lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 декабря 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

В каждой Замарайке есть свои Идолки... (фото)

02.12.2013 "ЛГ:итоги недели". Дарья Шпакова, фото автора
// Общество

Потрясающие индюки водятся в селе Замарайка Воловского района Липецкой области. Когда-то здесь было имение барина Гусарёва, и он разводил в нём чудо-павлинов. Может, от павлинов и пошёл такой красивый, важный индюшачий род?


ФОТОГАЛЕРЕЯ


Село Замарайка Воловского района вовсе не оправдывает своего говорящего названия. Чистые улочки – конечно, не после дождя, –дома с разноцветными крышами, аккуратные заборы,
где в цветочек, где в горошек. Разве что высокие рябины в палисадниках  «замарали» синеву неба своими красными гроздями, да пруд облизал краями чисто-чёрные поля


Низина, бугор, опять низина, перекрёстки, площадь, кленовый лес – на три километра раскинулась Замарайка. И на каждом метре её жители стараются сберечь чистоту деревенской жизни с её заботами о доме, о рождении и воспитании детей, о хлебе насущном. А название села?.. Да что с ним с названием-то… Многие считают, что произошло оно от слова рай.


«Ветер дует с севера»


Однако местная легенда всё-таки вытаскивает на свет Божий «замаранную» версию. В XVIII веке проезжала здешними местами одна знатная, «в шелку и бархате воспитанная графиня». Зачем-то вышла она из кареты – размяться, видно, – и запачкала о жирный чернозём своё восхитительное дорожное платье, после чего в гневе закричала: «Не деревня, а замарашка какая-то!» 


Все истории о своём селе, фольклор, сказки, предания о старине глубокой бережно собирает директор клуба Марина Васильевна Шумская. И они не пылятся в папках на полках, а сразу вплетаются в красивые ковры, то бишь в сценарии праздников, которые так любят замарайцы.


Дом культуры – самое красивое здание села, с колоннами, скамейкой для влюблённых и цветниками – в ноябре мы захватили здесь сентябринки. Уже с утра из окон дома слышна гармонь, а вокруг всегда кипит жизнь. Мальчишки загоняют домой гусей – разбойничье племя всё пытается общипать через забор цветочки у очага культуры, на стареньком мопеде гордо едет замараевец с урожаем винограда в багажнике. Неспешно прошла лошадь с повозкой сена. А на автобусной остановке собрались местные мужички, которые уже веселы и готовы подпевать гармонисту. И на этот день сегодняшний взирает из-за кустов памятник Владимиру Ленину.


– У нас тут всё, как в городе: и ванна есть, и газ, только мы живём на природе, – радостно сообщают замарайские мужики. – А Ленин нам дорог тем, что это он был нарисован на заветной красной десятке. Сколько можно было на неё тогда всего купить, – улыбаются они.


Вообще-то в Замарайке народ трудолюбивый. Хоть в округе и не осталось успешных предприятий, а от бывших колхозов виднеются лишь развалины, селяне сумели приспособиться и на заработки уезжают в Москву или в Орёл. Близко. А к тем, кто пьёт горькую из-за несладкой жизни, здесь относятся, как и везде на Руси. И побалагурят с ними, и пошутят, и пожурят, а потом… и пожалеют. Ведь мужики-то свои, замараевские, росли вместе, помогали друг другу, одни песни пели. 


А к песни в селе отношение особое. Даже в будние дни слышна гармонь на улице – разговаривает, ободряет, успокаивает. Уважают в Замарайке тех, кто песню считает эликсиром жизни. Кого судьба ломала, а человек не сдавался и шёл с ней, улыбаясь. Так и говорят: «У Валентины Владимировны такая жизнь трудная – и голод прошла, и смертей много видела, а она всё поёт и страдания, и частушки, и барыню. Видно, песня целительной силой обладает и спасает душу от невзгод, как молитва». Вот и мы не успели отведать пироги с чаем, как гармонист Витя растянул свой инструмент и давай сразу смущать нас хулиганскими частушками. Но мы не из таких! Не смутились…


– Мы народ простой, а так и познакомиться легче. И никакого языкового барьера не случится, когда частушечка с огоньком звучит. 


Так мы и познакомились с простыми замарайскими жителями. Прямо на пустой сцене клуба, где они первым делом заманили нас в плясовой круг, а потом уже обогрели душевной беседой.


Ветер дует молодой,


Ветер дует с севера, 


Замарайские ребята 


Чуть повыше дерева.


Разудалые частушки сменились русскими песнями о неразделённой любви, под которые так трогательно танцевали по парам замарайские девицы. Гармонист Витя меха тянул, словно душу свою выворачивал. За дверями зала уже собрались зеваки и тоже притоптывали, да прихлопывали. А подсматривал за весельем из будки под потолком глаз кинопроектора, оставшегося здесь ещё с советских времён. До сих пор в Замарайке «крутят» кино и считают его праздником. 

…Этот искренний экспромт в клубе не был никому адресован, просто душа, если вдруг замарается тоской и унынием стремится исцелиться песней в тесном кругу.



Крепостные и вольные. Дмитриевские и михайловские


Замарайка, где сейчас живёт больше шестисот жителей, разделяется на две главные части: Воронцовку и саму Замарайку. А уж внутри каких только названий местечек не встречается: Собачеевка, Нахаловка, Идолки. До революции здесь в роскошных усадьбах жили два барина Воронцов и Гусарёв. У первого все крестьяне были крепостные, а у Гусарёва – вольные. И до сих пор народ в самой Замарайке отличается свободолюбием и достоинство своё бдит. Умеет в меру говорить и в меру радоваться. В Воронцовке живут немного по-другому. 


– Барин Воронцов был настоящим просветителем. Его дети учились вместе с крепостными ребятишками. Для них он выписывал учителей из Москвы и даже преподавателей из Польши и Белоруссии. На нашей земле до сих пор живут их предки, – рассказывает директор Дома культуры Марина Шумская. – А барин Гусарёв слыл человеком справедливым и добрым. По большей части жил он в Петербурге и был членом Государственной Думы. Однажды перед самой революцией пришли к нему крестьянские мужики с просьбой продать им часть барской земли. А Гусарёв ответил, мол, скоро вся земля будет ваша, и не стал оформлять сделку. А ведь другой бы мог вполне себе нажиться в такой ситуации на безграмотных крестьянах. Честные поступки тоже могут оставить добрую память о человеке в веках.


Замарайцам досталась и богатая земля, и пруды полные рыбы, и сады грушёвый, сливовый, яблочный. А ещё насыпной курган, где стояла беседка, в которой любил барин Гусарёв попить чайку из самовара с вишнёвым варень­ицем и поразмышлять о судьбе России. Рядом с беседкой была оранжерея с диковинными цветами: орхидеями и лилиями, а кругом гуляли чудо-птицы – павлины. После того как усадьбу разорили, долго ещё прибегали замарайские бабы тайком ухаживать за заморскими цветами в память о любимом барине. 


Замарайка делилась ещё на две половины. Одни ходили по воскресеньям в храм Дмитрия Солунского, что стоит в деревне Рогатик Орловской области, другие окормлялись в церкви Михаила Архангела в Волово. И звались одни – дмитриевские, а другие – михайловские. Престольные праздники были самыми любимыми у жителей Замарайки, в каждом доме принимающей стороны стол ломился от угощения. Ходили друг к другу в гости с блинами да пирогами. А в лесу встречались михайловские гармонисты с дмитриевскими и выясняли, кто кого перепляшет до полночи. И до сегодняшнего дня здесь почитают эту традицию.



Пророческий сон богоугодного старца

– Мы гордимся тем, что в нашем селе жили люди богоугодные. Сохранились рассказы о паломниках, что ходили пешком в Иерусалим. Среди них – Василий Яковлевич Селищев. Он ничем не отличался от других, разве что усердной молитвой и истиной верой в Бога. Святое писание знал наизусть. Несколько раз ходил он в Святую землю. Перед паломничеством брил голову налысо, а возвращался с длинной косой, – рассказывает Марина Шумская. – Шли богомольцы, ориентируясь на Млечный Путь. И какую бы дорогу они ни выбирали, все вели в Палестину. Когда в России начались гонения на верующих, Василия Яковлевича сослали на Соловки, там он и погиб. И приснился однажды своей близкой родственнице со словами: «Молись, Вера, за волков и как можно усердней». Потом она разгадала, что под словом «волки» скрывается – «враги наши». А большое распятие, что принёс Василий Яковлевич из Иерусалима, передавалось из поколения в поколения. Сейчас оно хранится у главы поселения, благословляя его на добрые дела.


А сон богоугодного старца оказался пророческим. Волки пришли в Замарайку в роковых сороковых. Село было оккупировано немцами два раза в 1941 году, и страшные бои здесь прошли в самом начале 1943. Фашисты жгли дома, заставляли в лютый холод рыть окопы, за малейшую провинность расстреливали мирных жителей. После боёв трупами русских солдат и фашистов была покрыта вся эта земля. И по жуткому стечению обстоятельств закапывали их в братские могилы всех вместе: врагов наших и советских солдат. Многие из них и сейчас лежат рядом. Священник читает у могил одну поминальную молитву, а в храмах горят свечи за… убиенных. Ведь перед Богом они стояли на равных.


Медоносный гармонист


Любимое занятие в Замарайки звучит на их самобытном языке так – поалмазить. А обозначает оно – поговорить по душам. Искренние чувства друг к другу и откровенный разговор здесь считают настоящим богатством. Поалмазить мы отправились в гости к Ивану Дмитриевичу Селищеву. Уважаемому человеку на селе, бывшему врачу-ветеринару, который в день нашего приезда спас соседской корове жизнь. Бурёнка подавилось свёклой и уж стала задыхаться, но добрый доктор Селищев успел прийти на помощь кормилице. Иван Дмитриевич из тех замараевских гармонистов, что каждый день играют под своими окнами, а ветер разносит обрывки мелодий по всей улице. Последнее время он всё больше затягивает страдания – душа болит по любимой жёнушке Федотье Тихоновне. Она умерла год назад. Вместе они прожили пятьдесят лет в большой любви и согласии. 


– Она у меня была золотая жена, нежная, добрая. Работала всю жизнь фельд­шером. Вся деревня к ней обращалась за советом. И роды ей приходилась принимать на дому несколько раз. У нас любимый сын и уже есть правнук, – с гордостью заявил Иван Дмитриевич. – Всю жизнь мы прожили в Замарайке. В поле я пошёл пахать на быках с двенадцати лет. Знали голод и разруху. Мама рассказывала, что когда в село пришли немцы, мне тогда было полтора годика, чтобы я не плакал, они запихивали мне солому в рот и приставляли к виску дуло пистолета. Мать от страха падала в обмороки. Потом уже в мирное время я служил в армии в ГДР, в ракетных войсках. Часть была закрытая, за разговор с немцами командиры наказывали. Мы были мирно настроены, а сами немцы – нет. Каждый день мы находили камни, брошенные через наш забор простыми прохожими.


Сладкая жизнь у Ивана Дмитриевича началась, когда он женился и завёл пасеку. Ценитель мёда знает тысячу хитростей, как получить вкусное, душистое лакомство. К нему за советом приезжают даже пчеловоды из Москвы. А на рынке, где Иван Дмитриевич за сезон продаёт по шестьдесят фляг цветочного мёда, покупательницы спешат расцеловать своего пасечника в обе щеки.

– Вкус мёда с годами стал другой, а всё потому, что изменилась экология, исчезли заливные луга, меньше стало цветов. А сами пчёлы меня не перестают удивлять своими природой данными чудесными способностями. Приносят они нектар, собранный за несколько десятков километров, и раздают его другим пчёлам из улья. Те принимают и разносят по сотам, – рассказывает знатный пчеловод. – Есть на пасеке обязательно несколько семей злых пчёл, а остальные чувствуют своего хозяина и не кусают его.


