lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 октября 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Но при чём здесь Анна Керн?

Опыт небесспорного прочтения одного шедевра
19.10.2013 "Петровский мост". Владимир Богданов
// Культура

Когда слышу романс М. Глинки на стихи А. Пушкина «Я помню чудное мгновенье» или перечитываю (впрочем, зная наизусть) это стихотворение, то не могу отделаться от мысли, что роль А.П. Керн в создании этого шедевра слишком преувеличена. Конечно, нельзя отрицать очевидные вещи: листок с этими стихами Пушкин действительно вручил Анне Петровне. Вот как она пишет об этом в своих воспоминаниях: «Он (Пушкин – В. Б.) пришёл утром и на прощанье принёс мне экземпляр 2-й главы «Онегина», в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами: 


Я помню чудное мгновенье, и проч., и проч.


Когда собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове, не знаю. Стихи эти я сообщила тогда барону Дельвигу, который их поместил в своих «Северных цветах».


Когда я впервые прочитал этот текст, то невольно подумал: а почему Александр Сергеевич вдруг не захотел, чтобы стихи оказались у Анны Петровны? Странно это… Потом, встретив в письме Пушкина к своему другу весьма нелицеприятное выражение в адрес Керн, вообще подумал: а могла ли она стать его музой или, проще говоря, героиней этого стихотворения, ей ли посвящены знаменитые строки – живой женщине, разбудившей чувства поэта, вызвавшей столь сильные эмоции? Читаем первые строчки стихотворения: 


Я помню чудное мгновенье:


Передо мной явилась ты, 


Как мимолётное виденье,


Как гений чистой красоты.


(Напомню, что выражение «гений чистой красоты» принадлежит В.А. Жуковскому. Пушкин использует его в своем стихотворении, благодаря чему эти слова и стали популярными. В своих прижизненных изданиях поэт неизменно выделял эту строчку курсивом, что по обычаям того времени значило, что речь идет о цитате. Но позднее такая практика прекратилась, и в итоге это выражение стало считаться пушкинской поэтической находкой.)


Героиня предстает перед поэтом как мимолётное виденье – настолько мимолётное, что нельзя даже определить, какова явившаяся, поэтому используется уже готовая чужая строка «гений чистой красоты» (она как бы придаёт конкретики воздушному образу, приземляет его). Не кажется ли удивительным, что Пушкин (!) снисходит до заимствования, не утруждая себя отысканием нужных слов, а сколь тщательно он их отбирал, можно убедиться, посмотрев черновики великого поэта. Значит, в данном случае в этом не было необходимости. Когда используется клише? Когда нет времени и/или желания утруждать себя поиском нового или же когда надо специально показать некую заштампованность понятия.


Далее. Мимолётное виденье ненадолго задерживается в памяти, оно способно жить только в «томленьях грусти безнадежной, в тревогах шумной суеты» (первое значение слова «суета» – всё тщетное, пустое, не имеющее истинной ценности: словарь Ожегова даёт его с пометкой «устаревшее», но для Пушкина оно – главное). Шумность суеты может заглушить только «голос нежный», а строка «снились милые черты» свидетельствует, что поэт пока не может совсем забыть «виденье» – хоть и во сне, но «милые», то есть не совсем призрачные. Но как неконкретны эти определения, они могут относиться к любой понравившейся женщине или даже просто явившейся в мечтаниях…


Шли годы. Бурь порыв мятежный


Рассеял прежние мечты,


И я забыл твой голос нежный,


Твои небесные черты.


Опять Пушкин использует уже найденные определения. Что ж, из-за мимолётности виденья трудно разглядеть в нём что-то ещё, да и не нужно: для романтической мечты (свойственной юности, молодости) как раз и необходимы «голос нежный», «небесные черты». Заметим, что «милые» уже превратились в «небесные», то есть ставшие бесплотными. 


В глуши, во мраке заточенья


Тянулись тихо дни мои


Без божества, без вдохновенья,


Без слёз, без жизни, без любви…


Ох уж это четвёртое четверостишие! Первая встреча Пушкина с Анной Керн – начало февраля 1819 года. Ему 21-й год, ей 19. Она уже пару лет замужем за генералом Е.Ф. Керном (девичья фамилия Анны Петровны – Полторацкая). В то время юная генеральша почти не обратила внимания на мало ещё известного (да и не красавца, прямо скажем ) А. Пушкина, который отпускает в её адрес двусмысленные остроты. Но в воспоминаниях своих А. Керн пишет: «Впечатление его встречи со мной он выразил в известных стихах:

 «Я помню чудное мгновенье» и проч».


Вторая встреча – июнь 1825 года. За эти прошедшие пять с половиной лет Пушкин написал поэмы «Руслан и Людмила», «Бахчисарайский фонтан», «Кавказский пленник», «Цыганы», главы «Евгения Онегина», десятки гениальных стихотворений, почти закончил «Бориса Годунова», пережил немало влюблённостей… Ничего себе – отсутствие вдохновения! Имя его становится широко известным. Анна Петровна Керн – уже бывшая генеральша, она восхищается творчеством Пушкина (скорее, его славой)…


А потому в процитированных выше пушкинских строках – небывалая концентрация поэтического преувеличения! Кто ж поверит, что жизнь поэта проходила в это время «без божества, без вдохновенья»… И всё, мол, потому, что забылось мимолётное виденье в образе А.П. Керн.


 Разгадка всего – в самом тексте. Если, конечно, внимательно прочитаем его. Итак:


Душе настало пробужденье:


И вот опять явилась ты,


Как мимолётное виденье, 


Как гений чистой красоты.


Чаще всего это стихотворение трактуется так: вот исчезла она, разбудившая чувства поэта, он со временем забывает её. Жизнь для него чуть ли не теряет смысл, но вот она появляется снова, и поэт оживает…


Но прочитаем внимательно: «Душе настало пробужденье». Ведь предельно ясно – душа уже пробудилась, ей пришла пора проснуться, и лишь потом «опять явилась ты»… Где здесь даже намёк на то, что чувства поэта пробудила А.П. Керн? (Примем за факт, что эти стихи всё-таки навеяны её образом и посвящены ей.) Всё наоборот: она является в том случае, когда душа готова её принять. Иначе почему бы Пушкину не написать: «Душе настало пробужденье,/ Когда опять явилась ты»?


И это слово «опять» можно воспринимать и так, что «она» является не в первый раз – после того, как душе настаёт пробужденье. А не было ли так и впервые? Когда-то поэт пережил чудное мгновенье, оно осталось с ним навсегда (обратим внимание на глагол «помню», он в настоящем времени – в отличие от других, кроме «бьётся» в последнем четверостишии). Да и может ли живая, конкретная женщина бесконечно являться как мимолётное виденье, как гений чистой красоты? Уж «нашему всему» – вряд ли…


Главное в этом стихотворении – «Душе настало пробужденье» и «Сердце бьётся в упоенье». Ещё бы: это сердце поэта, которому подвластно испытать и выразить всё. (Сравним: «И пробуждается поэзия во мне…» в гениальном стихотворении 1833 года «Осень».) «Я помню чудное мгновенье» – о состоянии души, где спады чередуются со взлётами, но любое естественное снижение накала чувства всегда хранит память о нём («Я помню»), и значит, возвращение взлёта неизбежно, душе настаёт пробужденье. Даже если до этого казалось, что дни текут «без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви»…


Мне всегда представлялся несколько странным этот выстроенный поэтом ряд: слово «жизнь» как бы выбивается из него. Разве оно – не всеобъемлюще? Не включает в себя всё остальное? Но коль речь о жизни поэта во время взлёта, то для него (поэта) существует нечто важнее жизни в обычном и естественном понимании её. Есть жизнь внешняя и внутренняя, жизнь плоти и духа, жизнь души. И есть жизнь поэта – высшее проявление жизни души на взлёте. Именно об этом в стихотворении. И ещё: жизнь ведь соткана из разных мгновений, но только чудное остаётся навсегда в памяти, оно предвестник пробуждения души, при котором и наступает высшее проявление жизни, без которого она теряет для поэта смысл…


Но оставим, в конце концов, эти рассуждения и согласимся, что А.П. Керн здесь всё-таки «при чём», как-никак это ей суждено было стать, что называется, одним из «поводов» для написания стихотворения, которое совсем не о ней. Может быть, ещё и поэтому Пушкин «судорожно выхватил и не хотел возвращать» его Анне Петровне. Будем просто восхищаться стихами, щедростью нашего гения, обессмертившего (почти мимоходом) одну из множества женщин, встретившихся ему на пути… 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх