lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
16 сентября 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Парус одинокий (фото)

16.09.2013 "ЛГ:итоги недели". Анатолий БЕРЕЗНЕВ, действительный член Петровской академии наук и искусств
// История

Что общего между шотландским поэтом Томасом Лермонтом и великим русским поэтом Михаилом Лермонтовым?


Крепость Белая под Смоленском часто становилась красной… от крови. Потому что стояла на пути польских, литовских и прочих захватчиков, полчища которых с завидной периодичностью совершали военные походы на Русь Святую. Потому что была разменной политической монетой, которой расплачивались то с польско-литовскими захватчиками, то с Москвой. В 1355 году Белую захватила Литва. В 1505 она вновь отошла Москве. В 1610 году крепость подмяли под себя поляки. А в сентябре 1613 года сюда, к стенам бастиона, подошли русские.


В составе польского гарнизона, благоразумно сложившего оружие, были две роты наёмников из Ирландии и Шотландии. В списке пленных оказался и Джордж (по другим данным – Георг) Лермонт.


Наёмники изъявили желание служить молодому царю Михаилу Романову. Учитывая их богатый боевой опыт, командование русских войск, выражаясь современным языком, заключило с пленниками контракт. Так предок Михаила Юрьевича Лермонтова оказался на военной службе в России в составе рот «бельских немцев старого выезду». Его новое имя – Юрий Андреевич Лермонт.


ФОТОГАЛЕРЕЯ



Служил России


О нём известно очень мало. Сведения противоречивы. Одни авторы утверждают, что Лермонт происходил из зажиточной дворянской семьи, что вряд ли так. В своё время «Известия» опубликовали статью Владимира Соколова, в которой цитируется профессор Эдинбургского университета: «…Мне кажется, нужно сразу отмести аристократическое сословие. Представители высшей знати не пошли бы в чужие армии в малых чинах. Он не мог происходить и из бедной крестьянской семьи. Ведь те, кто нанимался на службу зарубежным монархам, должны были обладать воинской подготовкой и хоть каким-то обмундированием, саблей, наконец. Вот почему я думаю, что Георг Лермонт был младшим сыном нетитулованного дворянина».


Многие авторы пишут, что в 1621 году за мужество и отвагу, проявленные в боях, Георг Лермонт из рейтар произведён в ротмистры. Скорее всего, в этот офицерский чин он был произведён не из рядовых, а из старших унтер-офицеров, например, фельдфебелей. (Ротмистр – старший обер-офицерский чин командира кавалерийской сотни).


В этом же году Юрию Андреевичу Лермонту за верную службу царю и русскому престолу высочайше пожаловано поместье Кузнецово в Костромском крае. К этому времени он женился во второй раз. Подробностей о первом браке в метрических книгах и других документах не найдено. Служба чередовалась с отдыхом, мирные дни сменялись войнами.


1 февраля 1634 года русская армия под командованием Михаила Борисовича Шеина осадила Смоленск. На помощь полякам, засевшим за крепостными стенами, поспешила армия во главе с королём Речи Посполитой Владиславом IV. Русские войска оказались между «молотом и наковальней». Разгорелись жестокие бои, которые трагически закончились не только для командующего Михаила Шеина (он был обвинён в предательстве и казнён), но и для тысяч воинов, погибших у стен Смоленска. Среди них был и Юрий Анд­реевич Лермонт.


Его сын Вильям продолжил семейную традицию, стал воином. О нём тоже не очень много известно. Князем Иваном Борисовичем Черкасским в 1634 году поверстан поместным окладом: 300 четей и 20 рублей. Кроме того, ему как ротмистру рейтар положено было 60 алтын (алтын равнялся трём копейкам) на «подённый корм» в месяц и 24 алтына на корм лошади.


Брат Вильяма – Андрей венчался с Еленой, и в браке у них родилась дочь Анна.


И лишь третий сын, Пётр Юрьевич, тоже ротмистр, не дал угаснуть свече рода великого поэта по мужской линии. Его крестили в православной церкви уже как Лермонтова. В 1652 году наследство, полученное от отца, он передал брату Андрею и жил на жалованье в 18 рублей.


В 1652 году Петра Юрьевича назначили воеводой Саранска. Здесь он получил богатый опыт административной и управленческой работы, что стало основанием для новой строчки в Послужном списке – стольник. Таким образом, перед детьми младшего Лермонтова открылись большие возможности для карьерного роста, упрочения своего положения в обществе.



Дети стольника


Сын Петра Юрьевича Лермонтова – Пётр Петрович – владел имением в Острожниково Чухломского уезда. После военной службы вышел в отставку, С 1678 года – стряпчий, с 1692 – тоже стольник. После военной службы вышел в отставку.


При формировании губернских списков дворян для занесения в Родословную дворянскую книгу необходимо было представить соответствующие документы. Братья Пётр и Евтихий Петровичи, подавая прошение о признании их дворянами, ссылались на книгу по истории Шотландии Беециуса и Леслея.


При составлении дворянских книг всё дворянство делилось на 6 частей, или категорий. 6-я часть предназначена для так называемых «столбовых» дворян (самого древнего происхождения, причём «древность» подтверждалась документами до 1685 года, так как в 1682 году отменено местничество и сожжены все разрядные книги). Документы тогда писались не в тетрадях, а в «столбцах», отсюда и столбовые. Естественно, к столбовым дворянам Лермонтовы не принадлежали.



Детство и отрочество поэта


В 1791 году отставной поручик артиллерии Пётр Юрьевич Лермонтов приобрёл у Дмитрия Петровича Беклемишева село Любашевку, а в 1792 году – у отставного поручика Николая Кропотова рядом расположенное «сельцо Нижнюю Любашевку Кропотово тож» в Ефремовском уезде (сейчас Становлянский район Липецкой области). Вскоре Лермонтовы – Пётр Юрьевич и Анна Васильевна (дед и бабушка великого русского поэта) – обосновались на здешних землях. С ними были единственный сын Юрий и пять дочерей: Евдокия, Александра, Наталья, Елена, Екатерина.


Юрий Петрович в 1804 году закончил обучение в кадетском корпусе и получил погоны прапорщика. Его направили служить в престижный лейб-гвардии Кексгольмский полк. Однако строевая служба у него длилась всего год. В 1805 году его перевели в кадетский корпус воспитателем. В 1811 году капитана Юрия Петровича Лермонтова увольняют в запас по болезни. В 1812 году он добровольцем вступает в народное ополчение, но из-за болезни участия в боевых действиях не принимает.


Кропотово и Васильевка познакомили Юрия Петровича с Марией Михайловной, и они поженились. В имении молодые пробыли недолго и уехали в Москву, где 3 (15) октября 1814 года и родился Миша – Михаил Юрьевич Лермонтов.


…Счастье было недолгим. Мария Михайловна заболела скоротечной чахоткой и умерла в возрасте 22 лет. Тёща обвинила зятя, что он виновен в смерти дочери (заразил её чахоткой) и забрала внука к себе в пензенское имение Тарханы. Юрий Петрович вынужден был согласиться на отъезд сына, только в этом случае богатая бабушка оставляла наследство внуку.


В Тарханах у него были прекрасные гувернёры. В воспитательном и учебном процессе принимала активное участие и бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева. Немецкий язык мальчик изучал с Христиной Ремер, а французский – с бывшим военнопленным наполеоновской армии Капе. Грек давал уроки греческого языка, а священник местной церкви научил его латыни. Бабушка часто говорила с ним на французском языке. Более того, она и сама училась, чтобы контролировать, как усвоил уроки внук, и помочь ему в освоении материала. Об этом Михаил Юрьевич Лермонтов пишет:



И снова к бабушке, и там перед огнём


За греческим её находишь словарём.



Блестящее домашнее образование позволило Михаилу Лермонтову поступить сразу в четвёртый класс Московского благородного университетского пансиона, где, как бы сейчас выразились, профилирующим предметом была литература.


В пансионе Лермонтов много работает над изу­чением английского языка. Об уровне преподавания можно судить по известному факту: Миша читал Байрона в оригинале, умел свободно изъясняться на английском языке, грамотно писать.


Искренняя любовь бабушки не могла заменить мальчику родителей. Грусть его сопровождала с малых лет до последних дней жизни.



Один среди людского шума


Возрос под сенью чуждой я…



Боль, кручина, печаль от безвременной утраты матери и отца не могла не выплеснуться в поэтические строки.



Без друга лучше дни влачить


И к смерти радостней клониться,


Чем два удара выносить


И сердцем о двоих крушиться!



Как же ему хотелось, чтобы рядом были самые близкие люди! С болью он признаётся:



…Не раз


Встревоженный


Печальной мыслью,


Я плакал.



Юность для него была сплошным «бореньем дум»: для чего родился, что такое жизнь, как её прожить…


В 1830 году Лермонтов поступает в Московский университет. Однако нравственно политическое отделение его не устраивает, и он на втором курсе, совершенно разуверившись, решает перейти в Петербургский университет. Перевод состоялся весной 1832 года. Но обучение в Москве Лермонтову не зачли. И это послужило основанием для поступления в Школу гвардейских прапорщиков.



Военная служба


В контексте общей патриотической традиции дворяне того времени не мыслили себя без служения Отечеству на военном поприще. Михаил Лермонтов не был исключением.


В октябре 1832 года впервые в письме Марии Александровне Лопухиной проскальзывает сообщение о поступлении в военную школу. Мы погрешим против истины, если станем утверждать, что он стремился на военную службу с большой охотой. Этого не было. 4 но­ября проводятся экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров кавалерии, а через десять дней подписан приказ о зачислении на правах вольноопределяющегося унтер-офицера лейб-гвардии Гусарского полка. В Школе у Лермонтова, по личному признанию, «прошли два страшных года».


Начало учёбы сопряжено с большими неприятностями: 26 ноября на манеже лошадь разбила ему ногу до кости ниже колена, и он до середины апреля 1833 года вынужден лечиться. После этого опять учёба в Школе. Несмотря на большой пропуск в обучении, экзамен в высший класс он успешно выдержал. После воспитанники оказались на месячной практике в летнем лагере Школы под Петергофом. Последующий отпуск пролетел быстро.


Учёба чередовалась с поездками к бабушке. В начале 1834 года к ней приехал родственник и друг Михаила Аким Павлович Шан-Гирей, чтобы поступать в артиллерийское училище. Общение доставляло молодым людям взаимное удовольствие.


Следующей ступенью стало производство Лермонтова в офицеры. 22 ноября 1834 года, согласно Высочайшему указу, он произведён из юнкеров в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка. Служба до марта 1836 года проходила в Петергофе, «в полку», а потом он лечился.



«Правда всегда была моей святыней»


23 года было Михаилу Лермонтову, когда он написал стихотворение «Смерть поэта», откликнувшись таким образом на гибель Александра Сергеевича Пушкина. Шеф жандармов Александр Христофорович Бекендорф, как только ознакомился с этим произведением, написал докладную записку государю: «Я уже имел честь сообщить Вашему императорскому величеству, что я послал стихотворение гусарского офицера Лермонтова генералу Веймарну, дабы он допросил этого молодого человека и содержал его при Главном штабе без права сноситься с кем-либо извне, покуда власти не решат вопрос о его дальнейшей участи, и о взятии его бумаг как здесь, так и на квартире его в Царском Селе. Вступление к этому сочинению дерзко, а конец — бесстыдное вольнодумство, более чем преступное. По словам Лермонтова, эти стихи распространяются в городе одним из его товарищей, которого он не захотел назвать».


Знал ли Лермонтов о возможных последствиях от «Смерти поэта»? Несомненно, знал. Когда начнётся следствие, Михаил Юрьевич не станет отрицать своего авторства. «Отрекаться от них… я не мог: правда всегда была моей святыней», – писал он по этому поводу. Его слово воевало с вопиющим убийством великого поэта России, с режимом и с несправедливостью, со злом. Надо иметь не только талант, но и большое мужество, чтобы на всю страну заявить всем, кто стоял за убийцей Пушкина: «Свободы, Гения и Славы палачи!».


18 февраля 1837 года последовал арест с содержанием в одной из комнат Главного штаба в Санкт-Петербурге. Через пять дней заведено дело «О непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии Гусарского полка Лермонтовым и о распространении оных губернским секретарём Раевским».


Рассматривалось дело под сильным влиянием военного министра Алек­сандра Ивановича Чернышёва, который в письме от 25 февраля за № 100 писал руководителю 111-го отделения царской канцелярии графу Бенкендорфу: «Лейб-гвардии Гусарского полка корнета Лермонтова, за сочинение известных Вашему сиятельству стихов, перевести тем же чином в Нижегородский драгунский полк…».


Александр Васильевич Дружинин, исследователь жизни и творчества Лермонтова, так писал о силе его характера: «Немилость и изгнание, последовавшие за первым подвигом поэта («Смерть поэта».Б.А.Т.), Лермонтов, едва вышедший из детства, вынес так, как переносятся житейские невзгоды людьми железного характера, предназначенными на борьбу и владычество».



Первая ссылка на Кавказ


После нескольких дней побывки дома 19 марта Лермонтов отправился на Кавказ. В Москве пробыл несколько дней и 10 апреля оставил Первопрестольную. Путь его лежал через Тулу, Елец, Задонск в Ставрополь. Подробности поэт сообщал в письмах к Лопухиной и Арсеньевой. Вся осень прошла в походах с краткими днями отдыха в крепостях.


Согласно Формулярному списку № 840 о службе и достоинстве Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова, 21 апреля 1837 года поэт уже был в боях. Отряд под командованием генерал-майора Штейбека вышел в Абинскую крепость для сопровождения «транспорта с разными запасами». Горцы два раза нападали на отряд. 26 апреля русские воины отразили нападение, когда переправлялись через речку. Через три дня, 29 апреля, горцы у самой Абинской крепости пытались отбить воинские припасы, но были отброшены залповым огнём. В общем строю был и Михаил Юрьевич.


Отдохнув два дня, отряд двинулся в обратный путь, в Ольгинскую крепость. После утомительного перехода было всего несколько дней отдыха и новое задание: сопровождать генерал-лейтенанта А. А. Вельяминова. 10 мая в Гулабийском лесу состоялся бой с большим отрядом горцев. Они отошли, засели на пути следования русских войск и вели огонь из-за укрытий. Перестрелка длилась несколько часов. На следующий день боевое столкновение произошло в Богологской долине, 12 мая – близ Николаевского укрепления. И так до 26 мая. Во всех этих «делах» Лермонтов показал себя дисциплинированным и распорядительным офицером, подававшим пример подчинённым.


В мае 1837 года, простудившись, он подал рапорт в штаб с просьбой «об освидетельствовании болезни». Поправлял здоровье в Ставропольском военном госпитале, а потом переведён в Пятигорск «для лечения минеральными водами».


После лечения Лермонтов пишет письмо бабушке, в котором сообщает, что назначен в эскадрон Нижегородского драгунского полка в Анапу. Но туда он не спешит, а выезжает к новому месту службы лишь в первой половине сен­тября. Едет с Кавказских Минеральных вод через Ставрополь и пост Ольгинское на Тамань, чтобы добраться до Анапы–Геленджика, где дислоцировался отряд генерал-лейтенанта А. А. Вельяминова.


Добравшись до места, Лермонтов назначается в экспедицию капитана 1 ранга Серебрякова. Перед воинами стояла задача разгромить турецкие суда, доставлявшие оружие и боеприпасы для горцев. 22 июня в устье речки Шапсухо суда были зажаты. Часть из них уничтожили, часть – полонили.


После этого поэт оказался на строительстве укреплений в Михайловском. Укрепления строились с учётом изгибов на реке Вулан. Горцы пытались противодействовать строительству укреплений. С 11 по 14 июля бои не прекращаются, противники несут большие потери. Но русские сумели отразить нападение фанатиков-мюридов, и осенью работы были закончены.



В этот период на Северо-Восточном Кавказе главная борьба развернулась на Черноморском побережье. Политика правительства России состояла в следующем: с моря высаживать десанты, строить крепости, соединять их дорогами вдоль линии моря, препятствовать снабжению войск Шамиля с территории Турции. Противник всячески противостоял этому. Тем не менее 17 фортов на участке от устья реки Кубань до Сухуми были построены, между ними проложена дорога. Место это было крайне неспокойное, с частыми набегами горцев. По выражению Александ­ра Бестужева-Марлинского, горцы «бьют людей даже в койках», а солдаты «отыскивают в каше черкесские пули».



обравшись до поста Ольгинское, Михаил Лермонтов получил приказ прибыть в полк в Тифлис. Однако вскоре подписан приказ по кавалерии от 11 октября о переводе «прапорщика Лермонтова в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк корнетом». В пути его обокрали, что видно из письма Н. С. Мартынова отцу: «Триста рублей, которые вы мне послали через Лермонтова, получил: но писем никаких, потому что его обокрали в дороге, и деньги эти, вложенные в письмо, также пропали; но он, само собой разумеется, отдал мне свои». Позже мать Мартынова безосновательно обвинит Лермонтова, что он вскрыл и прочитал письма.


В Ставрополе побывал у своего родственника – начальника штаба войск Кавказской линии и в Черномории генерал-майора Петрова. Имея такого покровителя, казалось, можно спокойно служить. Но этого не происходит, о чём засвидетельствуют последующие события. .


Продолжение в следующем номере

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 22 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Атака принесла успех: сильнейшим стал «Газовик»

Первенство области. Второй дивизион
Геннадий Мальцев // Спорт

Пауза не в масть

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх