lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
23 сентября 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Почему на Рублёвке жить хорошо? (фоторепортаж)

23.09.2013 "ЛГ:итоги недели". Дарья Шпакова
// Общество
Фото Александра Юшкова

На Рублёвке нас встречали не «звёзды» политики и эстрады, а потомственные рублёвские крестьяне, гостеприимные, добродушные, мудрые и весёлые. Их богатства не за заборами спрятаны, а разбросаны по всем бескрайним рублёвским просторам


Яркие картинки из жизни на Рублёвке кружат головы многим россиянам. Считается, что там, в элитном посёлке на Успенском шоссе, в шикарных  коттеджах купаются в роскоши счастливчики миллионеры. Их жизнь богата и наполнена брызгами шампанского, но, увы, а может, и к радости, протекает она параллельно жизни обычных людей, не искушённых большими деньгами. Говорят так: сытый голодного не разумеет. А потому и не разглядеть из-за высоких заборов тихого счастья с картошкой в мундире на ужин. Во все времена были свои «рублёвские» жители. Им завидовали, ими восторгались, кого-то уважали, кого-то обличали…  В общем, обычное противостояние «принцев и нищих». И вечные вопросы без утвердительных ответов: «В чём оно,  «богатство», заключается? И прибудет ли с ним счастье?».


В Липецкой  области  тоже есть своя Рублёвка. Так называется деревня в Задонском районе, где нам были рады, конечно, не «звёзды» политики и эстрады, а потомственные рублёвские крестьяне. Баба Тома, что в семьдесят пять лет переплывает Дон и ловит рыбу руками, да баба Маша, благословлённая священниками читать псалтырь по  усопшим.


ФОТОРЕПОРТАЖ


 Рублёвка нас встретила своим главным «богатством» – разбитой дорогой. Первозданный жирный чернозём расползался под сапогами. А по обочинам – бурьян да гигантские репейники. Домики в Рублёвке разные. Те, что побогаче, – белёные и с лавочками у крыльца, а есть хаты совсем заброшенные, смотрят пустыми глазницами окон на улицу и ничему не радуются.  Деревня давно опустела: из семидесяти домов осталось тридцать. У всех жителей в паспорте – рублёвская прописка. Ещё одно  богатство здешних мест – тишина, такая непривычная и непостижимая городскому жителю. Летом-то всё стрекочет и птицы заливаются, а осенью – печаль. Зато можно наслаждаться запахами земли, усыпанной золотой листвой, и смотреть в бесконечность лесов, что подёрнулись пряной дымкой на том берегу маленькой речушки со смешным названием Ерёшка. Полюбоваться ею нам не удалось – молодой лес скрыл Ерёшку в своих объятьях. И жалко как-то заброшенную Рублёвку, и понимаешь, что красота здесь в этой самой дикости и какой-то неприкаянности.


– К нам много приезжало людей с желанием домик купить. Даже риэлторы из Москвы были. Смотрели, восхищались рублёвской красотой, обещали продавать землю, но всё осталось на уровне разговоров. Пугают приезжих дороги и глушь. У нас здесь даже магазина нет, приезжает автолавка с самыми необходимыми товарами, но коммуникации имеются – и газ, и вода, – рассказывает глава поселения Виктор Сергеевич Татаринцев.


Как мы отказались от чая с трюфелями


Мы спустились в низину Рублёвки, там даже нашему крепкому автомобилю было не проехать, и направились в гости к старожилу деревни Марии Михайловне Маркиной. По дороге «председатель» Виктор Татаринцев, так по старинке зовут местные жители  главу сельского поселения, рассказал нам историю деревушки, что собирал по крупицам от местных стариков. Оказывается, название своё она обрела в старинные года, когда рядом с Рублёвкой (тогда деревня так ещё не называлась) жил один барин, ему она и принадлежала.  Он был известный мот и любил играть в карты. Так барин и проиграл свою деревню за рубль. С тех пор она стала зваться Рублёвкой. И всегда была зажиточным местом.


