lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
18 октября 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Путь пехотинца

18.10.2013 "Молодежный вестник".
// История

Мы продолжаем рассказывать о проекте «Генералы России», который реализует Министерство обороны РФ совместно с информационным порталом «Воентернет» (www.voenternet.ru). Это серия интервью с наиболее видными генералами Российской армии. Разговор идет о войне, мире, трусости, отваге, человеческих отношениях и других простых, но существенных для каждого понятиях. Список всех участников проекта подписан лично министром обороны Российской Федерации Сергеем Шойгу.


Главнокомандующий Сухопутными войсками России генерал-полковник Владимир Валентинович Чиркин – высокий мужчина с живым лицом и неожиданными для высокопоставленного военного манерами. Улыбчив, обходителен и внимателен к собеседнику. Говорит вежливым, спокойным русским языком, но сразу чувствуется, что генерал свободно владеет и другим, более действенным способом коммуникации.


ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ


Родился в 1955 году в скромной семье в дагестанском Хасавюрте. Служил в Группе советских войск в Германии и почти во всех уголках Отечества: в Забайкалье, Закавказье, на Дальнем Востоке, в Сибири, на Северном Кавказе, в Московском и Приволжско-Уральском военных округах. Получил отличное образование: окончил Казанское суворовское училище, Алма-Атинское высшее общевойсковое училище, академию им. М.В. Фрунзе и главную военную академию страны – ВАГШ. Однако сидел не только в аудиториях и штабах. Чиркин – боевой генерал, воевавший в Чечне, честно прошедший все ступени карьерного роста пехотинца, от командира мотострелкового взвода до командующего армией, округом и Сухопутными войсками России.


В 2013 году Владимиру Валентиновичу было поручено командовать Парадом Победы на Красной площади.

О выборе


Часто говорят, что главное в жизни – возможность выбора. По своему опыту знаю, что это не всегда так. Жизнь порой предлагает что-то одно – самое важное. И я считаю, что именно к этому надо быть всегда готовым. 

Помню, как решил стать военным. Мы жили в Пятигорске, мне было пятнадцать лет, и как-то с ребятами пошли в кинотеатр «Родина». Там висел плакат к фильму «Офицеры» с артистом Василием Лановым в образе боевого генерала, уже с орденами, со шрамами… Когда картина закончилась, почувствовал, что все изменилось. Я не выбирал, а просто понял, что теперь уеду из дома.


Родители не возражали. Я уехал в Казань, в Суворовское училище, поступил сам, хотя конкурс был человек одиннадцать на место. Первый месяц новой жизни без семьи, друзей, казарменный быт, когда все по команде, подъем, бегом на зарядку, – этого никогда не забудешь. А еще и учиться надо. Какой уж тут выбор.


О карьере


Офицер должен быть в хорошем смысле карьеристом. Не просто понимать свои способности, потенциал, а пользоваться ими. Один командир научил меня: Чиркин, сказал он, вот тебя назначили на должность, и ты в тот же день начинай думать о следующей. А бывает, иному предлагаешь: «Иди командиром полка на Дальний Восток». А он: «Нет, лучше уж я замом в Москве: мы с женой дачку построили, сад-огород и все остальное». Этот офицер генералом никогда не будет… 


О порядке и порядочности


Это только кажется, что в армии все по линеечке, все только и делают, что каблуками щелкают. На самом деле в войсках есть люди – и солдаты, и офицеры, – готовые поддержать любую авантюру, влезть туда, где «жареным пахнет». В мирное время с ними нелегко, но в боевой обстановке они как лакмусовая бумажка – поддакивать тебе не будут, но, глядя на них, сразу понимаешь, правильно все делаешь или нет. В трудную минуту такие люди надежнее, чем иные образцовые службисты, и поучиться у них есть чему. Ну а чтобы за рамки не выходили… Альтернативы боевой подготовке в вопросах укрепления дисциплины я не вижу. И это в нашей армии проверено не десятилетиями – веками. Пришел с войны, перья почистил – и занимайся боевой подготовкой.


О генералах


У нас говорят: генерал – это не звание, это счастье. Но это, конечно, сомнительное счастье. Когда ты получаешь генерала, поначалу то и дело косишься то на погоны, то на лампасы. Но что такое генералы в современной России? Все чаще говорят: зажравшие­ся, обнаглевшие, проворовавшиеся генералы… Мне кажется, чтобы снова нормально произносить слово «генерал», должно отлететь много шелухи.


Я получил генерала в Чечне, через полгода после того, как меня назначили командиром 42-й дивизии. Генерал-полковник Валерий Петрович Баранов вручил мне полевые погоны, я их на свою камуфлированную форму надел – другой у меня не было. И только потом, когда был на военном совете в Ростове, нашли портных. Смешно вышло: у меня времени в обрез, ни минуты свободной. Так портные мерку снимали прямо на ходу – на мосту над железнодорожными путями, пока вокруг пассажиры с чемоданами бегали. Получилось, что генеральскую форму надел месяца через полтора после того, как звание присвоили.


О службе


Моя жизнь – это план действий. Все распланировано. На год, на месяц, на неделю, на день. Встаю в шесть утра без будильника – он в голове уже лет двадцать как заведен на всю неделю. В субботу или воскресенье могу встать на полчаса позже. В 7.40 я на работе. Впрочем, обычно в армии говорят, что мы не работаем, а служим. Если освобождаюсь в 21.00 – можно считать, день был короткий. 


Об армии


Часто говорят, что армия – самый консервативный институт власти, здесь самые жизнеустойчивые традиции и отношения, это общество без прикрас, такое, как есть на самом деле. Вот без конца рассуждают о дедовщине. Я хочу спросить: а что, у человека все было хорошо, пока он служить не пошел? Он жил в условиях, о которых можно только мечтать? Да у нас дедовщина в обществе начинается прямо с детского сада, а потом не заканчивается никогда. Вот россиянин в армию попал: полгода дурачком, полгода старичком, и вот вдруг получился «дед» махровый! Начинает молодых угнетать, издеваться. Но его же общество таким воспитало, там это в порядке вещей, только называется иначе. Спрашивают, почему такого нет, например, в Германии? Да потому что у них этого в обществе нет.


Об оружии


Наше главное секретное оружие – российский солдат-срочник. Та самая молодежь, которую как только не ругают. А я видел на Кавказе, как они с оружием в руках защищали Родину, друг друга и командиров. Я, как бы громко это ни звучало, верю в них. 


О наградах


В первую чеченскую кампанию я вывел формулу: чтобы получить орден, нужно быть раненым, чтобы получить квартиру, нужно быть убитым – третьего не дано. Так зачастую награждали в ту пору. Я одного подчиненного семь раз представлял к званию Героя России. Семь! Так и не присвоили. И подобных случаев много было. Вынуждали и сказки писать в представлениях: «А когда у него кончились снаряды, он зарядил в пушку буханку хлеба, выстрелил и подбил вражеский танк». Со мной товарищ служил, полковник Виктор Еремеев. Он погиб. Двое детей остались сиротами, и когда жена начала оформлять документы на квартиру, ей говорят: «Вам трехкомнатная не положена». Она в трауре, в черном платке, такое горе… «Почему не положена?» – «У вас изменился состав семьи». – «Как изменился? О чем вы?» – «У вас же мужа убили, вы не помните?» Так ей двухкомнатную в Воронеже и выделили – в обмен на жизнь, которую офицер отдал своей стране.


О трудностях


В моей жизни было два случая, когда я чувствовал себя в тупике, на пределе сил. Первый, когда служил командиром батальона в Кантемировской дивизии. Мы готовились к сборам высшего руководящего состава, ждали прибытия пятисот генералов и адмиралов. Это было настоящее сумасшествие – столько всего переделывали, ремонтировали, а еще нужно было показать результаты по боевой подготовке, стрельбе, вождению… Два месяца это продолжалось. Я ложился в три часа ночи. Правый сапог снял и заснул, а левая нога так и осталась в сапоге на полу. 


А второй случай был в 2000 году в Чечне, когда я заканчивал формировать 42-ю дивизию. Кошмар круглосуточный. Дивизия участвует во всех операциях, да еще и командно-штабные учения. Это и в мирное время дело хлопотное, а тут подразделения выполняли настоящие боевые задачи. Ты не бумажки заполняешь, а отдаешь такие указания, от которых зависит жизнь людей, вот в чем дело. А тут мало того что учения, так еще и министр обороны маршал Сергеев у тебя в дивизии живет трое суток – такого в вооруженных силах вообще не случалось. 


Дивизия – махина огромная, в постоянном движении, батальоны разбросаны, десятки блокпостов стоят на дорогах. Ко всему прочему, 42-я только формировалась – собирали солдат с миру по нитке по всей стране. У меня были офицеры, которые дважды (!) до этого были уволены по дискредитации. Иного контрактника привозили на вертолете – он выпадал пьяный, а из него бойца надо делать.


Бывало, в шесть утра встанешь и уже буквально еле ноги таскаешь. Иной раз, пока летишь на вертолете на операцию, спишь. Только через несколько месяцев ситуация выровнялась.


О России


Историки подсчитали, что в состоянии войны Россия находилась 70% своей истории. Войны велись то ради расширения границ, то ради их сохранения. Ну что тут поделать? Мы стоим на этом полигоне. Мы не можем с него уйти. Иначе потеряем Родину, государство, себя. Россию всегда большая беда объединяла. 

О силе


Сила не только в физике, не всегда, как в учебнике, вес в движении. Не кулак с разгону. Сила в морали, в стержне человека. А сила духовная соотносится с физической, я считаю, как три к одному. Бывает, человек внешне дох­ленький, слабенький, но силен духом. Очень много примеров из истории российских, советских вооруженных сил, когда горстка сильных духом людей противостояла превосходящим силам противника. Не сдались, не пропустили. Все зависит от силы воли. Бывают накачанные культуристы, оружием обвешанные, а чуть жареным запахло, раз – и сдулся.


О смерти


С научной точки зрения смерть – прекращение обмена веществ. Но если говорить о смерти с учетом моего опыта, то это то, что всегда находится рядом с жизнью. Смерти боятся все. Не верьте в абсолютное бесстрашие. Если человек абсолютно бесстрашен – он безумен. Но. Надо уметь смотреть смерти в глаза, быть к ней готовым, особенно если ты военный. У нас не скажешь: «Извините, я не пойду в наступление, потому что мне хочется еще немного пожить».


Война всегда была, есть и будет. Человек – единственное на нашей планете животное, которое истребляет себе подобных. К сожалению, так все устроено. Однако тот, кто решил надеть офицерский мундир, стать командиром, изначально должен готовиться и к войне, и к смерти.


О чести


Честь – это то, что у офицера есть даже тогда, когда больше уже ничего не осталось, кроме жизни. «Честь имею» – так говорят только офицеры. Поэтому, я думаю, офицерская честь не только что-то личное, но и что-то более возвышенное, государственное. Писаный или нет, но кодекс чести в русской армии всегда был выше любого устава.



Записали Михаил КОЖУХОВ и Сергей МОСТОВЩИКОВ.Фото Олега КЛИМОВА и Татьяны ЛИБЕРМАН 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 20 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +7 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Творцы гармонии искусства

Сергей Малюков, laavo7@yandex.ru
// Культура

Махали шашкой и танцевали на балу

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Общество

Уроки немецкого и… дружбы

Ольга Шкатова, shkatovao@list.ru
// Образование

В диалоге с депутатом Госдумы

Елена Леонидова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Критерии успеха «политеха»

 Сергей БАННЫХ // Образование

За мир и дружбу!

Олеся ТИМОХИНА  // Общество

Удивительная память

 Олеся ТИМОХИНА      // Общество

Корона для «Мисс Творчество»

 Анна СЕРГЕЕВА // Образование

Не работа, а сказка

 Юлия СКОПИЧ // Общество



  Вверх