За чашечкой чая мы ели необыкновенно вкусный ароматный, пахнущий летом, густой нежно-жёлтый мёд пасечника-гармониста и продолжали алмазить за столом о том о сём с ещё одной коренной жительницей Замарайки. Той самой Валентиной Владимировной Селищевой, что исцеляет свою душу песней, словно молитвой.


В Замарайке верят в сказки и надеются на Бога


– Я певунья и плясунья по сегодняшний день. Бывала молодухой придём с мужем на праздник какой или свадьбу – за столом не успевала посидеть. Только притронешься к угощенью, меня Василий толкает в бок: «Иди, пляши». И так весь вечер. Гордился, когда вся деревня на меня любовалась. Домой приходила голодная, похлёбки кислой разогреешь, зато душа аж звенит от радости, – с улыбкой вспоминает Валентина Владимировна. – Раньше мы все собирались, в карты играли, вышивали, кружева плели. А сейчас людей съедает одна зараза – равнодушие. Вроде дома полные чаши. Всё есть, а потребность друг в друге стала исчезать.


– Моя бабушка рассказывала, как в вой­ну дедушка попал в концлагерь. А она, молодая девчонка, воровала у свекрови из дома еду и прятала в сарай, чтобы накормить ночью соседей, которые буквально пухли от голода. Вот за это ей Господь и дал 97 лет прожить. Такие были люди, – вступила в разговор Марина Шумская.


Золотой олень


Жители Замарайки считают, что не дремлет в их селе нечистая сила, что испокон веков живёт она в местечке Идолки. Там и костры кто-то ночью жжёт, и петухи кричат истошно. А люди могут в тех краях заблудиться.

– Старожилы рассказывают, как однажды на сенокосе полдеревни видело там настоящего чёрта. Лето было жарким, они снопы связали да побросали лапти, одежду в стог и побежали на реку Кшень купаться. Возвращаются, а там сидит кто-то в тряпки замотанный. Мужики дёрнули его за ногу и увидели чёрта во всей красе с хвостом и рогами. Он скинул лохмотья и побежал в сторону реки. Хотите – верьте, хотите – нет, но всё село эту историю знает и обходит Идолки стороной, – рассказывает работник культуры Татьяна Николаевна Селищева (эту фамилию носит в Замарайке каждый третий житель).


На прощанье замараевцы завели нас в кленовый лес, что вырос на месте Гусарёвской усадьбы. Там точно живут доб­рые силы: воздух прозрачен, замарали землю опавшие листья, дикий шиповник и лиловый тёрн повесил свои бусы-ягоды на пригорках. Мы шли до знаменитого барского кургана, где любил Гусарёв раскочегарить самовар с дымком. И с упоением слушали предания этого леса. 


– Здесь у нас водится олень золотые рога, – рассказывает Марина Шумская. – По поверью он приносит удачу и богатство. Для этого нужно в двенадцать часов ночи выйти на перекрёсток дорог и зажечь костёр со словами: «Олень, олень, отдай мне свои золотые рога». Он должен прибежать и скинуть веточку от своих рогов. У нас есть люди, кто неожиданно получили наследство. Говорят, ходили на перекрёсток и видели того самого оленя.


Так и живут в Замарайке, разучивают стихи со всей детворой ко Дню Матери, поют песни бабушек, верят в сказки, но надеются на Бога. Молятся за врагов и стараются не замарать свои души никакой грязью.


Моя родная Замарайка


Закат в полнеба, камыши,


И мятной полночью однажды


Коснётся свет моей души


Хлебный дух и дым из печки,


Берёз пронзительная дрожь,


Тебя ругали, жгли, корили,


А ты живёшь, живёшь, живёшь…


Это стихи Марины Шумской – самого главного хранителя здешней истории. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 24 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: -2 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Спорт шаговой доступности

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com
// Спорт

Повысить грамотность предпринимателей

Ирина Смольянинова, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Экономика

Давайте работать от сердца

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Культура
Даты
Популярные темы 

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов // Экономика

Бюджетникам повысят зарплату

Сергей Кибальниченко, Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Власть

Безопасность как принцип

Лариса Пустовалова, larisa.pustowalowa@2017 // Общество

Кто ищет, тот найдет

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Общество

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru // Образование



  Вверх