– Здесь, почти на берегу  Ерёшки (была когда-то и она полноводной), в девятнадцатом веке работал спиртзавод. Выпускали крепкие напитки. Старожилы рассказывают, что спирт тёк по деревянным желобам такой крепости, что воробьи подлетали к ним и замертво падали от паров. Рядом с заводом росли несколько пробковых деревьев, специально привезённых из Крыма. Они и сейчас  сохранились и прекрасно себя чувствуют на нашей земле. А от завода остались только  каменные погреба, правда, в самой чаще леса, – с удовольствием делится  своими историческими находками  Виктор Сергеевич.


Дорога к бабе Маше была долгое время пустынной, пока из гущи репейников в человеческий рост не вырулил на неё мужчина с  тележкой камней. Это руб­лёвский житель вышел на доброе дело – засыпать булыжниками огромную лужу, чтобы хоть как-то облагородить живописную местность. Оказалось, что он недавно переехал в нашу  Рублёвку из сытой столицы. Настолько ему понравились здешние красоты, что он даже занялся разведением гусей. Кто был этот замечательный человек в прошлой, дорублёвской жизни, нам не удалось узнать. Деревенский житель не захотел быть героем нашего очерка, но сыпал мудрыми цитатами философов о земле и добродушно приглашал на чай с трюфелями. 


– Столичный гость переехал к нам не один – с супругой. И живут они почти как отшельники, – рассказывает Виктор Сергеевич. – Любят природу, много работают на земле и купаются каждый день в речке, даже зимой. Общительные, милые люди. Похоже, что они преданы Рублёвке. 


Богоугодное дело бабы Маши


А вот баба Маша гостей ждала и была рада нашему приходу. Живёт она одна в свои семьдесят девять лет, но на одиночество не сетует. Улыбается и светится изнутри – такая она лучезарная. В доме у Марии Михайловны всё нарядно. Повсюду белизной сияют занавески: на оконце, на дверных проёмах, даже на бывшей заслонке русской печки висит накрахмаленный прямоугольник с вышитыми алыми розами. Красный угол – в иконах. Все они в одинаковом окладе – серебристые цветочки из фольги по всей святыне. Нужно хорошенько приглядеться, чтобы в блеске «серебра» различить лик святого. А в большой комнате у бабы Маши собрание ангелочков, и рисунки, и статуэтки. На столе – открытый большой старинный псалтырь. 

– Это мне один батюшка из Задонска подарил за то, что я читаю по усопшим. Я добросовестно своё послушание исполняю – три дня и три ночи читаю псалтырь. Сейчас как-то этот обряд уходит из нашей жизни. А ведь это неправильно – душу человека надо достойно провожать, не торопясь. Считается, что  она в первые три дня прощается с земной жизнью и посещает дорогие усопшему места. Вообще-то псалтырь правильно читать как только человек умирает и до того момента, как его земле придадут. И церковью разрешено этот обряд совершать всем. Но не каждый решится столько времени провести рядом с покойником. У меня на то благословение было от самого Спасителя... – таинственно произнесла Мария Михайловна. – Как будто во сне и в то же время наяву это было. Я  потом батюшке всё рассказала, что увидела.  Он меня выслушал и перекрестил на это бого­угодное дело. 


Уверовала Мария Михайловна в Бога, когда трагически погиб её 37-летний старший сын. Пережила она это страшное горе, и изменилась вся её жизнь. Баба Маша говорит:  занимаясь читкой, совсем перестала бояться смерти. Каждый день она открывает псалтырь, чтобы помянуть всех, у чьего гроба ей приходилось стоять. Так положено тому, кто взялся по-настоящему нести этот духовный подвиг. И,  может, по­этому, провожая  человека в последний путь, бабе Маше так часто хочется просто улыбнуться жизни.


Счастливый билетик


Мария Михайловна – коренной житель Рублёвки.  Дома её предков стояли здесь ещё до революции. Своего отца она видела всего один день. Когда он пришёл героем с Финской войны. Вспоминает, сколько радости тогда было в их тёплом  доме. А на следующий день его призвали на фронт Великой Оте­чественной. 


– Я помню, как спала с отцом  в обнимку на нашей печке. Через всю жизнь пронесла, как он мне тихонечко дышал в ухо, – рассказывает баба Маша. – От него мне достались огромные  сапоги, которые доходили до середины бедра. Я  их в школу надевала до пятого класса. А мама пошила из мешка сумку для учебников. Очень хорошо помню, как в 1943 году в Рублёвку пришли наши солдаты. Мама с бабушкой принимали в доме пограничников с собаками. Такие добрые ребята были, мы очень все подружились. А один из них – его Виктором звали – спас меня от взрыва гранаты. Я же несмышлёная была, взяла с их стола банку консервную с ручкой и кручу её. А это оказалась самая настоящая замаскированная граната. Ещё бы одно движение руки – и я бы подорвалась. Но Виктор успел её у меня выхватить. Эти ребята погибли на той страшной войне. И почему-то похоронки на них пришли именно в  наш дом. Видимо, в гимнастёрках хранился рублёвский адрес, на который и прислали «умершие». Мы даже не знали, сообщили об их гибели настоящим родственникам или нет.


Баба Маша много рассказывала о детских воспоминаниях. Как они с девчонками  стирали в речке бинты от раненых солдат, сушили и отправляли в ближайшие госпитали. Из остатков тех самых бинтов девочки себе на радость шили куклы. А фронтовикам на уроках делали маленькие сумочки для махорки и вязали им носки. Уже в двенадцать лет баба Маша стала кормилицей для всей семьи. Уехала к дяде в Донбасс, работать в шахтах. Под землёй посыпала уголь сланцевой пылью, чтобы газ не взорвался. Потом вернулась в родную Рублёвку, вышла замуж, родила троих детей. Трудилась везде, где была возможность. А однажды Мария Михайловна вмиг разбогатела – купила в бане лотерейный билетик, а он оказался счастливым. Выиграла неслыханный по тем временам приз – автомобиль «Запорожец». На Рублёвке все дивились и завидовали. Всю жизнь на «лотерейной» машине катались и муж, и сыновья. Сейчас красный корпус от былого «счастья» стоит прямо у ворот её дома. Бабе Маше жалко расставаться с «роскошью».  


– Я посмотрю по телевизору про жизнь на той Рублёвке, и мне кажется – нет настоящего счастья в тех больших домах. Как можно спокойно жить, когда миллионы-то их – награбленные! – считает баба Маша. – Ну пускают они свои салюты за высоким забором. Так это не веселье, просто с жиру бесятся. Я бы ни за какие деньги не хотела так жить. Богатство – это когда ты своим трудом заработаешь копеечку, когда вырастишь помидорчик, огурчик, капусту в своём огороде. Тогда тебе всё в радость будет. А веселья у нас на Рублёвке всегда было много. Мы без соседа кушать не садились. Помню, мама постелет покрывало под яблоней, наварит чугунок картошки, да с сальцем. Вкуснотища! А мы всё это не просто уминали, а с песней. Она всегда лилась рекой над деревней. А вот сейчас у тебя, например, какое есть веселье? – улыбаясь, спрашивает меня  баба Маша.  


На прощание Мария Михайловна напоила нас чаем с мятой и поинтересовалась: 


– Ты там поближе к начальству, не знаешь, когда у нас дорогу в Рублёвке сделают? А то ведь так и не доведётся чистоту в деревне увидеть.


Человек без особых амбиций, но хозяин на своей земле


 Дом «председателя» Виктора Сергеевича Татаринцева стоит на возвышении и виден со всех концов Рублёвки. Это единственное,  что отличает  главу Калабинского сельсовета, куда входит деревня, от простого сельского жителя. Его он начал строить ещё в девяностых годах и строит до сих пор. На своём посту Виктор Сергеевич борется с  сельскими проблемами уже девять лет. На должность его честно выбрал народ, потому что он свой – рублёвский. Здесь жил ещё его прадед и держал в деревне небольшую пекарню. Наверно, предприимчивая жилка Татаринцеву  досталась от него. 


–  В жизни своей я много где трудился. И учителем в школе, и бригадиром в сов­хозе, а в тяжкие девяностые мы с семьёй занимались предпринимательством.  Возили в Москву свою сельхозпродукцию. У нас тогда были две огромные теплицы. Выращивали всё, что может дать наша земля. Тыквы снимали с грядки по пятьдесят килограммов. Кстати, в этом году такие же красавицы уродились. Я отвечаю за семь поселений и деревень. Участок у меня сложный – мы слишком далеко расположены от цивилизации. Главная проблема – это, конечно, дороги и трудо­устройство селян. Покидают свои дома люди: нет работы. У нас в Калабинском поселении есть только один фермер – разводит скот на мясо и выращивает зерно на сорока гектарах. Чтобы сегодня поднять село, нужны серьёзные дотации от государства, – рассуждает глава сельского поселения Калабинское  Виктор Сергеевич Татаринцев.  

Мне показалось, что глава  Рублёвки –  человек без особых амбиций, но зато настоящий хозяин на своей земле. Его знают в каждом доме. Он то скважины бурит, то дороги щебнем  засыпает, то  решает каждодневные проблемы своих односельчан. Использует личные связи, чтобы как-то трудоустроить жителей деревень. Может даже прийти к соседу, чтобы помочь спилить деревья, поваленные ураганом. Одним словом, своей честностью и справедливостью заслужил Виктор Сергеевич почётное звание, присвоенное земляками, – «председатель».

В уютном доме нас встречала жена Виктора Сергеевича – Ольга Дмитриевна Татаринцева. Как и положено рублёвским жёнам, она вышла к гостям в босоножках на каблучках и сразу провела на кухню, где уже дымились на столе ароматные щи. За обедом мы познакомились с родственниками Виктора Сергеевича, которые с ним тоже увиделись впервые в жизни. Две сестры приехали из дальней сторонки – Сургута и Челябинска, чтобы  поклониться родине своего отца – дяди главы семейства.


– Рублёвка нас поразила красотой… Кругом столько простора, шикарные леса, речка. Мы никогда здесь не были, но при мысли, что в этих краях родился и вырос наш отец, – как-то всё сразу стало родным. Мы только с дороги, но уже успели заметить, что двери в этом прекрасном доме даже на ночь не запираются. Значит, кругом живут хорошие люди, – с улыбкой сказала Наталья из Сургута.  


«Всё-таки притянул меня к земле»


Ольга Дмитриевна оказалась человеком открытым и жизнерадостным. Первым делом призналась, что она девушка городская и к деревне до сих пор привыкнуть не может, хоть уже больше двадцати лет с  семьёй живёт на Рублёвке.


– Все эти годы уговаривала Виктора переехать в город. Я сама-то из Ельца, училась в Орле. Всегда любила шум и суету. Дети тогда были маленькими, думали об их будущем.  Но муж меня буквально водил за нос. Соглашался со мной, мы рассматривали разные варианты, но своим упорством и сильным характером всё-таки притянул меня к земле, – улыбается Ольга Дмитриевна. – Я совершенно не любила ни возиться со скотиной, ни выращивать гигантские урожаи, привыкала к деревенскому образу жизни очень долго, – рассказывает рублёвская жена Ольга. Говорит,  а сама в окошко поглядывает. – Вы уже познакомились с моей козой  – красавицей Дашкой? А вот смотрите, наша мама гусей повела на водопой, – между делом рассказывает хозяйка. 


Значит, всё-таки лукавит Ольга Дмитриевна – она уже по-настоящему деревенская, раз так искренне радуется своей Дашке. У Татаринцевых двое взрослых детей, есть внуки. Ольга работает учителем начальных классов в соседней деревне. И, мечтая о городе, варит огромную кастрюлю еды, потому что дом всегда полон родных и друзей. 


– На той знаменитой  Рублёвке мы бы никогда жить не смогли. Потому что у нас здесь есть главное богатство – свобода! Я не боюсь оставлять двери открытыми. А этого ни за какие деньги не купишь! – делится с нами своими мыслями хозяйка дома.


– А моя мама Тамара Ивановна в свои семьдесят пять лет может Дон переплыть и сальто в воду с трамплина сделать, – гордо добавляет Виктор Сергеевич. – Это потому, что она свою Рублёвку ни на что не променяла.


Лес, тишина, Ерёшка…


На краю деревни  поселилась ещё одна семья из Москвы. Убежали от столичной суеты в глушь – на Рублёвку, где их пленила дикость и красота здешних мест, хотя у них были заманчивые предложения и на Кубани, и в Рязанской области. Построили небольшой современный деревянный дом, похожий больше на дачу, и уже три года наслаждаются трелями лягушек, светлячков и походами за грибами, как нам сказала хозяйка дома Надежда Яковлевна Поплёнкина. 


– Муж у меня бывший военный лётчик. Мы жили в прекрасном месте – Звёздном городке в Чкаловске, в шикарной квартире, с замечательными людьми вокруг. Но бешеные московские ритмы добрались и до нашего уютного города. И стали мы мечтать о деревенской тиши. И нашли нашу землю обетованную, – рассказывает Надежда Яковлевна. – С собой прихватили только своего «звёздного» кота  Джонни. Остальное всё оставили  двум дочерям. И вот мы на… Рублёвке. Я когда увидела роскошный клён на нашем участке, сразу поняла – здесь нас ждёт счастье.


– Мы в нашей любимой глуши вовсе не как алтайские отшельники, и не стремимся к этому. Просто наслаждаемся с женой жизнью. Много читаем, размышляем, спорим, принимаем друзей. Обожаем много гулять, зимой на лыжах катаемся. Мы хоть увидели, какой чистоты бывает снег, а то в этой Москве одна слякоть под ногами, – говорит глава семейства Вячеслав Петрович. – А жили бы мы сейчас, предположим, на шикарной Рублёвке… И что бы видели из окна? Заборы абрамовичей и пугачёвых? А тут у нас под ставнями и клён шумит, и яблоня от ветра качается, – улыбается ценитель природы Вячеслав. 


В комнате у рублёвских москвичей хранится старый, ещё советских времён проигрыватель с виниловыми пластинками. Вячеслав Петрович поставил нам на прощанье любимых «битлов». Умеют же люди создать целый мир вокруг себя на пустом месте.  Прямо как современные Робинзон и Пятница.  


…Уезжали мы из нашей Рублёвки, как говорится, под впечатлением. Странно, но ни один её житель не хочет иметь несметные богатства. Им вполне достаточно своих ценностей: чистоты и простоты жизни, ярких воспоминаний о прошлом и диковинных подарков природы – тишины, леса, Ерёшки... 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 17 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Республика мечты

 Олеся ТИМОХИНА
// Общество

Дом для Барбоса

Ангелина ЧЕРНЫШОВА, медиацентр «Оранжевый лис»
// Общество

Выше радуги

 Евгений КОЗЛОВ
// Культура

На заповедных дорожках

 Алёна ЛЕОНОВА
// Образование

Живая география

Евгений КОЗЛОВ
// Общество
Даты
Популярные темы 

Локомотив развития экономики

Андрей Дымов // Экономика

Учиться у липчан

Игорь Плахин // Экономика

Все, что мимо любви, бессмысленно и напрасно

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru // Культура

Рекордам стены помогают

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Данковского района
Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru // Спорт

Особая стезя

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru // Общество



  Вверх