lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
18 июля 2013г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Времен связующая нить

18.07.2013 "Липецкая газета". Александр Косякин
// Общество
Фото Николая Черкасова
Фото Николая ЧеркасоваФото Ольги БеляковойФото Анатолия Евстропова

Предстоящий юбилей области чудесным образом заключает в себе другие знаменательные даты. К примеру, Задонскому району в этом году исполняется девяносто пять, но и этот юбилей — общий, ведь он принадлежит всему Липецкому краю. Мы посчитали справедливым в рамках подготовки к 60-летию образования области рассказать об истории одного из самых привлекательных ее уголков — Задонщины. А поможет нам в этом обозреватель «Липецкой газеты». Сегодня публикуем его первый материал.


Из века в век...


С самого рождения мы чего-то ждем. В детстве — сказку, когда мама зажигает лампу у твоей подушки. В юности — девушку с васильковыми глазами. В зрелости — чьих-то побед на выборах и повышения по службе... Так проходит жизнь, и мы тащим за собой, как отслужившую новогоднюю елку по снегу, наши воспоминания. Память избирательна. За порогом прошлого мы хотели бы оставить все плохое, но за нами все равно будут тянуться кровавые бинты пропахшего дымом столетия (в котором еще недавно мы жили сами), лозунги революций и перестроек. Собственно, она и состоит из надежд и воспоминаний, наша жизнь, и никуда от этого не деться.


В нашей истории было мало солнышка, сказал один мудрый человек. И был прав: какое уж там солнышко, если даже биография сравнительно молодого района вместила в себя и разор христианских святынь, и сталинские репрессии, и войну, и разруху... Но ведь рядом и одновременно со всем этим была и другая жизнь, в которой люди любили, детей поднимали, во что-то верили, на что-то надеялись...


Прошлое всегда будет с нами. Просто для разных людей оно и было разным. Потому что в нем жили не только вожди, гении и пророки, но наши деды и отцы — простые смертные. Они чему-то хотели научить нас. И, наверное, научили. И эту науку важно помнить, ибо связующую нить времен мы можем неловко оборвать сами, как последнюю струну на отыгравшей свое гитаре.


1928 год


По утрам в Задонске всегда тихо и покойно. Запрягает лошадей лавочник, к Мойке с бельем спускаются городские мещанки, во дворах привязывают на ночь отпущенных псов. На колокольню по выщербленным ступеням поднимается звонарь, кладет на восток поклоны и берется за свои веревки. Но перезвона уже, считай, не выходит — нет былой переклички приходских церквей: за шестьдесят имелось их до революции, а теперь закрыты почти все, да и монастырской звоннице жить осталось год всего. А пока... День разгорается неторопливо, но основательно. Городок только делает вид, что его ничего не касается: новая жизнь грохочет где-то рядом. Уже вовсю летают аэропланы, уже работает синематограф (в Задонске, в кинотеатре «Адеон» крутят пока немое кино), а в деревнях появились электричество и автомобили. Еще живы «дети НЭПа», пекарь Остроменский, квасных дел мастер Тихон Лазарев, работают частные табачная и пуговичная фабрики, есть даже частная баня Юрковых с отличным паром. А в валяльной Морковкиных делают обувь любых размеров. По руслу Тешевки, «На песках», вовсю торгуют ухой, сбитнем, рыбой, блинами. В базарные дни на торговой площади (где сегодня, широко расставив ноги, стоит Ильич) шумит ярмарка. Народ валит «за так» поглядеть на медведя — зверь за пять копеек может и «сплясать» на цепи. Здесь же — карусель из крашеных лошадок, Петрушка в колпаке с фокусами, бойкая под балалайку торговля глиняными крынками, свистульками, тут же леденцы и пряники поштучно, непременный шарманщик с попугаем, который за две копейки мог достать из корзинки билетик, а уж из него можно было запросто узнать свое будущее. Никто не вытягивал ничего плохого, не было в билетике ни про репрессии, ни про близкую войну и разруху...


«Я помню...»


«... Больше всего почему-то вспоминаются ярмарки. Задонск, безусловно, был торговым городом. Лук, яблоки везли возами, продавали мерами (десятилитровыми узкими ведрами). Зимой продавали полушубки, шапки, рукавицы, сапоги из лосины, летом — всякие вкусности: пряники из патоки, воблу, горячие оладьи. Хорош был свой квас — как шампанское. Продавец даже зазывалку сочинил: «Квас в Москве да у нас. В нос кыляет, с ног сшибает и лежачего трясет...» Еще квасили капусту (была большая засолочная яма на месте нынешней типографии). Пекли хлеб: били кулаком по ковриге и она тут же возвращала форму. На сушзаводе солили помидоры в бочках, сушили яблоки, варили варенье. Вишни носили сдавать в ведрах на коромысле. Моя мама, Егорова Елена Андреевна, работала там мастером, и за то, что всегда выдавала продукцию без брака, ей позволялось снимать и брать домой пенку с варенья. Вспоминаю еще странный такой налог — шкурный. Каждый дом обязан был сдать (для нужд армии, кажется) одну кошачью шкурку. Однажды я пришла из школы и увидела своего подвешенного на суку кота. Страшно испугалась. Отец выглядел виноватым и все повторял: «Все равно он был старый...»


Н. Иосифова, бывшая учительница



Предвоенные годы остались в истории района (как и всей страны) не только временем крутого подъема деревни, вселенского энтузиазма, но и страшных по своему драматизму репрессий, именовавшихся просто «перегибами». Поражают формулировки, мотивировки обвинений... «Гребенников Григорий Кириллович,.. являясь кулаком и ведя индивидуальное культурно-показательное опытное хозяйство, пропагандировал тем самым среди крестьян выгодность таких хозяйств и их преимущество перед колхозным строем...» «Тройку» не смутило даже то обстоятельство, что работа на своем, отведенном властью участке была санкционирована исполкомом Задонского Совета, с которым у Гребенникова был договор. Пять лет лагерей!


Полна драматизма история Ильи Егоровича Гриднева, простого пастуха из села Нижнее Казачье. Это поистине история любви и верности. Его молодую жену (они только сыграли свадьбу) Любовь Ивановну выслали в Красноярский край за невыработанные трудодни. Женщину просто, как теперь бы сказали, подставили. Нормы свои она выполняла, что подтверждали колхозники, но горел план по «врагам народа», и дело быстренько слепили. Илья сразу же поехал за женой в Сибирь и продолжал писать о злоупотреблениях во все инстанции. В 1930-м колхозное собрание просило пересмотреть решение о высылке Любы Гридневой и с этой бумагой Илья обратился в Задонский райисполком. Из кабинета его тут же выставили, и он наговорил «начальникам» грубостей. Это запомнилось: через год Илью приговорили к расстрелу, который заменили потом 25 годами лагерей.


Продолжение следует

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 17 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +28 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

С МИРом в Крым


// Общество

Праздник животноводов пройдет ярко

Михаил Зарников
// Сельское хозяйство
Даты
Популярные темы 



  Вверх