическими нарушениями мышления, эмоций и воли. Больные люди обращают на себя внимание странным поведением, высказываниями, неспособностью полноценно выражать эмоции, нарушениями сна. Они могут разговаривать «сами с собой», считать, что на них воздействуют волнами, лучами, гипнозом, газом. Они становятся замкнуты, перестают понимать людей, а люди не могут понимать их. Трудовая и социальная жизнь больше не является продуктивной, в самых тяжелых случаях больной человек, одержимый страхом, галлюцинациями или находящийся в ступоре, не способен активно передвигаться, обслуживать себя, мыться, есть, выходить на улицу, ему трудно вызвать себе врача. Без лечения заболевание прогрессирует.


Решает суд


Но нельзя думать, что каждый психически больной человек совершает преступление в состоянии аффекта и не отдает отчета своим действиям. Определяющее значение принадлежит юридическому критерию, характеризующему степень и глубину выявленного расстройства. Определение невменяемости изложено в статье 21 УК РФ. Если возникает подозрение, что лицо, совершившее опасное деяние, страдает психическим расстройством в той степени, когда не может отвечать за свои деяния, то по поручению органов расследования (дознавателя, следователя или судьи) назначается судебно-психиатрическая экспертиза.


Экспертизу проводят судебно-психиатрические экспертные комиссии (СПЭК), которые подразделяются на стационарные и амбулаторные. После завершения необходимых исследований СПЭК составляет акт судебно-психиатрической экспертизы. В случае выявления у испытуемого психического расстройства сначала дается развернутый медицинский диагноз и затем судебно-психиатрическая оценка — мог ли испытуемый во время совершения преступления понимать значение своих действий и руководить ими. Есть и еще одно любопытное обстоятельство — признание лица невменяемым в отношении одного деяния не исключает возможности признания вменяемым в отношении другого. Поэтому в случае повторного привлечения лица к уголовной ответственности необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы для решения вопроса о вменяемости в отношении нового деяния.


Таким образом, только суд может признать гражданина невменяемым, освободить от уголовной ответственности и применить к нему принудительные меры медицинского характера. Ведь понятно, что больной — не преступник и его необходимо лечить. Суд будет определять и продолжительность лечения Виктора Ш. в зависимости от динамики его состояния здоровья, как положительной, так и отрицательной. Суд выносит об этом свое определение с учетом заключения лечащих врачей, исходя из клинического состояния и социальной опасности больного человека и возможности повторения им общественно опасных действий.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 14 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Афиша


// Культура

Кооперации нужны новые законы

Сергей Банных
// Сельское хозяйство

Марафон культуры шагает по региону

Сергей Банных
// Культура

Чем живет «ближнее Замкадье»

Игорь Плахин
// Общество
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх