lpgzt.ru - Спорт Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 августа 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Спорт 

Максим Балмочных: «Жизнью доволен, раз в ней был хоккей»

07.08.2013 "Липецкая спортивная газета".
// Спорт

Некогда один из самых талантливых нападающих России делает специальное заявление, объясняет, почему его слишком жёстко наказывали в России, и вспоминает самые кровавые моменты своей карьеры. Всё это — в интервью Максима Балмочных сайту fanzone.khl.ru...


Надо понимать, кто такой Максим Балмочных. После молодёжных чемпионатов мира 1998 и 1999 годов он считался восходящей звездой мирового хоккея. У него были золотые руки, огромная скорость, и если бы карьера сложилась удачно, то страна бы разделилась на два лагеря: одни были бы без ума от трюков Павла Дацюка, а другие стали бы поклонниками Балмочных. Но Максим в какой-то момент остановился. Сам говорит, что из-за характера.


— Какой совет дадите игрокам, которые здорово играют на молодёжном уровне и готовятся переходить во взрослый хоккей?


— Работать. Все время надо посвятить хоккею, но самое главное — найти своего тренера.


— У вас был такой?


— Даже два: мой первый тренер и Геннадий Цыгуров. Отношение Геннадия Фёдоровича ко мне не менялось, даже если я совершал неправильные поступки. Он всегда прощал, возился со мной, давал очередной шанс.


— Вы сейчас взрослый человек. Уже можете объяснить, почему совершали такие ошибки, которые помешали вам раскрыться до конца?


— Главная ошибка — ранний отъезд в Северную Америку. Не надо было рваться туда так рано, стоило ещё поиграть в России. И ведь всё указывало на то, что я поступаю неправильно.


— Например.


— Геннадий Цыгуров меня уговаривал. Потом, за день до отъезда, меня ограбили в Липецке, жестоко избили. Сейчас-то я понимаю, что это был знак, не стоит тебе ехать, но я к этому не прислушался. Америка не была моей страной.


— В бытовом смысле?


— И в этом тоже. Мне там жутко не хватало общения. Кроме того, приходилось играть в хоккей, который я ненавижу, когда надо тупо вбрасывать в зону, бить соперника и носиться по площадке. А это совсем не то, что я умею. Меня не этому учили. Сейчас я понимаю, что надо было поступить, как Дацюк. Он поехал туда уже сложившимся игроком, его в Северной Америке не стали менять, а меня хотели. Я был против.


— Тогда вас можно было понять — молодой, горячий... Но ведь и во взрослой карьере случались эпизоды, которые трудно объяснить. В Цинциннати, играя за фарм-клуб «Анахайма», вы ударили соперника клюшкой и получили дисквалификацию на восемь матчей. Зачем вы клюшкой били человека?


— Это было во второй игре сезона. Надо отметить, что в первой я забросил две шайбы и на меня сразу стали обращать внимание. Во втором матче их боец начал выводить меня из себя на точке вбрасывания. Что сказать... Ему удалось.


— Всё было настолько серьезно?


— Случилась драка. Он, конечно, меня избил, ведь профессиональный тафгай. А я в ответ что-то руками сделал, что-то клюшкой. Не люблю проигрывать. Но были и плюсы из-за этого случая.


— Какие?


— Больше ко мне никто не подъезжал никогда. Там уж как себя поставишь. Правда, если бы этот бой случился сейчас, я бы себя так не вёл.


— Почему?


— Да никакой пользы из-за моей грубой игры не было. Кстати, по такому же пути пошёл и Александр Пережогин. У него немного другая ситуация, он в игровом моменте действовал излишне жёстко, но там такого не прощают.


— Ещё был эпизод в 2006 году, когда вы нокаутировали игрока «Амура», да так, что вас лишили лицензии игрока.


— Я с Максимом Гусевым, из-за которого меня наказали, уже позже в Белоруссии встретился. Извинился за тот эпизод. Но там была не столь однозначная ситуация.


— Про высшую лигу тогда писали очень мало. Что случилось?


— Выезжаю на «пятак», меня толкает в спину защитник. Началась потасовка. Но тут ко мне сбоку приезжает другой хоккеист и бьёт в лицо. Тут сами понимаете, шторки на глаза упали.


— Понимаю.


— Так вот я его догнал и ударил Гусева. Хотел его лицом к себе развернуть, но не получилось, и из-за этого удар получился жёстким. Да и бил я в плечо, но промахнулся и попал в голову.


— А потом что было?


— Понимаете, я очень плохо помню, но не из-за давности лет, просто ситуация была уже такой, что находился в стрессовом состоянии. Помню, что со мной хотели на скамейке запасных разобраться, но меня увели в раздевалку.


— В России были случаи, когда на игру милицию вызывали.


— Кажется, нечто подобное было, но никаких последствий не случилось. Меня просто дисквалифицировали.


— При этом наказание было жестоким: у вас отобрали лицензию…


— Сначала мне дали 15 матчей, а уже потом отобрали лицензию на девять месяцев. Сам виноват, что тут говорить. Да, это было несправедливо, но доказывать правоту с помощью кулаков неправильно.


— В вашей карьере вы получали какие-то оглушительные наказания. Перед молодёжным чемпионатом мира 1999 года был специальный приказ: никогда не приглашать вас в сборную!


— Это всё из-за того, что я в Америку уехал. И не просто уехал, а со скандалом. У меня был действующий контракт с «Ладой», который в США не признали и разрешили мне играть в «Анахайме». Думаю, что тут мне этого не простили. Правда, Цыгуров в 1999 году не послушался и взял меня в сборную.


— Если говорить о случае в Хабаровске, то непонятно, что вы вообще в 2006 году делали в Липецке. Человек, который поиграл в Америке, возвращается в Россию и может найти себе клуб в суперлиге.


— Я ничего не искал. Вернулся же ещё в 2005 году, но остался дома и играл за «Липецк» в высшей лиге. У меня в то время ребенок появился, надо было помогать жене, так что уезжать никуда и не хотел.


— Прочитал удивительное: хоккейный клуб «Липецк» расторгает с вами контракт потому, что команда теперь в ВХЛ, а там нужны игроки более высокого уровня.


— Настоящее унижение. Я это прочитал на сайте и был возмущён. Получается, команда укрепляется такими мастерами, что мне даже место в четвёртом звене не найдётся? Мне кажется, в клубе просто испугались.


— Чего?


— Не секрет, что я пользуюсь авторитетом среди игроков и никогда не промолчу, если творится несправедливость, а это мне, кстати, и в карьере вредило. Думаю, в клубе я был просто неудобен. При этом я переживаю за липецкий хоккей.


Сейчас губернатор области хочет поднять команду, строится хорошая арена. И я надеюсь, что у него всё получится, но, как часто бывает в такой ситуации, в окружении собираются разные люди.


— Что дальше?


— Я заканчиваю. Займусь бизнесом. Может быть, найду работу в детской школе. Не главным тренером, помощником. Для меня важно помочь липецкому хоккею, пусть не игрой. Я чувствую, что должен.


— Вы упомянули, что страдали из-за своих слов. Если бы время повернулось вспять, то когда бы промолчали?


— В сущности, мне больше всего повредили слова после чемпионата мира 1999 года, когда я сказал, что мы били канадцев, бьём и будем бить. Но их бы я и сейчас произнёс. Та фраза погубила мою карьеру в Северной Америке. Тренер канадцев Майкл Бэбкок возглавил «Анахайм» и сделал всё, чтобы я никогда не поднялся. Более того, специально портил мою карьеру. Как считаете, должен ли я был промолчать тогда?


— Нет, слова прекрасные.


— И я так думаю. Возможно, форма была некорректная, но смысл правильный. Ни о чём я не жалею.


— Вы уходите, в сущности, ничего не выиграв на взрослом уровне…


— А я своей карьерой доволен. Странно звучит, да? Но это правда. Я выходил на лёд ради игры, получал удовольствие от того, что делаю. Пусть не было в жизни больших побед, но был хоккей…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 15 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Инвестиции в хорошее настроение

Кирилл Васильев, фото автора
// Общество

Георгиевская гвардия

Юлия Мирошниченко
// Образование

Новоселья на потоке

Николай Рощупкин
// Общество

Островок надежды

Эмма Меньшикова, labarita@yandex.ru
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Поговори со мною сердцем

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх