lpgzt.ru - Экономика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 июля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Экономика 

Крах городского банка в Лебедяни

22.07.2013 "ЛГ:итоги недели". Юрий ПЕРВИЦКИЙ
// Экономика
Картина В. Маковского «Крах банка». 1881 г.
Картина В. Маковского «Крах банка». 1881 г.Александр IIХристорождественская улица. Справа торговые ряды. (Открытка начала  XX в.)
Часовня на месте Преображенского монастыря на берегу Дона. (Фото 1913 г.)Здание городской думы. (Открытка начала XX в.)Здание земства. (Открытка начала XX в.)

Великие реформы Александра II и стремительное промышленное развитие России… Такой была вторая половина XIX века


Возмужавшая экономика требовала и соответствующего развития банковской системы страны. Поэтому кредитно-финансовая политика правительства наряду с поощрением государственного банковского сектора всячески способствовала бурному росту коммерческих и городских банков.


Положение о городских общественных банках приняли 6 февраля 1862 года. Небольшие по своему размеру и влиянию, они должны были сыграть значительную роль в экономическом, социальном и культурном развитии провинциальных городов России. Открытие таких банков и последующая их работа во многом зависела как от активности городских властей и наличия в городской казне свободных средств, так и от уровня развития местной промышленности, торговли, умелой и привлекательной рекламы.


В отличие от коммерческих банков, городские – две трети получаемой прибыли перечисляли в местную казну. Таким образом, они способствовали органам самоуправления в решении многих проблем. Дополнительные доходы шли и на содержание больниц, учебных заведений, богаделен, сиротских домов, поддержку благотворительных обществ, а также на благоустройство городов.


Правительство Александра II, создавая городские общественные банки, рассчитывало с их помощью благоустроить российские города. Вопрос особо актуальный для России (судя по всему – на все времена), ведь в середине XIX века даже в губернских городах отсутствовали канализация, водопровод, ночное освещение улиц. И если в центре провинциальных городов были какие-то каменные дома, церкви, лавки, то остальная часть, застроенная деревянными домами, представляла чаще всего малоприятное зрелище. В частности, в нашем городе в 1863 году насчитывалось 517 зданий, из которых каменных было только 66.



Общественное финансово-кредитное учреждение


Лебедянские купцы и мещане очень хорошо осознавали, что свой банк заметно оживит торговлю, промышленное и сельскохозяйственное производства. Поэтому в марте 1865 года они предложили городской думе ходатайствовать через губернатора об открытии нового финансово-кредитного учреждения. Вопрос решился достаточно быстро – предписанием министерства финансов от 31 июля разрешалось открытие городского общественного банка в Лебедяни с основным капиталом в 20000 руб­лей, взятых из запасного городского капитала.


Банку разрешалось производить следующие операции: принимать вклады, учитывать векселя (вексель – вид ценной бумаги, денежное обязательство), выдавать ссуды под залог недвижимости, товаров, процентных бумаг и изделий из драгоценных металлов и камней. Из прибыли, после покрытия издержек на организацию его работы, отчислялось от 10 до 20 процентов (по усмотрению самого банка) на создание резервного фонда. Две трети оставшейся суммы шли в доход города, и одна третья часть присоединялась к основному капиталу самого финансового учреждения. Контролировать деятельность общественного банка должна была городская дума.


В таких оговорённых законом рамках и предстояло работать новому финансовому учреждению в Лебедяни под руководством его первого директора, представителя известной и уважаемой в городе фамилии, потомственного почётного гражданина Александра Михайловича Игумнова.


В «Тамбовских губернских ведомостях» в подробной рекламной статье писали: «Лебедянский городской общественный банк имеет честь довести до всеобщего сведения, что банк принимает вклады для обращения из процентов от всех присутственных мест, а равно казенных и общественных учреждений всякого рода, находящихся как в городе Лебедяни, так и в других городах империи, а также от должностных и частных всех сословий лиц, жительствующих в городе Лебедяни и других российских городах, а также принимаются для процентного обращения вклады капиталов, принадлежащих монастырям, церквям и обществам. Вклады принимаются от вкладчиков лично и чрез почту на неопределенное время или с обязательством возврата их по востребованию, или на известные сроки от трех до двенадцати лет. На вклады бессрочные, то есть внесенные до востребования, банк платит проценты по ПЯТИ рублей на СТО в год; на вклады же внесенные на сроки от трех до двенадцати лет, банк платит проценты по ШЕСТИ рублей на СТО рублей в год. Вклады возвращаются или проценты на них выдаются не иначе как по доставлении вкладчиками в банк билетов на вклады. Выдача денег производится вкладчикам лично или чрез почту…»


Казна пополняется из прибылей банка


Со временем банк стал играть значительную роль в экономической жизни города и уезда. В соответствии с реформой городского самоуправления 1870 года город освободился от почти полной зави­симости от государственных бюрократических структур. Расширились возможности местной власти в решении разнообразных проблем. Были созданы предпосылки для более эффективного использования поступлений в городскую казну, в том числе и отчислений от растущей прибыли общественного банка.


А прибыли банка действительно постепенно росли, и наивысшая их сумма была получена в 1876 году – 11510 руб­лей. Именно в 1870-х годах успешная деятельность банка и постоянные отчисления из его прибылей в казну Лебедяни сыграли свою далеко не последнюю роль в изменении облика центральной части города.


Перечислим некоторые из возведённых в это время зданий и сооружений. Весной 1875 года начинается строительство по единому плану кирпичных торговых рядов по периметру Базарной площади, и сегодня они являются одной из архитектурных достопримечательностей города. В 1874 году на углу улиц Первой Набережной (ныне улица Ленина) и Христорождественской (ныне улица Мира) заканчивается возведение красивого двухэтажного здания уездного земства (сегодня на этом месте районный Дом культуры). В таком же архитектурном стиле на углу улиц Дворянской (ныне улица Советская) и Краснослободской (ныне улица Победы) построено здание городской думы с пожарной каланчой. На высоком берегу Дона в 1875 году закончено строительство кирпичной часовни на месте бывшего Преображенского монастыря.


Кроме того, была открыта мужская прогимназия, занятия в которой начались в 1876 году. Для образованного в 1880 году благотворительного общества в память 25-летия царствования Александ­ра II из прибылей банка предполагалось отчислять по 500 рублей ежегодно.


Охотно пользовались услугами банка для хранения и приумножения сбережений местные врачи, учителя, чиновники, помещики, купцы, арендаторы и зажиточные крестьяне.



Должник банка – его директор


Казалось, что всё идёт замечательно: и у банка, и у его клиентов прекрасные перспективы. Но это только казалось. Первый раз о его проблемах заговорили на заседании городской думы 13 октября 1881 года в связи с отчётом ревизионной комиссии. На этом заседании комиссия предложила вынести благодарность директору банка, его заместителям и бухгалтеру за правильное и аккуратное ведение бухгалтерских книг. На что один из гласных (депутатов) М. С. Сорокин выразил своё удивление в связи с тем, что благодарность должна быть вынесена за выполнение должностных обязанностей, и высказал сомнение в том, что комиссия вообще проверяла должным образом отчётность банка.


Позднее гласные М. С. Сорокин, И. И. Фудельман, И. И. Попов обратились со специальным заявлением в городскую думу, в котором утверждали, что необходимо проводить ревизии по всем правилам, чтобы разобраться в ситуации, поддержать авторитет самого банка и опровергнуть, может быть, всякие нелепые слухи о непорядках в его работе.


Дума приняла это заявление к сведению и назначила в начале 1882 года комиссию для проверки отчёта банка за 1881 год. В неё вошли сами заявители и проверявший банковский отчёт за 1880 год И. А. Чурилин. Гласные думы отнеслись к своим обязанностям добросовестно, внимательно просмотрев и проанализировав документацию. Итог проверки «прогремел» как гром среди ясного неба: комиссия прямо заявила о ненадёжном положении банка по причине обнаруженной гигантской задолженности со стороны его директора А. М. Игумнова. Однако результаты этого обследования остались без серьёзных последствий – только А. М. Игумнов был вынужден оставить кресло директора в марте 1882 года после 16 лет пребывания в должности.


Связано это с тем, что в неблаговидных деяниях с кредитами и в ряде сомнительных финансовых операций оказались замешаны как руководители банка, так и некоторые «отцы города», которые и постарались всё решить по-свойски, без лишнего шума.


Огромными суммами кредитов в нарушение закона воспользовался не только сам директор банка, но и его родственники, некоторые приближённые сотрудники и представители городских властей. Директор А. М. Игумнов оказался должен банку более 277 тысяч руб­лей, бухгалтер С. М. Рындин – более 26 тысяч руб­лей, заместитель директора В. И. Алферов – 17560 рублей, городской голова А. Н. Горшков – более 50 тысяч рублей, другой городской голова – П. И. Стрельников – более 33 тысяч рублей, заместитель директора А. П. Попов – 16200 рублей, И. И. Игумнов (троюродный брат директора) – более 64 тысяч рублей. Причём все они знали о существовании ограничений на выдачу кредитов – банк мог давать ссуду отдельному лицу не более 12000 рублей, и только в исключительных случаях – 13000 рублей. А самое главное – все они не спешили возвращать взятые кредиты.



Экономический кризис 1880 года


Между тем неприятности у банка, его задолжников и, конечно же, у вкладчиков, как оказалось, только начинались. После того как должность директора занял купец второй гильдии И. А. Чурилин, положение дел, на что все надеялись, не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось – банк начал терпеть убытки. В том числе и лично по вине И. А. Чурилина. Он не предпринимал решительных попыток к возврату долгов банку со стороны его главных должников, и в первую очередь с бывшего директора А. М. Игумнова, хотя городская дума и приняла ряд постановлений, требующих от правления банка взыскать его долги.


В марте 1882 года, сразу после ухода с должности, городская дума объявила А. М. Игумнова благонадёжным заёмщиком, учитывая, что его кредиты были обеспечены имуществом. Но он не смог, а может быть, и не очень стремился к тому, чтобы вернуть долги. В ходе следствия по делу бывший директор банка ссылался на то, что хотел с наилучшей выгодой продать свои имения, чтобы полученных средств хватило на погашение всех задолженностей.


Не стоит забывать, что в начале 1880-х годов в стране начался экономический кризис, который значительно снизил деловую активность. Может быть, по­этому А. М. Игумнову не удалось найти покупателя, предложившего достойную цену за его земли, леса, мельницы и винокуренный завод. Кто знает?


Тем временем осенью 1882 года в стране произошло событие, которое сильно повлияло на деятельность общественных банков в различных городах империи, в том числе и в Лебедяни. В городе Скопине Рязанской губернии лопнул городской банк. Узнав о примитивных по исполнению и гигантских по денежным объёмам аферах его директора, вздрогнули вкладчики во многих городах, справедливо опасаясь за свои накопления. И об этом стоит рассказать подробнее.



Скопинская афера


В уездном Скопине в 1863 году купцы учредили городской общественный банк. Его директором избрали широко известного в городе купца первой гильдии Ивана Гавриловича Рыкова. В пятнадцать лет он остался круглым сиротой, получив в наследство от дяди 200 тысяч рублей, что по тем временам было огромным состоянием, но к 30 годам умудрился полностью его промотать. Деньги ушли, однако у Ивана Гавриловича появились связи, за счёт которых он и очутился в кресле директора банка.


В первые годы своего существования банк работал успешно. Городские власти строго контролировали его. Кредиты выдавались в основном в соответствии с рекомендациями городского руководства. Крестьяне, учителя, помещики и другие вкладчики несли свои накопления в банк под три процента годовых. Однако спустя два года И. Г. Рыкову стало тесно в рамках закона, тем более что он привык жить на широкую ногу. После недолгих размышлений начинающий аферист сообразил, что есть много способов, чтобы сделать свои доходы в сотни и тысячи раз больше при помощи незамысловатых операций.


Началось с того, что для привлечения новых вкладчиков И. Г. Рыков провёл активную рекламную кампанию, используя провинциальную и столичную печать, где публиковались объявления о высоких процентах по вкладам (до 7,5 процента вместо обычных 3–5 процентов). Популярность Скопинского банка стала расти. Причём главный банкир Рыков твёрдо придерживался правила: среди жителей Скопина и даже Рязанской губернии вкладчиков банка быть не должно. Понятно почему – живущим вдалеке проще морочить голову.


Директор банка сумел быстро обеспечить себе поддержку со стороны городских властей – попросту купил думу, местного начальника полиции, мирового судью и прочих. Для скопинской верхушки существовали открытые кредитные линии, а долговые обязательства переписывались на новые сроки в течение многих лет.


Всё это позволяло директору банка многие годы спокойно проводить разно­образные аферы. Но к началу 1880-х годов долги банка достигли совершенно фантастических размеров. В газетах появилось сообщение, что 12 миллионов рублей вкладов в банке обеспечены лишь одним миллионом, к тому же в ненадёжных бумагах. Обеспокоенные вкладчики стали съезжаться в 1882 году в Скопин и требовать возврата денег. Чтобы им заплатить, пришлось продавать ценные бумаги. Наконец касса банка опустела, и осенью этого же года городской банк был объявлен несостоятельным должником.


В октябре 1884 года началось слушание дела. Кроме И. Г. Рыкова, к суду были привлечены городские головы, гласные думы, члены городской управы, члены правления банка, банковские служащие. За девятнадцать лет в банке было расхищено около 12 миллионов рублей, а найти удалось лишь 800 тысяч рублей. Самый крупный долг оказался у директора, и составлял он 6 миллионов. Однако у Рыкова не обнаружили никакого имущества. Он опять всё промотал. По приговору суда директор Скопинского банка и его основные помощники были признаны виновными и сосланы в Сибирь.


Из-за скопинского краха и закрытия ещё некоторых банков в 1880-ые годы система городских общественных банков пережила сильнейшие потрясения. Многие вкладчики, испугавшись потерять свои деньги, стали изымать из банков сбережения. И, таким образом, ставили финансовые учреждения на грань краха, так как у городских банков отсутствовали другие средства и источники развития, кроме собственной прибыли.



Лебедянские злоупотребления


Слухи о неурядицах в Лебедянском общественном банке, уход с должности директора А. М. Игумнова и сообщения в прессе о скопинском крахе вызвали, правда, ещё не панику, но сильную обес­покоенность его вкладчиков за сохранность своих накоплений. Началось массовое изъятие вкладов… За три года от общей суммы вкладов в 532555 рублей на 1 января 1882 года к январю 1885 года осталось только 275134 рубля.


Тем временем главный должник банка А. М. Игумнов возвращал только небольшие суммы и проценты по кредитам. Задолженность его была по-прежнему огромной да ещё и проценты нарастали. Городская дума требовала от нового директора И. А. Чурилина и правления банка прекратить переписывать векселя и принять необходимые меры по взысканию долгов с бывшего директора. Под различными предлогами распоряжения думы правлением банка выполнялись только частично. Векселя А. М. Игумнова переписывались до тех пор, пока после очередного неплатежа он был объявлен в феврале 1884 года несостоятельным должником, со всеми вытекающими отсюда последствиями – по его делам было учреждено конкурсное управление.


В связи с печальными итогами деятельности нового правления, выразившимися в огромных убытках банка и крупной задолженности перед ним ряда лиц, в октябре 1884 года группа лебедянцев – гласные городской думы М. С. Сорокин, И. И. Фудельман, И. И. Попов и ещё 26 горожан обратились к прокурору Московской судебной палаты. В своём заявлении они указывали на неправильное ведение дел в банке, а также просили провести следствие по его деятельности и привлечь к законной ответственности виновных в злоупотреблениях, главным злодеем считая бывшего директора А. М. Игумнова.


Проверка дел в банке началась 10 января 1885 года. Очень быстро обнаружились злоупотребления, а обвиняемые в них привлечены к суду. Всего таких обвиняемых, вызванных на судебное заседание, оказалось 10 человек: директора банка – А. М. Игумнов, И. А. Чурилин, пять заместителей директоров банка, городские головы – А. Н. Горшков иП. И. Стрельников, бухгалтер банка.


По-другому и быть не могло. Только за первым директором банка долгов по векселям на момент проверки всё ещё числилось на 192447 рублей. Самому А. М. Игумнову по его работе в должности директора было предъявлено обвинение в нарушениях закона по 23 пунктам. В том числе: допускал учёт векселей без согласования с правлением банка и переписку опротестованных векселей, открывал себе и другим лицам заведомо чрезмерный кредит и заимствовал для себя деньги из банка без учёта и векселей, несвоевременно и неправильно вёл главные книги банка, не производил ежемесячных ревизий наличности и кладовой, подписывал заведомо неправильные и несоответствующие действительности ежегодные отчёты…


В ходе следствия бывшие городские головы А. Н. Горшков и П. И. Стрельников ссылались на то, что банк всегда пользовался доверием, ежегодные ревизии находили там всё в надлежащем порядке, и ревизионные комиссии ходатайствовали о выражении благодарности правлению банка. Поэтому они не считали нужным проводить ежемесячные проверки, а отчётов не требовали по своему незнанию и сложившемуся ходу дел. Напомню, что как один, так и второй городской голова активно пользовались кредитами банка, причём с нарушениями законодательства.



Банкротство банка


Потеря банком репутации надёжного финансового учреждения, неплатежи по кредитам со стороны ряда крупных заёмщиков, изъятие клиентами вкладов сказались на его деятельности. Резкое уменьшение денежных средств ограничило возможности банка в выдаче кредитов, а также вынудило сократить операции по учёту векселей. Всё это привело к тому, что 1884 год закончился для него убытками в сумме 19614 рублей. И как закономерный итог – постановление Лебедянской городской думы от 19 июля 1885 года о закрытии банка.


Экономика города в начале 1880-х годов переживала далеко не лучшие времена, а банкротство городского общественного банка ещё более ухудшило положение города и его жителей. Виновником краха считали бывшего директора А. М. Игумнова, который так и не смог или не захотел вернуть банку долги. Поэтому его имения и имущество отдали в конкурсное управление, а затем и продали за бесценок. Только одна Знаменская дача на реке Воронеж, где была большая мельница, новенький винокуренный завод, 1457 десятин земли и 600 десятин векового леса было продано конкурсным управлением за 150 тысяч рублей. Хотя лес в этом имении лет за десять до описываемых событий оценивался в 300 тысяч рублей.


Суд признал А. М. Игумнова виновным. Более года он просидел в тюрьме. Газета «Тамбовские губернские ведомости» в январе 1887 года по этому поводу писала: «Семья Игумновых была старинная и уважаемая купеческая семья, и все имения были чистыми от залогов. Когда старика посадили в тюрьму, племянник-технолог не выдержал разорения и позора застрелился. Игумнову за свои и чужие грехи пришлось одному отвечать за все банковские потери и убытки. Хотя за продажей игумновского имущества для оплаты вкладов ещё недостает около 200 тысяч рублей, но, в конце концов, вкладчики всё-таки не пострадают».


Крах общественного банка в Лебедяни подтвердил одну общеизвестную истину: жадность, безответственность, стремление, пользуясь моментом, оторвать кусок побольше от общественного пирога, пренебрежение общими интересами всегда приводят к закономерному концу – душевному оскудению, потере репутации, разорению, суду и тюрьме тех, кто живёт и действует по таким принципам. И об этом не стоит забывать.


Фотоматериалы из фондов Лебедянского краеведческого музея имени П. Н. Черменского

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 20 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх