lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 октября 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Абрамцево
История 

Тайна старого кладбища

14.10.2013 "ЛГ:итоги недели".
// История
Первая табличка с фамилией Виноградова. Фото 2012 года
Перед дальней табличкой с фамилией Виноградова появилась табличка с фамилией Протасова. Фото 2012года
Отдельное захоронение в 2012 году
Архиепископ Елецкий и Задонский С.А. Протопопов (1894-1937)

В Ельце на старом кладбище увидел несколько могил с крестами и табличками «Здесь покоится прах священников, расстрелянных в 30-х годах». Упомянуты только два имени: Николай Протасов и Михаил Виноградов. Указана дата расстрела Михаила Ивановича – 15 марта 1930 года. Заинтересовался этим неофициальным народным мемориалом и решил посмотреть областные публикации на этот счёт.


В первом томе «Помнить поименно. Книга памяти жертв политических репрессий липецкого края с ноября 1917 года», вышедшем ещё в 1997 году, упоминаются эти два священника, но нет дат вынесения приговора репрессированным (кстати, том выложен на сайте областной администрации в разделе «общество»). В третьем выпуске «Записок Липецкого областного краеведческого общества» архивистом Валерием Борисовичем Поляковым опубликован список репрессированных церковнослужителей и даты приговоров. Анализ этих дат позволил найти тех, кто мог быть расстрелян вместе с Михаилом Ивановичем Виноградовым и Николаем Фёдоровичем Протасовым.



Крестьяне и священники


Найти людей, которые ухаживают за могилами расстрелянных елецких священников, помог задонский журналист и краевед Леонид Алексеевич Морев. 12 июня 2006 года он записал беседу с прислужницей кладбищенской Казанской церкви 86-летней Валентиной Михайловной Полевой. Работники Елецкого краеведческого музея тоже с ней беседовали и сделали видеозапись. Суть этих бесед описана 29.11.2010 в «Итогах недели»: «…В марте того года на место, где теперь стоят кресты, памятник-аналой с раскрытым Евангелием, привели под конвоем местных священнослужителей. Дали им в руки лопаты и заставили вырыть яму, которая оказалась неглубокой, поскольку земля ещё не оттаяла. Священников расстреляли здесь же и забросали землёй. Невольными свидетельницами той расправы стали две ельчанки, которые стояли, спрятавшись за дерево». Они-то и узнали «среди измождённых длинноволосых, бородатых людей ранее арестованного елецкого священника Виноградова, дело было под Пасху в пустом тогда северо-западном углу кладбища». Одной из этих двух ельчанок была соседка Полевой. С конца 50-х годов за этим местом захоронения стали ухаживать «матушки–церковницы» Казанского храма.


В 30-м году до Пасхи, а она была 20 апреля, к расстрелу были приговорены четыре сельских священника Липецкого края. Дела трёх из них вёл Елецкий окружной отдел Объединённого государственного политического управление (ОГПУ), а четвёртый священник – Сергей Гаврилович Вишневский из села Доброго Козловского округа Центрально-Чернозёмной области (ЦЧО) был расстрелян в Козлове.


В областном архиве сохранено следственное дело священника долгоруковского села Жерновное 33-летнего Михаила Ивановича Виноградова. Поскольку в середине 1928 года прошлого века был образован Елецкий округ ЦЧО и в него, среди прочих, входили Воловский и Долгоруковский районы, а также Липецк, то арестованного Виноградова вместе с группой односельчан 3 февраля 1930 года доставили и поместили в Елецкий исправительно-трудовой дом (ИТД). Всех их обвинили в антиколхозной агитации.


Коллективизация, бурно развёрнутая большевиками в конце 20-х годов, не находила понимания в крестьянской среде. В колхозы загоняли людей поголовно. Репрессии власти против церкви и крестьян служили той же цели — не пряником, так кнутом согнать народ в колхозы. Елецкий краевед Александр Александрович Подгаецкий в 1930 году в подшефных Елецкому рабфаку сёлах Суворовке и Ериловке записал полтора десятка частушек на тему «Долой коллективы». Вот некоторые из них. «Коллектив, коллектив! Как ваши делишки? Нет ни хлеба, ни картох – плачут ребятишки». «Кабы не было мороза – не было бы холода. Кабы не было колхоза – не было бы голода».


Во внесудебном заседании тройка полномочного представительства ОГПУ по Центрально-Чернозёмной области 9 марта 1930 года приговорила священника Михаила Ивановича Виноградова к расстрелу, а крестьян – к разным срокам заключения в концлагерь (слово из приговоров начала 30-х годов). Кроме этого, конфисковывалось имущество и ставился вопрос перед соответствующим райисполкомом о высылке семьи в Северный край.


Ранее, 6 марта, эта же тройка полномочного представительства приговорила без суда 19 жителей воловской Казинки. Священника Михаила Львовича Калинникова, крестьян: Антона Ивановича Аносова, Никиту Поликарповича Гладких, Романа Иустиновича и Трофима Борисовича Драчёвых, Абрама Гавриловича Дитяткина, Трофима Ефимовича Морнева, Тихона Ивановича Печерских, Николая Петровича Чвилёва и Павла Ивановича Шамрина – к расстрелу, остальных девятерых землепашцев – к концлагерю. В Елецком ИТД они содержались с 18.02.1930 и обвинялись в том, что «весной хотели организовать восстание крестьян, ожидая в этот момент интервенцию со стороны западно-капиталистических государств».


Третье «елецкое» расстрельное дело первого квартала 1930 года. 14 марта была решена судьба восьми жителей села Вышне-Большое Воловского района, содержащихся в Елецком ИТД с 01.02.1930. Их обвиняли в том, что они в декабре 29-го пытались противодействовать снятию колоколов с церкви. Пятерых крестьян приговорили к заключению в концлагерь, а Захара Семёновича Болотова, Филиппа Тихоновича Солдатова и священника Александра Николаевича Казанского – к расстрелу. Конечно, во внесудебном приговоре присутствовали слова об имуществе и семье.


Но священников не только расстреливали без суда, их ещё внесудебно приговаривали к концлагерю и высылке на Север. В двух из двенадцати таких коллективных дел Елецкого окружного отдела ОГПУ, законченных в октябре 1929 – марте 1930 года, встречается слово «расстрелять». Оба приговора вынесены в первой декаде марта.


4 марта тройкой ПП ОГПУ по ЦЧО был приговорён к расстрелу крестьянин деревни Петрово-Китаево Тербунского района Дмитрий Нефёдович Цыганов. Он участвовал в волнениях жителей села Семёновки по поводу превращения церкви в зерновой склад и ареста священника А.К. Георгиевского (10 лет лагерей). Из двенадцати арестованных крестьян становлянского села Кличино 7 марта та же тройка приговорила к расстрелу Ивана Ивановича Стребкова, Ивана Фёдоровича и Егора Арсентьевича Юрцевых за сопротивление коллективизации. Пятидесятилетний священник И.Д. Карабанов получил 10 лет заключения в концлагерь.


Особо активно тройка действовала в Ельце – 18 человек были приговорены к расстрелу с 4 по 14 марта 1930 года. Расстрел именно этих 18 человек, среди которых были три священника, и могли видеть две ельчанки. В это время в Москве коммунисты решают на время ослабить «добровольное вхождение в колхозы»: 2 марта появляется статья Иосифа Сталина «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения», а 14 марта выходит постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлением партийной линии в колхозном движении». Елецкий окружной отдел ОГПУ успел с «кровопусканием», следующий расстрел в Ельце был санкционирован центральным ОГПУ лишь через полтора месяца!



Елецкие священнослужители


В марте-апреле 1937 года за свои убеждения были арестованы 10 елецких священников. В их числе и Николай Фёдорович Протасов из Покровского храма. Имена остальных: архиепископ Серафим Алексеевич Протопопов, Пётр Васильевич Воскресенский, Николай Николаевич Полянский (Сергиевская церковь), Афанасий Михайлович Пятницкий, Измаил Никифорович Соболев (Вознесенский собор), Николай Иванович Соколов (Предтеченская церковь), Сергей Иванович Цветков (Сретенский храм), Иван Николаевич Чебышёв (дьякон Лучковской церкви), Александр Николаевич Щеглов (Преображенская церковь).


Содержались они в Липецкой тюрьме. К этому времени произошли административно-территориальные изменения: в конце июля 1930 года округа были упразднены, а затем ЦЧО разделилась на Воронежскую и Курскую области, Елец оставался до октября 1937 года в составе Воронежской области.


5 августа 1937 года тройка управления НКВД по Воронежской области во внесудебном постановлении приговорила всех десятерых священников к расстрелу, никто из них, кроме Полянского, не признал свою «вину». Акт о расстреле, содержащийся в их общем деле, констатирует, что расправа случилась в Липецке 8 августа. Вместе с ельчанами, согласно акту, были расстреляны: священник елецкого села Нижний Воргол Павел Николаевич Шубский, – за превратное толкование сталинской конституции (в его персональном архивно-следственном деле есть выписка из акта о расстреле, в которой указано время исполнения приговора тройки УНКВД от того же 5 числа – 8 августа в 24 часа), а также урождённые ельчанка К.М. Скуридина и липчанин Н.И. Куликов. О них в картотеке репрессированных областного архива сведений нет. Этот страшный документ содержит ещё одно ужасное свидетельство – в нём говорится, что в отношении двух других липчан П.А. Кудоярова и В.П. Кожевникова приговор в исполнение не приведён, поскольку они содержатся в Мичуринской тюрьме (тоже отсутствуют в картотеке архива). «Воронежская тройка» давала указания, не видя тех, кого приговаривала к расстрелу! Так же, заочно, 5 августа эта тройка приговорила к смерти ещё четырёх раненбургских церковнослужителей П.А. Восякова, П.Р. Митяева, Т.К. Монаенкова, Г.Ф. Панфилова. В их деле есть акт, где указано, что расстрел был произведён 11 августа в 2 часа 30 минут в овраге в трёх километрах за Раненбургом.


Получается, что захоронен священник Покровского храма Ельца Николай Фёдорович Протасов не в Ельце, а где-то в Липецке. А табличка с его именем появилась на елецком народном мемориале после 2006 года из желания хоть так почтить его память. Расстрельные приговоры священникам Ельца выносились в 1937 году, большая их часть была приведена в исполнение в Ельце. Десять человек во главе с владыкой Серафимом были первыми из 34 расстрелянных елецких церковнослужителей.



Школьники и учителя


Просматривая том «Помнить поимённо…», обратил внимание ещё на три судьбы. Николаю Беляеву, учащемуся СШ №2 Ельца (моя школа!), расстрел заменён десятью годами лагерей. Леонид Дерюгин до ареста и получения пятилетнего срока полгода учился в этой же школе, после исключения из педагогического техникума. Валентина Жур, восьмиклассница 14-й елецкой железнодорожной школы, приговорена к 5 годам трудколонии.



За что приговорили детей?!


Валя Жур из семьи железнодорожного рабочего, жила в соцгородке, школа располагалась по адресу: Землянская, 7. Трёх девочек оставили после уроков в классе – подписывать приглашения на голосование 12 декабря 1937 года в день выборов в Верховный Совет СССР. Валентина подписала 100 приглашений, но в двух сделала ошибки. В одном приглашении неправильные буквы заметила и исправила, а во втором – не заметила, что вместо «голосование» написала «восстание», – на уроке истории как раз проходили эту тему. Учительница, взяв на проверку написанное, увидела две описки, отнесла «приглашения» в Елецкий отдел НКВД. После этого 2 декабря 1937 года Валю (а ей не было и 16 лет) арестовали и перевезли в орловскую тюрьму. 22 марта 1938 года Особое Совещание при Народном Комиссаре Внутренних Дел СССР приговорило девочку к 5 годам трудлагерей по статье 58-10 за призыв к свержению советской власти.


Находясь в Беломорско-Балтийском исправительно-трудовом лагере в городе Медвежегорске в 40-м году она просила пересмотреть дело. Оснований для пересмотра не нашли… Хотя 22 марта 40-го Орловский облсуд отменил приговор в 5 лет и освободил из-под стражи Леонида Дерюгина, отличника Елецкого педтехникума, на том основании, что в момент совершения преступления ему не было 16 лет. «Преступление» подростка: в мае 1936 года в общежитии техникума во время коллективной читки газет сказал, что в Америке рабочие живут лучше, чем в Советском Союзе… За Леонида хлопотали родители – учителя села Стрелец Долгоруковского района. Правда, за три года мальчик прошёл тюрьмы Ельца, Липецка, Орла и Севжелдорлаг Коми. За Валю заступиться было некому…


Николай Беляев – девятиклассник средней елецкой школы №2, был приёмным сыном сельского учителя. Родители жили в Войсковой Казинке, в которой не было полной средней школы, а для сына в Ельце снимали комнату в доме на улице 3-го Интернационала.


Николай был арестован 6 февраля 1938 года. Улики – дневник и альбом для стихов с типографской обложкой «100 лет со дня смерти великого поэта А.С. Пушкина». В дневнике наряду с бытовыми записями, заготовками для школьных сочинений были мысли и суждения о событиях, проходивших в то время в нашей стране. Есть там, в частности, строки, комментирующие постоянно повторяемую тогда фразу Сталина: «Эта сволочь ещё имеет силы орать во всю глотку, что «жить стало веселее, жить стало лучше». Но если поднять вопрос, что мы видим — издевательство, голод, нищета, разорение, притеснение всего, что человек хотел бы сделать для пользы всего народа». «Беляев утверждал, что колхозники живут плохо, до организации колхозов крестьяне жили лучше, рабочие же стоят в очереди за хлебом», — это уже из показаний в его «деле».


Дневник у Коли выкрал одноклассник и принёс его директору школы. Тот — в НКВД. И закрутилось колесо. Из допроса 8 февраля: «Считаю, что политика, которую проводят Советская власть и Коммунистическая партия, ведёт страну к разорению, голоду и гибели».


Николая Беляева 10 февраля 1938 года перевели в орловскую тюрьму. Военный трибунал Орловского военного округа 14 марта 1939 года приговорил Н.А. Беляева к расстрелу. Приговор мог быть обжалован в течение 72 часов — после «ежовщины» наступила «бериевская оттепель». Три месяца Николай провёл в камере смертников. Военная коллегия Верховного суда СССР 29 мая 1939 года рассмотрела его кассационную жалобу и посчитала, что виновность в контрреволюционной агитации Н.А. Беляева установлена, а виновность в террористической деятельности не подтверждена. Расстрел был заменён десятью годами лишения свободы и пятью годами поражения в политических правах.


Срок отбывал в Магаданской области. Освободился в 48-м, до середины 51-го работал в Индигирском горно-промышленном управлении. В 1969 году Николай Андреевич жил в Ельце, рядом со своей школой, работал мойщиком грузовых вагонов. В октябре добился того, что приговор в отношении него был отменён, а дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.


Классная руководительница Николая – учительница немецкого языка В.С. Степанова, 1885 года рождения, выпускница Харьковского института благородных девиц. Она пыталась опекать Беляева и предупредить его юношескую горячность и неосторожность. Вера Степановна была арестована 27 августа 1938 года по обвинению «в распространении среди учащихся и учителей контрреволюционных фашистских взглядов и в высказывании различных контрреволюционных клеветнических измышлений». Содержалась в тюрьме Орла, виновной себя не признала. 4 апреля 1939 года судебная коллегия по уголовным делам Орловского облсуда на выездном заседании в Ельце, посчитав приведённые свидетельства оговором, освободила учительницу из-под стражи. Период Большого террора закончился, и в 1939 году ещё не менее 18 учителей Липецкого края были освобождены из-под стражи.


В Ельце было репрессировано, по крайней мере, 16 учащихся и 35 учителей, четверо из которых расстреляны. Это учитель физкультуры строительного техникума Московско-Донбасской железной дороги Константин Михайлович Гончар (21.11.37 в Липецке); преподаватель русского языка того же техникума Дмитрий Архипович Кисенко (27.01.38 в Орле); преподаватель математики и естествознания педагогического училища Филипп Поликарпович Скрылёв (27.01.38 в Орле) и учительница биологии и географии с 1912 года – вначале Елецкой женской гимназии, а затем рабфака и образцовой школы №13 – Александра Владимировна Ростовцева (02.06.42 в Ельце).



«Цифры»


Ещё несколько общих цифр, часть из них взята из электронной базы областного архива. Среди 19282 архивно-следственных дел репрессированных в Липецком крае, хранящихся в архиве, 3114 дел содержат приговор – расстрел, 2599 фамилий расстрелянных опубликованы в первом томе книги «Помнить поимённо…». В книге «Государственная безопасность. Из прошлого российских спецслужб. Очерки о липецких контрразведчиках», изданной сотрудником пресс-службы Липецкого управления ФСБ Сергеем Алексеевичем Разбириным в 1999 году, говорится, что в 1937-38 годах в Липецке расстреляно 1200 человек, причём за один день 19 февраля 1937 года – 352 человека, в Усмани за этот двухлетний период – 425 человек. Указаны предполагаемые места захоронения расстрелянных в Липецке и Усмани: район Преображенского кладбища и Татарский вал, в Данкове – Сторожевское кладбище.


Впоследствии все репрессированные были реабилитированы, то есть признаны невиновными, а следователей, которые вели их дела, обвинили в фабрикации и фальсификации. Они были уволены из НКВД, по крайней мере, в деле десяти елецких священников есть об этом справка.


Думаю, что все жители области, особенно тех городов, где проходили бессудные сталинские расправы над людьми и в которых известны предполагаемые места захоронения невинно убитых (Данков, Елец, Липецк, Раненбург и Усмань), заинтересованы в том, чтобы все имена и даты были выяснены, а места захоронения обозначены. .


Олег ДЯЧКИН, доцент ЛГТУ, Леонид Морев (фото)


К сожалению, не везде в материале приведены полные имена и отчества людей, пострадавших от репрессий, в некоторых случаях сохранились только инициалы.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 17 ноября 2018 г.

Погода в Липецке День: -6 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Эффект слаженной работы

Сергей Кибальниченко, sk48@list.ru
// Власть

На пороге цифровой эпохи

Владимир Петров, petrof2332@yandex.ru
// Экономика
Популярные темы 

Строительство без справедливости?

Когда ожидание новоселья превращается в кошмар
Виктория ТОЛЧЕЕВА    // Общество

Спортивные этапы Дмитрия Васильева

Евгений КОЗЛОВ // Спорт

Бла-бла-бла по дороге

 Маруся БЫКОВА, студентка ЕГУ // Общество

А ты – предприниматель?

Для тех, кто ещё не решился открыть собственное дело, «МВ» приводит примеры успешных молодых бизнесменов
Олеся ТИМОХИНА // Экономика

«В США нас называли русскими принцессами»

 Олеся ТИМОХИНА // Общество

Это звание лучшим дается

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru // Общество



  Вверх